/Никто не должен быть забыт

Никто не должен быть забыт

В годовщину событий 8-го августа в Южной Осетии и России проводятся памятные мероприятия, каждый вспоминает своих близких, друзей и знакомых, ставших жертвами грузинской агрессии. Особое внимание уделяется тем, кто не щадя жизни защищал свою Родину, обороняя как столицу республики, так и села Южной Осетии. Несмотря на внешний хаос и неразбериху, которые сопровождают любую войну, сотрудники силовых структур РЮО и ополченцы мужественно отражали натиск многократно превосходящих сил противника. В числе отличившихся оказались и бойцы 7-го батальона, оборонявшие села Дменис, Сатикар, Сарабук и другие.

Рассказать о ходе боевых действий в августе 2008 года на этом участке мы попросили Валерия Кокоева, занимавшего тогда должность командира 7-го батальона.

 — В отличие от других направлений, массированные удары из систем «Град» и крупнокалиберной артиллерии по позициям 7 батальона начались не с 7-го на 8-е, а с 6-го на 7-е августа. Обстрел начался 15 минут одиннадцатого 6 августа и продолжался до 3 часов ночи 7 числа. Именно в результате этого обстрела Дменис и другим селам были причинены наибольшие разрушения. Связь, которая у нас была с Министерством обороны, по неизвестным мне причинам была переведена на отдельную частоту, которую можно было ловить только на нашей территории. С Минобороны мы могли связываться, поскольку там сидел наш оперативный дежурный, переговоры на частоте Минобороны мы могли слышать, а вот нашу частоту другие подразделения — нет. 
Однако наши посты были расположены на таких высотах, что мы видели, что творится в городе, на Знаурском направлении, поэтому сразу же поняли, что речь идет о крупномасштабном вторжении, а не о каких-то мелких стычках.
— Какая обстановка складывалась перед началом крупномасштабных боевых дейст-вий?
— Задолго до начала крупномасштабной агрессии в августе, начиная с 3 июля на нашем направлении каждые день и ночь происходили перестрелки, фактически велись локальные боевые действия.
2-4 августа, когда были вылазки грузинских снайперов, погиб наш военнослужащий и еще трое были ранены. Поняв, что все идет к войне, мы начали эвакуировать женщин, детей и стариков. Тогда многие чиновники нашей республики кричали мне: «Валерий, ты чего панику поднимаешь?!». Я им отвечал, что это не паника, а война. К сожалению, несмотря на эвакуацию, нам не удалось вывезти всех детей. Когда в ночь с 6-го по 7-е по нам был нанесен первый удар, я обходил укрытия, где скрывалось гражданское население, и обнаружил там оставшихся детей. После этого нами были приняты срочные меры по их эвакуации, замкомандира батальона Арсен Квезеров на своей «Ниве» вывез 12 детей.
Нельзя не сказать о той роли, которую на самом деле играли грузинские миротворческие силы, на словах именуемые таковыми. Уже после бегства грузинских войск нами было собрано много документов, брошенных ими в панике, оказалось, что под флагом МС скрывались регулярные войска Грузии. Более того, наблюдатели грузинского миротворческого батальона корректировали огонь грузинской артиллерии.
— Где были расположены позиции батальона и какие села входили в зону вашей ответственности накануне решающих событий?
— Зона ответственности батальона начиналась с точки объездной дороги, так называемой высоты «Паук» — и до села Дисеу, по фронту это составляет около 5 с половиной километров. При этом если численность 7-го батальона в 2004 году составляла более 500 человек, то непосредственно к началу войны, после неоднократных сокращений батальон с учетом вакансионных мест насчитывал всего 180 человек. И когда с 2-3 августа началась явная эскалация, командиры многих батальонов считали, что надо провести мобилизацию, закрепить оружие за людьми, чтобы в случае необходимости они могли пополнить ряды батальонов. Но, к сожалению, этого не произошло.
Когда уже начался штурм населенных пунктов, мы увидели, сколько войск было сосредоточено против нас и каково было реальное соотношение сил. Тем более что нас не могли обеспечить артиллерийской поддержкой, сославшись на то, что САУ не дотягивают до этих точек, хотя, разумеется, мы знали дальность выстрела каждого орудия. Исходя из этого и стремясь сохранить гражданское население, я отдал приказ отступать, в это же время артиллерийские средства, приданные батальону — батарея минометов (три 120 мм, и один 82 мм.) и батарея из четырех 85 мм пушек нанесли точечные удары по местам сосредоточения противника на подступах к селам, чтобы задержать его продвижение и дать возможность эвакуировать гражданское население. Две пушки (Д-44) были выставлены на высотах под Снеком, остальные две на Стыркомских высотах. В пунктах выдвижения у противника не было никаких оборонительных сооружений и легко было поразить цель, поэтому наши артиллеристы причинили врагу ощутимые потери. Враг долго не мог засечь координаты минометной батареи. Минометчики быстро меняли позиции, ведя огонь, пока не закончились боеприпасы. Грузины вошли в Дменис 8 августа, после того как подразделениям батальона был отдан приказ отступить.
Обнаружив позиции артиллерийских средств батальона, противник обрушил на них весь огонь из гаубиц и градов. Позиции батальона также подверглись бомбардировке с воздуха, поскольку грузинские штурмовики мы первоначально ошибочно приняли за российские. Они начали бомбить наши позиции запрещенными кассетными бомбами.
Даже будучи вынужденным начать отход под натиском более чем десятикратно превосходящего по численности противника, батальон закрепился на высотах за селом Дменис и остановил дальнейшее продвижение грузинских войск. Мы не выходили из зоны ответственности батальона, заняв позиции на высотах Снек и Стырком.
Оценивая в целом действия батальона, следует отметить, что мы могли на какой-то срок выдержать удар противника, но не более, потому что 7-й батальон почти ничего не мог противопоставить тем силам, которые были задействованы со стороны грузинской армии. По моим подсчетам, только в первой линии противника было задействовано более 30 единиц бронетехники, из них 12 БМП-2 грузинского миротворческого батальона, более 11 танков и др. И это не считая те силы, которые шли во втором эшелоне. Помимо регулярных войск подключились и так называемые неформалы из грузинских сел, они, зная местность, сопровождали грузинские войска, показывали им дорогу.
Так что батальон поставленную перед ней задачу выполнил, грузинские войска не смогли достичь своей цели — прорваться к объездной дороге и выйти в поселок Дзау.
Я хочу поблагодарить всех бойцов батальона, которые выдержали один из основных ударов противника. Никто не дрогнул, весь личный состав выполнил свою задачу, ни один человек не перебежал к противнику, не предал. Однако нельзя сказать, что их заслуги были оценены в полной мере, ни один человек не был награжден орденом Уацамонга. Я думаю, что придет время, и их доблесть будет оценена руководством республики.
Конечно, ребята воевали не за награды, но когда их действия не находят должную оценку, то это в конечном итоге влияет на моральное состояние личного состава.
Тем более, что основной костяк батальона составляли ополченцы сел Дменис, Сатикар и др., которые, начиная с 1989 года принимали участие в защите Южной Осетии, проявляя примеры мужества. 19 лет — это не 19 дней, на протяжении этого времени ополченцы сел Дменис, Сатикар и других отражали вражескую агрессию.
Напомним также, что в 2004 году на нашем направлении у сел Сарабук и Тлиакан шли не менее ожесточенные бои, правда, не с таким количеством боевой техники. Тогда главной целью агрессора также был прорыв к Дзау с целью перерезать Транскавказскую магистраль.
Кроме того, бойцы дменисского батальона в составе 36 человек в числе других подразделений югоосетинской армии принимали участие в освобождении оккупированной части Ленингорского района, в восстановлении юрисдикции РЮО на этой территории.
В ходе боевых действий с 7-го на 8-е августа погибло 4 бойца батальона, не считая потери, понесенные от действий снайперов 2-3 августа.
Если бы не было дменисских и сатикарских ребят на протяжении всех 19 лет, республика была бы разрезана надвое, а Ленингорский район был бы полностью потерян.
P.S: Упорная оборона 7-го батальона в августе 2008 года не осталась незамеченной со стороны противника. Свое отражение она нашла и в известном расследовании августовских событий экс-министра обороны Грузии, генерала Каркарашвили. Как оказалось, против 180 бойцов 7-го батальона наступали основные силы 3-й бригады грузинской армии с частями МВД. «В 06:00 часов 8 августа 31-й, 32-й и 33-й батальоны III бригады начали наступление с выезда Ередви по направлению Кохат-Сарабук-Дменис. Их задачей было взять высоты Тлиакан, развить наступление на дорогу Джер и присоединиться к IV бригаде у Гуфта», — пишет Каркарашвили. Он отмечает, что темп наступления замедлила батарея минометчиков. «На правом фланге наступления грузинские части совместно с полицией села Ередви (примерно к 11:00 часам) заняли западные подступы с.Дменис. Из-за артиллерийского огня противника войти в Дменис и полностью ее контролировать все же не удалось», — признает также отставной грузинский генерал.