/Марионеточная прогрузинская «Временная администрация Южной Осетии» Дмитрия Санакоева. Как это было…

Марионеточная прогрузинская «Временная администрация Южной Осетии» Дмитрия Санакоева. Как это было…

После прихода 25 января 2004 года к власти в Грузии М.Саакашвили грузинское руководство форсированными темпами приступило к реализации мер по установлению контроля над «мятежными» регионами — Аджарией, Абхазией и Южной Осетией. Этот период характеризуется резкой эскалацей обстановки, когда на смену политике относительно мирного сосуществования со своими автономиями шеварнадзевской Грузии приходит этап саакашвилевских «блицкригов».

Уже в начале мая 2004 года грузинские войска входят в Батуми и автономная республика Аджария переходит под контроль официального Тбилиси. Под предлогом борьбы с контрабандой и преступностью в мае ликвидируется т.н. «Эргнетский рынок», расположенный на границе Южной Осетии и Грузии наиболее крупный на Южном Кавказе торговый рынок. А уже 31 июля Саакашвили предпринимает попытку установления военным путем контроля над Южной Осетией.

Однако очередная «молниеносная война» не увенчалась успехом, до середины августа грузинские войска ввязываются в позиционные бои на подступах к Цхинвалу и в конце концов терпят поражение. В этот момент в Тбилиси начинают осознавать невозможность быстрого решения вопроса присоединения Южной Осетии к Грузии и разрабатывают план, по которому главным инструментом достижения нужного для Грузии результата должен стать внутренний раскол в югоосетинском обществе.Д Санакоев и У Каркусов выступают перед грузинской прессой

Именно с этого момента через грузинские спецслужбы начинается поиск потенциальных югоосетинских «коллаборационистов», которым впоследствии и должна быть отведена роль проводников идеи создания в Южной Осетии прогрузински настроенной прослойки населения и свержения действующего на тот момент Президента Кокойты Э.Д.. Так в Грузии рождается проект «Альтернатив-ного правительства Южной Осетии», а финансовую поддержку ему оказывают страны Запада во главе с США. Реализация проекта поручена Департаменту контрразведки (ДКР) МВД Грузии, работу лично возглавил министр внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили.

В 2005 — 06 гг. грузинские спецслужбы приступают к массовым вербовкам граждан Южной Осетии. В ход идут любые ухищрения и провокации, в процессе которых обманным путем или силой людей заставляют давать обязательства о сотрудничестве с грузинской контрразведкой. Впрочем, были и те, кто в надежде на лучшую жизнь сами добровольно пришли к грузинам. Именно так в поле зрения ДКР МВД Грузии попадают бывший председатель Правительства Южной Осетии Дмитрий Санакоев, опальный югоосетинский министр внутренних дел Джемал Каркусов и его братья Урузмаг и Яник, а также несостоявшийся сочинский бизнесмен — выходец из Южной Осетии Владимир Санакоев.

В ноябре 2006 года в Южной Осетии должны пройти очередные президентские выборы. На тот момент действующий глава Республики Эдуард Кокойты на волне пророссийских настроений имеет абсолютную поддержку населения Южной Осетии. Грузинское руководство осознает, что не сможет выставить на легитимных выборах свою, способную конкурировать с ним, кандидатуру. В срочном порядке на подконтрольной Грузии территории Южной Осетии, севернее г. Цхинвал (т.н. «Северный анклав»), в селе Курта Цхинвальского района РЮО грузинские спецслужбы приступают к формированию параллельной структуры, которая получает название «Временная администрация Южной Осетии». Одновременно они объявляют о проведении собственных выборов, в которых должно принять участие грузинское население подконтрольных Грузии территорий Южной Осетии. В результате т.н. «альтернативных» выборов население грузинских анклавов выбирает себе «президентом» Дмитрия Санакоева. В состав вновь созданной альтернативной «Администрации» входят председатель правительства Урузмаг Каркусов, министр внутренних дел Джемал Каркусов, начальник таможенного управления Яник Каркусов (позже он займет должность начальника отдела кадров Службы охраны и государственной безопасности), министр информации Владимир Санакоев. Несмотря на беспрецедентные меры, грузинской контрразведке так и не удается укомплектовать полный штат новой структуры выходцами из Южной Осетии. Поэтому на другие должности в «осетинской администрации» назначаются этнические грузины или осетины из внутренних районов Грузии. Так, например, министром экономики становится житель Кутаиси Таймураз Джерапов.

Службу охраны и государственной безопасности вновь созданной структуры возглавляет действующий под глубоким прикрытием резидент грузинской контр-разведки, бывший сотрудник КГБ Грузинской ССР, кадровый сотрудник ДКР МВД Грузии полковник Александр Медзмариашвили. Именно ему поручена роль «наместника» проекта Вано Мерабишвили в Южной Осетии.

С момента появления А. Медзмариашвили в Северном анклаве все члены т.н. «альтернативного правительства» во главе с Д.Санакоевым, одновременно являясь агентами грузинских спецслужб, переходят к нему на связь. А. Медзмариашвили становится ключевой фигурой новой администрации, поскольку ни один вопрос политического, экономического, финансового или кадрового характера не решается без его участия. Он назначается главным «кукловодом» спектакля, где роли «буратино», «мальвин», «артамонов» и «пьерро» играют югоосетинские коллаборационисты. Систематически отчеты об успехах направляются в Тбилиси, где Вано Мерабишвили лично докладывает о них грузинскому президенту.Каркусов Яник и Медзмариашвили

Одновременно в грузинских средствах массовой информации широко освещается проект «Администрации Южной Осетии». Специально для этого в Грузии   создается телекомпания «Алания», где главным идеологом является перебежчик Владимир Санакоев со своей программой «День за днем». Он же создает движение «Кокойты, фандараст!», деятельность которого лично курирует М. Саакашвили.

Дмитрия Санакоева грузинские спецслужбы активно используют в информационных мероприятиях на Западе, где он выступает в качестве осетина, говорящего о необходимости нахождения Южной Осетии в составе Грузии. В анклав систематически прибывают иностранные делегации союзников Грузии, которым Д. Санакоев представляется как единственно легитимный, законно избранный югоосетинский президент.

Для создания привлекательного «фасада», в том числе и за счет выделенных американскими партнерами финансов, грузинское правительство вкладывает беспрецендентные средства в строительство дорог и объектов социально-культурного назначения в грузинских селах Северного анклава. Лично М. Саакашвили участвует в рекламе проекта «Альтернативной администрации», заявляя, что в ближайшее время все осетины захотят в нем участвовать.

К началу 2007 года создание параллельных прогрузинских органов власти в Южной Осетии резко накаляет обстановку в регионе. Северный анклав становится территорией, откуда постоянно исходят провокации. Контролируемые Грузией села наводняются армейскими, силовыми и специальными подразделениями, практически ежедневно на границе с подконтрольными Южной Осетией районами происходят перестрелки, гибнет гражданское население. Проходящая через Северный анклав и связывающая столицу Южной Осетии с Дзауским районом и Российской Федерацией автодорога становится местом унижения и тотальных проверок для осетин грузинскими силовиками. Людей, которые хоть как-то не понравились грузинским полицейским, вывозят на допросы в Гори и Тбилиси, избивают, отбирают у них продукты и вещи, принуждают к сотрудничеству со спецслужбами. Открытые провокации проводятся против российских миротворцев и журналистов. Одновременно спецслужбы Грузии развязывают террористическую войну в Южной Осетии. Практически каждый месяц в г. Цхинвале происходят теракты, в результате которых гибнут люди. Все это Грузия представляет как внутренние конфликты между осетинами. Среди осетинского населения ведется активная информационная работа по склонению жителей к переходу на сторону Д. Санакоева под обещание баснословных заработков, обеспечение жильем и другими привилегиями.

Складывающаяся обстановка вынуждает власти Южной Осетии в мае 2007 года полностью перекрыть дорогу, идущую через Северный анклав из Цхинвала в Дзауский район. С этого момента население столицы Республики может выезжать в остальную часть Республики только по объездной, Зарской дороге, а население Северного анклава для выезда в Грузию использует автодорогу через высоту «Паук». Цхинвал оказывается в своеобразной изоляции, окруженный со всех сторон территориями, подконтрольными Грузии.

Территория Северного анклава используется грузинскими властями для искусственного ухудшения положения жителей Цхинвала. Помимо транспортной блокады, систематически прекращается подача в город идущих по коммуникациям через Северный анклав питьевой воды и электроэнергии. Своими действиями Д. Санакоев препятствует работе югоосетинских ремонтных бригад на территории грузинских сел, что дополнительно создает напряженность.

На подконтрольных Грузии территориях идет увеличение численности военнослужащих, действующих под видом полицейских, чья деятельность не является предметом контроля со стороны миротворческого контингента. Вплоть до августа 2008 года со стороны Грузии продолжается эскалация ситуации. «Альтернативная администрация» вовлечена в этот процесс и используется грузинской стороной как структура, выступающая за воссоединение Южной Осетии с Грузией. На территории Северного анклава при участии т.н. «министра внутренних дел» Д. Каркусова идет формирование спецподразделения «Антитеррористический центр МВД РЮО», в составе которого жители подконтрольных Грузии территорий и выходцы из внутренних районов Грузии. Предпочтение отдается этническим осетинам и лицам, владеющим осетинским языком. Подразделение готовится к выполнению разведывательно-диверсионных задач на территории РЮО.

1 августа 2008 года спецслужбы Грузии организуют и проводят провокацию, в которой затем обвиняют югоосетинскую сторону. На объездной дороге через высоту «Паук» они осуществляют подрыв и обстрел колонны автомобилей, в которой должен был находиться т.н. «президент» Д. Санакоев. И хотя самого Д. Санакоева на месте теракта не было, а в ходе подрыва и обстрела автоколонны никто не убит, грузинская сторона, под видом обеспечения безопасности передвижения транспорта по объездной автодороге, без согласования с миротворцами занимает стратегическую высоту Тлиакана и вступает в позиционные бои с миротворцами из батальона от РСО-А. С этого момента ситуация развивается по военному сценарию и приводит к началу вооруженного вторжения Грузии на территорию РЮО.

7 августа 2008 года наступающие грузинские войска получают приказ освободить «подвергшихся нападению сограждан на подконтрольных Грузии территориях Южной Осетии». Днем 8 августа, в момент, когда в г. Цхинвале идут ожесточенные уличные бои с грузинской армией, Д.Санакоев выступает по грузинскому телевидению с обращением к югоосетинским военнослужащим сложить оружие и выходить на территорию Грузии. Также он заявляет о «гуманитарном коридоре» для мирных граждан, гарантируя им неприкосновенность. Это побуждает жителей г.Цхинвала выезжать из города по единственной объездной дороге через с.Зар в Дзау, на которой большинство из них будет расстреляно грузинскими агрессорами.

После вступления в Южную Осетию регулярных подразделений российской армии Северный анклав прекращает свое существование. Узнав о приближении российских частей, 8-9 августа население спешно покидает грузинские села в Северном анклаве. В Грузию бежит и весь состав «временной администрации Южной Осетии».Саакаш с актвистами Кокойты Фаендараст

Сам. Д.Санакоев еще 7 августа знал о планируемом нападении на Южную Осетию и находился в Тбилиси. Там же находились и большинство его приближенных — коллаборационистов. К тому времени они уже были обеспечены хорошими заработными платами и жильем в Тбилиси, поэтому их не интересовали боль и слезы большинства бежавших из Северного анклава простых граждан, в одно мгновение превратившихся в потерявших имущество беженцев.

В послевоенный период, несмотря на никчемность и провальность проекта «временной администрации», М. Саакашвили на государственном уровне продолжает его поддержку. Д. Санакоеву выделяются помещения в центре Тбилиси, а его структура становится частью вновь созданного грузинского «министерства по реинтеграции оккупированных территорий». Д. Санакоев превращается в обычного грузинского чиновника, который периодически появляется на экранах телевизоров, где на чистом грузинском пространно рассуждает о неминуемом восстановлении территориальной целостности Грузии и «русской оккупации» Южной Осетии.

После ухода с политической арены в Грузии М. Саакашвили и ареста «патрона» В. Мерабишвили он и вовсе перестает появляться в медиа-пространстве. От его прежней команды не остается и следа. Владимир Санакоев, Джемал и Яник Каркусовы бегуют из Грузии в Россию, откуда через СМИ и Интернет публично обвиняют прежнее грузинское руководство в преступлениях против Южной Осетии. Таймураз Джерапов получает тюремный срок в Южной Осетии и после отбытия части наказания в 2014 году амнистируется указом Президента РЮО. Оставшиеся в Грузии югоосетинские перебежчики получают чиновничьи должности в грузинских министерствах и ведомствах.

Теперь, когда наступил «момент истины», оставшиеся в Грузии коллаборационисты начинают задумываться о своем будущем. Ведь там они уже больше никому не нужны, а на земле их родины, в Южной Осетии, все так же живут их родные, друзья и знакомые. Есть и те, для кого они стали врагами. Человеческая память по-прежнему фиксирует воспоминания о том, что в самые трудные для Южной Осетии годы эти люди стали ее предателями, отдались в руки врагов и были использованы ими для раскола общества. В то время, когда народ Южной Осетии отчаянно боролся за свое выживание в полной изоляции и враждебном окружении, эти люди замечательно жили на средства грузинских патронов, имея жилье, охрану, транспорт, денежное содержание и все необходимое, чтобы считать себя хозяевами этой жизни.

Но реальность такова, что сегодня Д. Санакоев и его окружение превратились в «отработанный материал», тяжелым грузом лежащий на новой грузинской власти. В Грузии уже никто не хочет брать на себя ответственность за дела Саакашвили и признавать, что все сделанное в прошлом по отношению к Южной Осетии было огромной ошибкой. Именно поэтому все чаще в югоосетинском обществе начинают циркулировать слухи о том, что Дима Санакоев, якобы, готов вернуться, чтобы покаяться. Все чаще некоторые из нас говорят, что ничего плохого он не сделал, только бесплатно лечил безнадежно больных и помогал нашим ребятам, сидящим в грузинских тюрьмах. Не зря недавно в Южную Осетию приехали братья Пухаевы. Они оказались подсадными утками, а Диме нужна была лишь реакция общества на их появление. Правда, ситуация, к его несчастью, развивается по иному сценарию. Пухаевы арестованы, идет следствие. Их судьбу будет решать суд, вне зависимости от того, сколько вреда или пользы они принесли, будучи в стане тиранов Южной Осетии. Эта же судьба ждет всех, кто продавался агрессору, пытавшемуся уничтожить народ Южной Осетии.

Вахтанг Гогичев