/Внешняя легитимация – актуальный аспект в становлении нашей государственности

Внешняя легитимация – актуальный аспект в становлении нашей государственности

Оставив за спиной более двух десятков лет тяжелого, опасного и неопределённого прошлого, Южная Осетия преодолела тернистый путь и создала небольшое, но полноценное государство. Однако, несмотря на заметный прогресс во внутриполитической жизни, вопрос расширения международно-правового признания Южной Осетии нуждается в динамике. В последнее время руководство республики активизировало налаживание внешнеполитических связей. О необходимости развития и расширения внешнеполитических интересов Южной Осетии и о других аспектах внешней политики нам рассказал заведующий кафедрой политологии и социологии ЮОГУ – кандидат политических наук, доцент Инал Санакоев.

— Инал Борисович, в общественности, особенно в соцсетях, зачастую возникают споры о приоритете руководства республики внешней политики, якобы в ущерб внутренним делам. Как Вы считаете, насколько важна внешнеполитическая деятельность на данный период?5

— Если говорить о роли внешней политики в становлении государственности, то надо иметь в виду, что перед новообразованным государством всегда стоят две основные проблемы: внутренней и внешней легитимации. Внутренняя легитимация — это становление государственных институтов, выработка демократических процедур, чтобы избирательная система работала эффективно, была сменяемость власти. В этом плане процесс внутренней легитимации для нашей республики прошел достаточно эффективно и безболезненно, учитывая, что в некоторых постсоветских государствах, которые признаны международным сообществом, этот процесс ещё продолжается. К примеру, в Грузии несколько раз центральная власть менялась насильственным путем — это свержение Гамсахурдиа и Шеварднадзе. У нас смена власти всегда проходит легитимным путем – в ходе выборов.

Вторая важнейшая сторона становления государственности — это внешняя легитимация – признание. Государство должно получить легитимность в глазах международного сообщества, со стороны других государств. Внешняя легитимация также важна для государственности, как и внутренняя, то есть без признания извне очень трудно состояться как государство, так как нужно налаживать политические, экономические, военные связи, и если признания нет, то это просто невозможно делать.

— Какое влияние на интересы Южной Осетии в целом окажет работа над внешней легитимацией?

— Самое главное достижение во внешнеполитической сфере РЮО, безусловно, признание со стороны России. Но ведь процесс внешней легитимации подразумевает признание как можно большего количества государств, и чем их больше, тем легче нам общаться с миром. Более того, процесс внешней легитимации напрямую привязан к восстановлению нашей государственности, без которой не будет полной картины.

То, что сейчас делает наш президент, как раз работа над расширением внешнеполитического признания РЮО. На какой-то период после признания со стороны России процесс этот застопорился. Видимо, проблему наше руководство начало осознавать и действует в этом направлении. Сегодня президент и глава МИД весьма активно продвигают интересы республики за рубежом, что несомненно окажет позитивное влияние на нашу государственность. В чем и состоит роль внешней политики. Поэтому, на мой взгляд, дипломатическую активность руководства необходимо продолжать и воспринимать в положительном ключе, поддерживать. Более того, целесообразно дополнить внешнеполитическую активность наших госструктур работой и наших экспертов, которые также должны работать в этом направлении, оказывая помощь правительству в деле пропаганды нашей независимости.

— Под экспертной работой Вы имеете в виду мнения, публикации политологов и экспертов?

— Да, работу нашего экспертного сообщества! Я думаю, что наши эксперты должны активнее пропагандировать за рубежом нашу независимость и достижения. В связи с этим мне вспоминается моя поездка в Копенгаген. Правда, это был 2004 год, но все равно пример показателен. Там были представители рабочей группы ООН по нацменьшинствам, которые после моего доклада подошли и уточняли достоверность изложенных мною фактов в докладе о самоопределении Южной Осетии. А сомнения возникли из-за односторонней информации со стороны Грузии и привычки смотреть на эту проблему с грузинской точки зрения. И вдруг они взглянули на те же события совсем с другого ракурса. Представители ООН посоветовали нам чаще выступать на подобных мероприятиях и уверяли, что тогда взгляд на грузино-осетинский конфликт в Европе сильно поменяется в нашу пользу. Я понял, что с нашей стороны в этом направлении наблюдается очень большая пассивность. Даже если не выезжать, то как минимум нам надо публиковаться, есть у нас эксперты, пишущие на английском, в том числе и я сам. Но для этого необходимо найти каналы для взаимодействия, надо разработать механизмы, чтобы экспертное сообщество имело выходы на европейские СМИ, и пропагандировать имидж нашей республики. Внешнеполитическая активность госструктур плюс активность экспертного сообщества — это все будет бить в одну точку, и тогда эффект будет намного сильнее. Надо выводить нашу экспертную работу на международный уровень.

— В январе Президент Анатолий Бибилов совершил рабочую поездку в Республику Сербскую и ДНР. Как бы Вы охарактеризовали эти визиты и налаживание сотрудничества с этими республиками в целом?

— Недавний визит А.Бибилова в Республику Сербскую — это тоже работа по расширению внешней легитимации, создание предпосылок для раскручивания имиджа республики в Европе. Думаю, со временем можно будет переходить и к постановке вопроса о признании.

Что касается сотрудничества с непризнанными республиками ДНР и ЛНР, это, безусловно, работа по оказанию им поддержки, так как они пока стадию военной конфронтации не прошли. Они находятся на стадии, на которой мы находились более 20-ти лет назад. И как нам тогда нужна была любая поддержка, точно так же она необходима им сейчас.

— Поддержка непризнанных республик не ослабляет позиции Южной Осетии в глазах мирового сообщества?

— Поддержка движений за самоопределение — это характерно для новообразованных государств, которые сами же прошли этот путь. Мы поддерживаем в данном случае не сепаратизм, а движение за самоопределение. Именно в результате этого процесса мы сами пришли к независимости. Более того, стремление к самоопределению и независимости национальных меньшинств зачастую поддерживается и на самом высоком международном уровне. Примеров в мире предостаточно.

Что касается взаимодействия самих непризнанных республик, то в этой сфере давно наблюдаются значительные тенденции сближения. В 1990-х гг. на экспертном уровне озвучивались предложения по созданию некоей наднациональной структуры по аналогии с СНГ – Союз Непризнанных Государств (СНГ-2). Но они не были реализованы.

— По Вашему мнению как эксперта-политолога, в каком направлении должно делать руководство страны следующие шаги во внешней политике?

— Интересный вопрос. Классически работа МИД должна базироваться на определенной внешнеполитической доктрине, в которой бы излагались основные приоритеты государства в сфере международных отношений. И тогда уже легко, исходя из доктрины, прогнозировать последующие шаги. Пока у нас такой доктрины нет и вследствие этого можно строить лишь общие рассуждения: необходимо вести работу по всем направлениям и в Европе, и в Азии.

— А если говорить о реальных шансах на признание, не проще ли вести работу на постсоветском пространстве, с государствами, которые так или иначе находятся в тесном взаимодействии с Россией?

— Да, конечно, нам надо учитывать и приоритетные государства, то есть с кем легче работать. В этом плане следует работать с такими странами, как Белоруссия и Казахстан. Потому что здесь шансов на признание чуть больше, чем в Западной Европе. Думаю, что со странами постсоветского пространства легче будет налаживать и экономические связи. Кстати, в прошлом году я вместе с ректором ЮОГУ В. Тедеевым принимал участие в работе международной конференции, проходившей в Москве и организованной Российским институтом стратегических исследований (РИСИ), по теме о роли СНГ в политических процессах на постсоветском пространстве, где выступал с докладом. На этой конференции присутствовали и сотрудники аппарата СНГ, которые нам сообщили, что вступление РЮО в СНГ не очень большая проблема, и практически возможно при условии активной работы в этом направлении. И, конечно же, инициатива должна исходить от нас. А вступление РЮО в СНГ, на мой взгляд, значительно укрепит наши внешнеполитические позиции на постсоветском пространстве.

Мадина БЯЗРОВА