/Олеся КОЧИЕВА: «Неприкосновенных в судебной системе нет»

Олеся КОЧИЕВА: «Неприкосновенных в судебной системе нет»

Глава Верховного Суда уверена в возвращении доверия народа к судебным органам

В конце ноября 2017 г. Парламент Южной Осетии утвердил кандидатуру Олеси Кочиевой на должность Председателя Верховного Суда. О том, какой позитивной динамики деятельности третьей ветви власти удалось достичь, и о своих планах на ближайшее будущее, в интервью нашей газете рассказала Председатель Верховного Суда Олеся Кочиева.

– Олеся Ахсаровна, прошло более трех месяцев, как Вас назначили на должность Председателя Верховного Суда. Какие вопросы и задачи за этот короткий период Вам удалось решить?

– За достаточно короткий период определенные шаги сделаны и, в первую очередь, они были нацелены на реализацию судебной реформы.

– В чем же состоит суть реформы и на каком этапе она находится?

– Согласно нововведениям часть полномочий Высшего Арбитражного Суда перешла Верховному Суду, а именно полномочия кассационной и надзорной инстанции. Высший Арбитражный Суд был упразднен, а на его месте образован Арбитражный Суд РЮО, как суд первой инстанции.

Как вам известно, Арбитражный Суд РЮО был сформирован 29 декабря 2017 г. После этого оставались вопросы по реализации кадровой политики в отношении Верховного Суда. На днях был назначен первоначальный состав судей ВС. Он еще не сформирован полностью, в связи с чем, Верховный Суд и Квалификационная коллегия судей объявила о втором этапе набора в судебный орган.

Параллельно мы объявили конкурс еще и в суды: Цхинвальский, Знаурский и Ленингорский, так как срок полномочий судей подошел к концу. И мы хотели бы призвать имеющих достаточный опыт работы и навыки, попробовать себя на эти должности. Когда есть выбор, легче найти максимально идеальных людей, нужных для судебной системы.

Формально судебная реформа заключается в том, что нет больше Высшего Арбитражного Суда, а есть Верховный Суд – как суд высшей инстанции по рассмотрению гражданских дел, дел по разрешению экономических споров, уголовных, административных и иных дел в качестве суда кассационной инстанции, а также в качестве суда надзорной инстанций. ВС РЮО – высший судебный орган, осуществляющий в предусмотренных законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью судов и дает разъяснения по вопросом судебной практики.

Судебная реформа больше нуждается не в формальных изменениях, а в содержательных. Эта работа не может быть двухмесячной, трехмесячной, к ней надо идти месяцами, годами – это многоступенчатый механизм. Мы не ждем моментальных результатов и население должно это понимать.

– А чем была вызвана реформа Верховного и Арбитражного судов?

– Наше стремление к конвергенции законодательства с Россией нас обязывает к гармонизации законодательства. Судебная реформа произошла и в России, незадолго до того, как она была объявлена у нас в 2014 г. Когда депутаты 6 созыва пришли в Парламент, перед ними стоял вопрос не о том, нужна ли нам реформа, а какой должен быть механизм ее реализации. Ведь речь идет не только об изменениях Арбитражного Суда, но и о существенных изменениях ВС, поскольку меняется структура, так как появляется еще одна коллегия по рассмотрению экономических споров. Следовательно, меняются полномочия, потому что добавляются дополнительные полномочия по рассмотрению экономических споров. На мой взгляд, для реформы в Южной Осетии было больше причин, чем в России. Как мы помним, Высший Арбитражный Суд включал в себя три инстанции: первая инстанция, кассационная, надзорная – Президиум Высшего Арбитражного Суда, и все они находились в одном судебном органе. Возникал логический вопрос: «А Высший Арбитражный Суд тут является Высшим по отношению к какому суду?». Получается к самому себе, и эта одна из основных причин. Но в первую очередь коллеги преследовали цель — гармонизацию законодательства.

– Насколько эффективными будут результаты этого преобразования и не получится ли со временем, что встанет вопрос об их разделении?

– Не исключаю такой вероятности. Даже сейчас идут разговоры о том, что сложно и опасно держать в руках одного человека судебную власть: Арбитражный и Верховный суды. Наверное, все зависит от правильного подхода к этому вопросу. Все в жизни меняется, в том числе и законодательство, поэтому я не исключаю этого. Но на данном этапе развития судебных органов, реформа – это обоснованное решение.

– Недалек час, когда судейский корпус будет собран. Как Вы думаете, он оправдает ожидания и вернет доверие народа к суду?

– Как руководитель этого органа, я не могу ожидать другого, и уверена, что это произойдет однозначно. Одними ожиданиями, конечно, ничего не произойдет, но мы стараемся и двигаемся в этом направлении. Каждую неделю ведется прием граждан. Мы пытаемся услышать людей, разбираемся в тех ситуациях, в которых пройдены абсолютно все этапы и человек хоть и старается ухватиться за какую-то зацепку, но вместе с тем по закону он не прав. Сложнее всего донести до людей, что судьи хотят помочь, но все мы работаем в соответствии с законами, которые прописаны таким образом, что одним они могут помочь, а другим нет. И вот в этой связи главное понять, что если мы будем работать в соответствии с действующим законодательством, то к нам будет меньше претензий. Это палка о двух концах в любом случае, потому что решением судов не все довольны.

– Говоря о доверии народа… Многие граждане были абсолютно уверены, что ранее существовавший судейский корпус находился под влиянием остальных ветвей власти. Насколько можно говорить о независимости судей, решений судебных органов от законодательной и исполнительной ветвей власти?

– Я полагаю, каждый судья должен понимать, что его решение может зависеть только от Конституции и от законов, все остальные нюансы должны носить именно независимый характер. Львиная доля ответственности в этом вопросе лежит на мне – насколько я смогу донести до коллег нашу цель в работе, от этого и зависит конечный результат. Прошло пока немного времени и, как говорят «дорогу осилит идущий». Надеюсь, со временем наши результаты скажут за нас без слов.

– Расскажите нам о дальнейших планах в Вашей деятельности, каких перемен югоосетинскому народу еще ждать от судебных органов?

– Как было сказано, мы объявили дополнительный конкурс. Изменения коснутся непосредственно Цхинвальского городского суда. Мы открыли 4 штатные единицы, и нагрузка судей в городском суде снизится. Зачастую люди сетовали, что судьи не успевают рассматривать дела в сроки, а они строго прописаны в кодексах. Я полагаю, четвертый судья сможет снизить загруженность на 25%. Кадровые изменения пройдут и в районных судах, объявлен конкурс на должности председателей Знаурского и Ленингорского судов. Смена людей всегда влечет определенные изменения, и мы будем стараться, чтобы эти изменения носили только положительный характер. Что касается других планов, недавно был принят Конституционный закон «О Верховном Суде Республики Южная Осетия», который регламентирует деятельность Верховного Суда и есть определенные изменения в полномочиях. В частности, мы впервые прописали наличие у нас печатного издания — «Бюллетень Верховного Суда РЮО». Мы будем стараться его наполнить судебной практикой, которая обобщается Президиумом Верховного Суда. Поскольку считаем, что наша сфера обязывает нас быть закрытыми, но при этом наша деятельность должна быть максимально понятна для людей. Вот к этому мы и будем стремиться.

– В обществе многие недовольны деятельностью судей, считая, что они выносят неправомерные решения. Отсюда по логике дискутантов вытекает мысль о коррупции в судебных органах. Как Вы считаете, есть ли коррупция в судах и как намерены с ней бороться?

– Мне о коррупционных моментах пока неизвестно. Если станет известно, я найду рычаги воздействия, чтобы элемента коррупции не было. Бороться с этим надо обязательно. Я хочу призвать всех, если есть такие данные, пусть обращаются либо непосредственно к Председателю ВС или в Квалификационную коллегию судей, непосредственно уполномоченной давать оценку действиям своих коллег. Поэтому уверяю вас, если будет такая информация, мы не собираемся смотреть на нее со стороны, будем реагировать. Но для этого надо владеть достоверными сведениями. Зачастую люди говорят, но при этом по факту нет точных материалов, информации и сведений, и реагировать не на что. Я вас уверяю, неприкосновенных в нашей системе нет, включая меня саму.

Мадина БЯЗРОВА