/Легенда о Джиуæргуыба

Легенда о Джиуæргуыба

В далеком детстве я услышал в Кударгоме легенду о празднике святого Джиуæргуыба. Любимым нашим занятием было слушать истории и легенды, рассказываемые старейшинами на Ныхасе. Одним из лучших сказителей Кударгома был Кимо Алборты. Все, от мала до велика, затаив дыхание, слушали его красноречивые рассказы, предания и легенды о наших предках.

Кимо был высокий, стройный, седобородый мудрый старик. Он был участником двух войн, на которых заслужил три Георгиевских креста. Наверное, во всем Кударгоме никто не умел произносить столь красивых тостов и не обладал таким обаянием, как Кимо. Во главе каждого праздничного стола самым желанным гостем был Кимо.

Однажды в ночь святого Джиуæргуыба он рассказал легенду о том, как у осетин появился этот праздник.

В те давние времена, когда горцы считали выше всех вершин Востока собственную честь, жили-были два друга. Одинаково статные и ловкие Джиуæр Зассеты и Гуыба Алборты были неразлучны. Часто вместе ходили и на охоту.

И вот однажды Джиуæр и Гуыба в лесу на поляне увидели резвящихся медвежат, которые, кувыркались, боролись, как два шаловливых брата-близнеца. Друзья невольно залюбовались ими. Гуыба осмотрелся и, не заметив поблизости медведицы, попытался поймать одного из медвежат, что почти удалось ему, но она вдруг набросилась на него сзади. Это произошло так быстро, что Гуыба не успел ничего предпринять и оказался под тяжелой тушей. Но Джиуæр не растерялся и выстрелил в зверя. Раненая медведица, громко зарычав от боли и злобы, кинулась на него. Джиуæр, бросив ружье, выхватил кинжал и по самую рукоять всадил в грудь медведицы. Истошно завопив, она рухнула на землю.

Так Джиуæр спас своего друга. Они принесли медвежат в село, и Гуыба рассказал старейшинам, как Джиуæр, рискуя жизнью, спас его от неминуемой гибели.

— Отныне Джиуæр мой названый брат, — этими словами Гуыба завершил свой рассказ.

Старцы одобрили его решение. Затем Гуыба созвал всех на богатый пир, во время которого Джиуæр и Гуыба дали клятву верности и побратались.

И собрались они опять в поход. Взмолились Богу и попросили, чтобы им сопутствовала удача, чтобы Святой Уастырджи помогал им в добрых начинаниях. Длинной была их дорога, на чужбине много препятствий оказалось на их пути, но друзья благодаря смекалке и отваге преодолевали их. Одним словом, Джиуæр и Гуыба выходили из любой беды благодаря взаимовыручке и доказали, что оба достойны нести святое имя «названый брат». Когда в этом не было уже и малейших сомнений, они решили вернуться на Родину. О, как затрепетали их сердца, когда они увидели родные горы! Откуда они могли знать, что на границе их ждет новое испытание. Сперва они далеко впереди заметили облако пыли, потом поняли, что навстречу им гонят огромное стадо крупнорогатого скота. Семеро всадников поспешно гнали быков и коров, то и дело оглядываясь назад — по всей видимости, боялись погони.

И обратился Джиуæр к Гуыба:

— Брат мой, нет сомнений — это похитители-разбойники. Они угнали скот из какого-то ущелья, тем самым нанесли обиду и нам. Разве мы можем дать им возможность безнаказанно уйти? Нам надо принять бой и отнять стадо. Ты согласен со мной?

— Ты прав, Джиуæр. Как мы будем смотреть в глаза друг другу и нашим соплеменникам, если проявим трусость?

И два названых брата повернули коней навстречу разбойникам. Те не ждали нападения спереди и на какое-то мгновение растерялись. Когда они спохватились, было уже поздно. Раздались выстрелы, и четыре всадника свалились с коней. С остальными тремя завязалась жестокая схватка. У Джиуæра в одной руке была сабля, а в другой кинжал. Как разъяренный тигр, бросился он на двух похитителей.

А Гуыба настигал третьего. Он боялся за друга и крикнул:

— Держись, брат! Я расправлюсь с этим проклятым Богом зверем и приду на помощь.

Гуыба с этими словами вонзил кинжал в сердце врагу, другие двое, увидев это, повернули лошадей и ускакали прочь. Но одного из них Джиуæр успел догнать и зарубить саблей.

— Один все-таки ушел, пусть места ему не будет на земле! — в сердцах сказал Джиуæр, — он наверняка поскакал за подмогой. Нам надо побыстрее собрать их оружие и гнать стадо в ущелье Учелет, там уже родная земля.

Когда названые братья приблизились к ущелью, Джиуæр заметил погоню. Он понял, что вдвоем они не смогут выстоять. Надо было что-то предпринять, чтобы хоть один из друзей спасся.

Вход в ущелье был очень узким, с обеих сторон громоздились высокие скалы. Джиуæр обратился к Гуыба:

— Брат мой, нам понадобятся отвага и мужество. За нами большая погоня. Заряди все ружья и сложи их за утесом у входа, а потом быстрее гони скот. Я задержу погоню. За ущельем уже Кударгом. Услышав выстрелы, жители поспешат к нам на помощь.

— Джиуæр, мой названый брат, как я могу оставить тебя одного против такого врага? Мы будем сражаться вместе, и если нам суждено умереть, то умрем вместе.

Джиуæру приятно было услышать такие слова, и он сказал:

— Я благодарен Богу, что у меня есть такой храбрый брат. Но я старше, и ты должен послушаться меня. Сделаем, как я сказал. За меня не бойся, до подмоги я продержусь.

Гуыба больше не возражал, он крепко обнял брата и погнал стадо.

Джиуæр зашел за утёс, взвел курки и взмолился:

— О Всевышний Великий Бог! Пусть беды и печали обходят родную землю стороной. О златокрылый Уастырджи, собираясь в поход, мы принесли тебе в жертву быка. Тебе, как покровителю путников, мы доверили свою жизнь и судьбу. И весь наш путь был охраняем тобой. Мы просим и дальше не лишать нас своего покровительства. Обращаюсь к тебе с милостивой просьбой охранять моего брата в пути, чтобы он невредимым добрался до дому.

Себе же молю, чтобы не умер в схватке с врагом позорной смертью. Сделай так, чтобы на ущелье опустился густой туман.

Уастырджи внял этой просьбе — у входа в ущелье осел такой туман, что все погрузилось во мрак. Цокот копыт приближался. Как только показался первый всадник, Джиуæр выстрелил в него почти в упор. Враги тоже открыли беспорядочную стрельбу. Многие из них нашли свою смерть от пуль Джиуæра, но и сам он был тяжело ранен. Однако мысль о том, что он смог задержать погоню, словно облегчала его боль. Гуыба, наверное, уже вышел из ущелья, — промелькнула в голове мысль.

Джиуæр снова снял папаху и взмолился:

— О Уастырджи, я благодарен тебе за помощь. Теперь я могу умереть со спокойной душою. Но прошу выполнить, если это возможно, мою последнюю просьбу. Пусть камнепад закроет вход в ущелье. Сделай так, чтобы враги не надругались над моим телом, чтобы я еще живым попал на родную землю.

После этих слов Джиуæра вдруг стало светло. С неба на белом коне опустился Уастырджи, как пушинку поднял Джиуæра, посадил к себе на коня и взлетел в небо. Опять опустился туман, подул сильный ветер, разразилась гроза. Сошла огромная лавина, камни закрыли вход в ущелье и перекрыли русло горной речки. Ущелье заполнилось водой, образовалось глубокое озеро. Озеро это — Къозы цад — существует и сегодня, с водой кристальной чистоты, а вокруг растут стройные высокие ели.

Увидев это, враги в панике бросились бежать, оставив на поле брани убитых и раненых.

К этому времени Гуыба пригнал стадо в Кударгом. Как раз подоспела подмога. И тут Уастырджи спустился и положил Джиуæра рядом с Гуыба. Подстелил под раненым свою бурку и снова взмыл в небо. Всадники, прискакавшие по тревоге, тоже стали свидетелями этого чуда.

Силы стали покидать Джиуæра, но он успел еще сказать:

— О, добрые люди, я умираю, но умираю с чувством исполненного долга. Я благодарен Богу и Уастырджи за все, я счастлив, что оставляю после себя верного брата и храброго воина.

Святой Уастырджи внял моей последней просьбе, помог мне, и я еще увидел вас, увидел родные горы. Теперь я могу спокойно и с чистой совестью умереть на земле моих предков. Но перед смертью у меня есть последняя просьба ко всем вам, моим соплеменникам: на второй день после моих похорон сделайте большой куывд. Зарежьте белого быка из вызволенного нами стада, пошлите гонцов с приглашением во все концы Осетии. И пусть праздник в честь святого Уастырджи продлится семь дней, ведь 7 — самое благодатное, богоугодное число. Танцуйте и пойте, восхваляйте покровителя мужчин, путников, чтобы и наши потомки никогда не забывали о сегодняшнем дне.

Пусть наша молодежь будет достойна своих предков. Тогда даже в самые трудные и опасные времена для Родины Уастырджи всегда придет на помощь и будет нашим заступником и покровителем. И еще я прошу у Уастырджи, чтобы оберегал и охранял путников. Пусть они всегда находятся под его крылом, пусть наша жизнь будет угодна ему.

После этих слов Джиуæр приподнял голову. Гордым взором он окинул родные горы, последний раз посмотрел в небо, куда поднялся Уастырджи. Затем на руках у Гуыба испустил дух.

Проводить Джиуæра в последний путь прибыли люди со всех уголков Осетии и похоронили его с большими почестями, бурку Уастырджи тоже положили с ним. В его память устроили скачки, в которых участвовало больше сотни лучших наездников.

На второй день, по завещанию Джиуæра, сделали куывд. Он длился семь дней. Старейшины обсуждали, кого посадить за старшего хистара стола в такой торжественный праздник. Выбор пал на Батраза Хъæцмæзты, потому что как-то после удачной охоты он обедал с самим Уастырджи.

Вот с тех пор в Кударгоме первый тост произносят за Стыр Хуыцау и Уастырджи, а второй — за «хохы æмæ быдыры зæдтæ».

Вот с тех пор осетины каждый год в это время в честь Джиуæра и Гуыба устраивают куывд, совершают жертвоприношения. Обращаются к Стыр Хуыцау и Уастырджи.

Праздник, который длится 7 дней, начинается в воскресенье, в этот день режут быка. Каждая семья заранее готовится к празднику, приглашают соседей, родственников. Куывд устраивает каждое село, каждое ущелье.

Джиуæргуыба — один из самых почитаемых праздников в Иристоне. Он стал всеобщим праздником, независимо от национальной принадлежности. Даже за пределами Осетии некоторые народы стали отмечать этот праздник, но не так широко, как у нас.

Старожилы вспоминали и о том, что когда Уастырджи поднял Джиуæра в небо, враги, оставшиеся в живых, поменяли название своего села. До сих пор это село так и называется — Ирыхъæу, хотя там не проживает ни один осетин. Оно находится недалеко от Квайса, в семнадцати километрах от границы Иристона.

***

Святой Гоар — один из конкретных аланских персонажей, деятельность которого внесла значительный след в культуру народов Западной Европы.

Среди трех алан, канонизированных католической церковью, особое место занимает Святой Гоар (названный родителями в честь знаменитого аланского полководца). Жил в келье на берегу Рейна. Популярность Гоара была настолько велика, что руководство католической церкви занесло в ранг святых.

Впоследствии в Германии, в 30-ти км от Кобленца, на левом берегу р.Рейн возник городок Сан-Гоар, а напротив — на правом берегу — Сан-Гоархаузен. Интересно следующее обстоятельство; немцы отмечают праздник св.Гоара неделю — начиная с третьего воскресенья ноября, т.е. в те сроки, когда осетины(потомки алан) отмечают Джиуæргуыба.

Болат ЗАССЕТЫ