/Надеется на восстановление жилья

Надеется на восстановление жилья

В вооруженной агрессии 1989-1992 гг. мы всей семьей невольно оказались беженцами и выехали во Владикавказ, где проживали в санатории «Осетия». Через некоторое время нас уведомили о необходимости освободить санаторий, при этом пообещав по месту постоянного проживания в Южной Осетии восстановить наше домовладение, которое было полностью сожжено вместе со всем имуществом летом 1992 года.

Мы вернулись к месту постоянного проживания в с. Сарабук, однако по настоящее время наше домовладение не восстановлено.

Наше возвращение было тяжелым — при виде полностью сгоревшего большого дома, на строительство которого ушли долгие годы жизни, у моего супруга Алборова Николая, всю жизнь проработавшего в колхозе и пользовавшегося большим авторитетом среди односельчан и руководства района, случился сердечный приступ и вскоре он скончался.

Без жилья и без перспективы на ее получение, а также не надеясь на скорое восстановление дома, я вместе с родственниками и соседями в одном углу разрушенного дома построила комнатку-времянку и по настоящее время проживаю в ней с семьей.

О нашем тяжелом жилищном положении и трудностях, которые мы испытываем, было известно районному руководству, органам милиции и службе по беженцам и вынужденным переселенцам, а также некоторым иностранным организациям, временно находившимся на территории Южной Осетии, но кроме осмотра и обещаний дом до настоящего времени не восстановлен.

Мне не понятно, по какому принципу дома, разрушенные в 2008 году, восстанавливаются, а мой дом, так же разрушенный в результате боевых действий в 1992-ом году, до настоящего времени не восстановлен. Когда некоторое время назад руководитель Администрации президента Борис Чочиев, бывший в то время полномочным представителем президента по постконфликтному урегулировании, в интервью газете «Южная Осетия» рассказал о том, что восстанавливать надо не только те дома, которые пострадали в результате августовской агрессии 2008 года, но и в период 1989 -1992 гг., мы получили надежду на решение нашей проблемы и верим — предложения Б.Чочиева будут осуществлены.

С тех пор, как мы с семьей вернулись на пепелище своего дома в с. Сарабук, поменялось руководство республики, много раз менялись премьер-министры и просто министры, и ко всем мы обращались с просьбой восстановить наше сожженное домовладение, но наши заявления оставались без реагирования.

Моя семья стала жертвой грузинской агрессии. Прошло более 20 лет, за это время я состарилась. У меня нет прежних сил жить в тяжелых условиях, но восстановления своего дома я пока не дождалась. Разве я и мой умерший супруг верой и правдой не служили своему Отечеству? Почему мне приходится бить челом во все инстанции и не находить разрешения своего вопроса? Убедительно прошу от всей нашей семьи — помогите нам обрести счастье. A крыша над головой — это уже счастье! Мы верим и надеемся, что наша просьба не останется без внимания.

Надежда КОКОЕВА