/Теймураз Мкртчян: театральное искусство сквозь призму 80 лет

Теймураз Мкртчян: театральное искусство сквозь призму 80 лет

4 апреля 80-летний юбилей отметил один из ярких представителей творческой интеллигенции Южной Осетии – заслуженный артист ГССР Теймураз Мкртчян.

«Интеллигентами не становятся, ими рождаются» — мы не намерены ни оспаривать, ни подтверждать данный афоризм, но совершенно ясно одно — интеллигентность, присущая человеку, заметна в любом возрасте, и ярким подтверждением нашего тезиса является 80-летний актер Государственного драматического театра им. К. Хетагурова Теймураз Мкртчян.
За пару часов нашей беседы Мкртчян из скромности уходил от вопросов о личной жизни, но довольно охотно рассказывал о творчестве, театральном искусстве и делился воспоминаниями.

Призвание, мечта или все же тяжелая работа?
Творческая жизнь нашего героя скорее напоминает симбиоз призвания, мечты и повседневной кропотливой работы. Выступив впервые в третьем классе на школьной сцене в небольшом спектакле, не только он, но родители и учителя поняли — ребенок на сцене словно рыба в воде. После этого в Цхинвале не проходило мероприятия, чтобы юный Теймураз не принимал в них участия. Пролетели годы, и в отличие от многих сверстников, он давно сделал выбор будущей профессии и поступил на актерский факультет Государственного театрального института им. Ш. Руставели в Тбилиси.

Лучшие годы – студенческие
Как считает Теймураз Мкртчян, студенческие годы — самые лучшие годы его жизни. Он поделился своими воспоминаниями, рассказав забавные истории, и вот некоторые из них от первого лица:
— С Давидом Габараевым мы были однокурсниками. Дело было на первом курсе. В институте тогда часто давали концерты, ставили спектакли. Я хорошо играл на фортепиано, знал весь музыкальный репертуар местного радио. И однажды в институте проводили очередное мероприятие. Давид загорелся, стал умолять, чтобы мы тоже приняли участие. Я не решался, в мероприятиях участвовали известные и талантливые артисты старших курсов. Но Давид настоял на своем, он пел, я аккомпанировал. Это была осетинская шуточная песня «Хорз ус кæмæн вæййы» («У кого хорошая жена»). И когда Габараев начал петь, поднимая при этом вверх указательный палец (жест, ставший позже его коронным номером), весь зал начал истерично смеяться. А среди зрителей было много известных личностей из творческой среды. Я волновался, но после такой реакции осмелел. Это был единственный номер, который попросили повторить зрители. В институте я сыграл и в осетинском спектакле, помог Давиду Габараеву, когда он представлял свой дипломный спектакль.
Еще одно из незабываемых воспоминаний студенчества – это встреча с Владимиром Тхапсаевым, когда я снимался в небольшом эпизоде в кинофильме «Фатима». Я присел рядом с ним во время перерыва на съемках. Он наклонился ко мне и тихо спросил: «Ты откуда?». Передо мной был артист такого уровня, и я робко ответил, что с института. Он снова наклонился и повторил свой вопрос, получив тот же ответ, улыбнулся и спросил: «Я спрашиваю, ты откуда приехал?». И когда он узнал, что из Цхинвала, очень обрадовался и долго душевно беседовал со мной».

Мечты мечтами, а реальность оказалась тяжелой
По окончании института в июле 1960 года Теймураз Мкртчян вернулся в Цхинвал и сразу начал работать в Госдрамтеатре в грузинской труппе. В первый же рабочий день его забрали в с. Мугут с выездным спектаклем и он сыграл небольшую роль. С этого дня до января 1991 года он был участником всех спектаклей, сыграл более 100 ролей. Теймураз Мкртчян скоро в театре заслуженно занял почетное положение ведущего актера.
«Это была не мечта, а кропотливый и очень тяжелый труд. После репетиций и некоторых спектаклей я еле доходил до дома. В некоторых спектаклях мне стыдно было играть, пьесы были слабые. Особенно не нравились роли героев-любовников, персонажи эти были схожи, поэтому не вызывали у меня интереса», — вспоминает он.
Мкртчян также не раз выручал коллег из осетинской труппы, так как понимал язык.

Нет плохих ролей, но есть любимые
К. Станиславский говорил: «Нет больших и маленьких ролей, есть большие и маленькие актеры». К словам известного ре-жиссера Теймураз Мкртчян добавил: «Есть настоящая драматургия и плохая. Театр стоит на трех китах: драматургия, актеры и зрители. Я сыграл более 100 ролей, но половину из них в слабых, непрофессиональных пьесах. А со временем я полюбил второстепенные роли, хотя в основном играл главные».
В 1963 году на помощь грузинской труппе Госдрамтеатра прислали режиссера, который поставил драму по мотивам романа «Всадник без головы». Двадцатитрехлетний Теймураз сыграл одну из главных ролей — охотника Зеба Стумпа, который развязал интригу сюжета в произведении.
«Я был книголюбом, но «Всадник без головы» не читал. Естественно, получив роль, сел читать оригинал, и он очень мне понравился. Эта была первая роль, в которую я влюбился. И хоть режиссер был очень хорошим, но образ Стумпа создал лично я — это было моим детищем. Я по несколько раз перечитывал все подробности в книге Майн Рида о походке, одежде, манерах и даже дыхании моего героя. Я настолько проникся этим персонажем, что «ходил на охоту» с собакой в Дубовую рощу и там репетировал», — рассказал он.
Через год после Теймураза Мкртчяна и Давида Габараева в Цхинвал приехали выпускники студии МХАТ им. Горького. По словам Мкртчяна, труппы на таком высоком уровне в истории Госдрамтеатра никогда не было. В нее входили: Маирбег Абаев, Людмила Галаванова, Георгий Бекоев, Ростик Дзагоев, Иван Джигкаев, Евелина Гугкаева, Алихан Тедеев, Донара Кумаритова, Света Цховребова, Федя Харебов, Исса Гогичев и т.д.
«В первый раз тогда на цхинвальской сцене стали показывать спектакли высокого уровня. И вот эти люди, актеры высшего уровня, ахнули при появлении на сцене Зеба Стумпа – это была самая лучшая похвала. Спектакль получился гениальный и труппа с ним гастролировала по всем уголкам ГССР», — вспоминает наш собеседник.
«Всадник без головы» ставили 350 раз, но своей новизны и зрителя он не терял. Охотник Зеб Стумп из спектакля «Всадник без головы» — самая любимая роль нашего героя, где произошло полное перевоплощение.

Важно не количество, а качество
Профессию актера трудно совмещать с семейной жизнью — это ежедневные выступления, гастроли, мало времени остается на родных. Тем не менее, Теймураз Мкртчян старался по возможности уделять должное внимание семье. Когда у него родились близнецы, на второй день ему пришлось уехать на 45 дней в Западную Грузию. Спектакли показывали ежедневно, часто по два раза в день. Переживая за семью, вдали от дома он ощущал огромную внутреннюю нагрузку. Через несколько дней он заметил, что переходит на отработанные интонации, а не переживает свою роль как раньше.
«Я понимал, что мое детище умирает, трудно было это перенести, через три года спектакль сняли с репертуара. После этого я радовался, когда мне давали второстепенные роли, наиболее яркой из них мне запомнилась роль в спектакле «Открытая веранда», где я на сцене присутствовал около 10 минут и почти ничего не говорил. Я был гостем и просто сидел, пока главные герои (отец и сын) ссорились. С каждой вспышкой их ссоры «ломалась» ножка моего стула, в конце я сидел на одноногом стуле. Зрители так громко смеялись, что неслышно было речи главных героев. Все удивлялись, как я могу усидеть на стуле с одной ногой, но я занимался йогой, благодаря чему смог исполнить эту роль», — рассказал он.
Из 100 ролей Теймураз Мкрт-чян пересчитал около пяти, которые сыграл с удовольствием и гордится этим. Такими спектаклями были «Человек из Ламанчи» Д. Вассермана и Дж. Дэриона, где он сыграл две роли — Дона Кихота и Сервантеса; «Отцеубийца» А. Казбеги — роль Гиргола и другие. Как писали тогда в СМИ, Мкртчян обладал завидной способностью передать внутреннее переживание героя, выявлял сущность образа, которого играл.

Талантливый человек всегда многогранен…
Помимо того, что Теймураз Мкртчян был востребованным актером, он параллельно работал диктором на радио югоосетинского Гостелерадиовещания. Он сделал радиоспектакли по произведениям осетинских классиков К. Хетагурова «Фатима» и «Мать сирот», Гадиаты Сека «Азау» и другие.
Он был членом Союза журналистов СССР и его перу принадлежит множество очерков, публикаций о театральном искусстве и даже книга «Цхинвальский грузинский театр».

Режиссура – дело не последнее
Одной из важных проблем театра, по мнению нашего героя, является отсутствие хороших, талантливых режиссеров. Зрителю сегодня нужно современное видение спектакля, и неважно, — Шекспира, Чехова или осетинских классиков. «Сегодня, как идеально бы не сыграл актер, если работа режиссера будет не на высоком уровне, то спектакль обречен. Для современного зрителя постановка должна проходить на одном дыхании, чтобы от начала до конца он смотрел с интересом и напряжением», — считает он.
Мкртчян и сам поработал в 1970-е гг. режиссером, создал «молодежно-студенческий театр» в Юго-Осетинском педагогическом институте. Поставил спектакль «Кукарача» Нодара Думбадзе, имевший большой успех. После аншлага первого спектакля он поставил еще «Свидание в небесах» про войну.
Недавно Теймураза Мкртчяна пригласили в Госдрамтеатр на празднование Дня театра и, как он отметил, у актеров сейчас идеальные условия, чтобы ставить спектакли более высокого уровня. На мероприятии ему передали в дар уникальную книгу «Две тысячи лет армянскому театру», за что он очень благодарен администрации Госдрамтеатра.

Мадина БЯЗРОВА