/Культурное наследие: как защитить национальный бренд от посягательств…

Культурное наследие: как защитить национальный бренд от посягательств…

Нематериальное культурное наследие Южной Осетии представляет собой уникальную ценность и является важнейшей составляющей частью национальной осетинской культуры, основой национального самосознания, укрепляющей духовную связь поколений осетинского народа. И это нематериальное культурное наследие нашей нации необходимо охранять и юридически закрепить.

Нематериальное культурное наследие — совокупность духовных, интеллектуальных и нравственно-этических ценностей, являющихся отражением культурной и национальной самобытности осетинского общества. А объекты нематериального культурного наследия — язык, народные знания, верования, празднества, обряды и обычаи, навыки и умения в области исполнительского и декоративно-прикладного народного искусства, фольклор, хранителями и носителями которых являются физические лица, передающие их устным путем из поколения в поколение.
Поэтому охране нематериального культурного наследия во многих государствах придается огромное значение, где есть национальные агентства, которые охраняют нематериальное культурное наследие народа и, более того, популяризируют его.
К объектам нематериального культурного наследия смело можно отнести и национальную кухню. Не секрет, что родиной кефира является Осетия. Если быть точнее, именно в Северной Осетии зародился рецепт приготовления этого полезного напитка, который впоследствии распространился по всей России в середине 19 века. Секрет его приготовления осетины держали в строжайшем секрете. Тем не менее, удержать в тайне рецепт полезного напитка не удалось, и о нем узнали окружающие народы. Таким образом, наш народ подарил всему миру полезнейший продукт — кефир. К нематериальному наследию можно отнести и исконные осетинские блюда — пироги, пиво, араку.
Создание агентства охраны нематериального культурного наследия нашего народа необходимо с целью исключения присвоения другими народами наших памятников, традиций, кухни и т.д. Не секрет, что отдельные народы пытаются присвоить элементы нашей национальной культуры, не забывая присвоить и кухню. В этом отношении отличается Грузия, которая присвоила осетинские пироги и выдает их за грузинские хачапури. Грузия не гнушается открытым кулинарным воровством, присваивая элементы национальной кухни окружающих ее народов, выдавая их за свои национальные блюда, запатентовав более десяти продуктов в качестве национального бренда.
Скоро никто не докажет, что мацони — это армянский мацун, а чурчхела — тоже исконно армянский продукт, называемый шароц или суджук.
Под понятие «национальное культурное достояние» бесспорно можно отнести и осетинский танец «Симд», который активно пытались и пытаются присвоить в Грузии. В 2017 году на сайте Кавказ-плюс вышла статья, где говорится, что осетинский танец «Симд» — это украденный грузинский танец «Земкрело», «который осетинские националисты пытаются присвоить».
Поэтому в Южной Осетии необходимо принятие законодательных актов и, возможно, создание небольшого ведомства, которое будет охранять нематериальную культуру, по примеру многих государств, от присвоения.
С этим вопросом мы обратились к главе Комитета по национальной политике, образованию, науке, религии и СМИ Юрию Габараеву.
По его словам, в настоящее время разрабатываются два законопроекта:«Закон об объектах национального культурного достояния Республики Южная Осетия» и «Закон об охране нематериального культурного наследия в Республике Южная Осетия». Оба закона направлены на регулирование отношений в области сохранения и использования объектов национального достояния республики и нематериального культурного наследия народа Южной Осетии. В интересах настоящего и будущего поколений проводится политика, направленная на выявление, сохранение, изучение, использование и популяризацию объектов нематериального культурного наследия.
«В нашей республике в целях государственного учета объектов, представляющих собой ценность с точки зрения нематериального культурного наследия, их сохранения, изучения и популяризации создается и ведется Реестр. Положение о Реестре утверждается Правительством РЮО», — сказал глава Комитета.
По мнению известного журналиста, кандидата исторических наук Роберта Кулумбегова, помимо задач сохранения национального материального и нематериального достояния оба этих закона имеют прагматичную сторону.
«Например, закон об объектах культурного достояния позволит на законодательном уровне защитить исторические памятники, культурные сооружения, памятники архитектуры и зодчества Южной Осетии от попыток самовольной непрофессиональной реставрации, обяжет правительственные структуры изыскивать финансы для их сохранности и восстановления. Но не менее важно то, что сохранность таких объектов даст возможность сделать их частью туристической сферы.
Если бы подобный закон был принят ранее, тогда мы бы могли предотвратить уничтожение старой части Цхинвала, т.н. «Старого города».
Закон, предусматривающий охрану нематериального наследия, призван защитить наши культурные бренды. То, что выделяет осетин среди других народов в сфере культуры и традиций, это наши танцы, фольклор, историческое достояние. Именно эти бренды также могут стать основой туристической притягательности республики», — отметил Роберт Кулумбегов.
Касаясь присвоения нематериального наследия осетинского народа, Роберт Кулумбегов подчеркнул, что примеров этому достаточно.
«Это тот же танец «Симд» — жемчужина осетинской хореографии, который пытаются «сделать» то грузинским, то общекавказским. Тот же бренд «Осетинские пироги» и «Осетинский сыр», изготовлением которых занимаются все кому не лень. При этом не соблюдаются традиции изготовления, и, как следствие, страдает качество, что негативно сказывается на нашем национальном авторитете. Я уже не говорю о том, что за использование брендов положено платить. Не прекращаются попытки оспорить осетинскую основу формирования Нартского эпоса, а о битвах за аланское историческое наследие вы и сами хорошо осведомлены. Пример того, что Аланские ворота вдруг по воле псевдоисториков «оказались» в столице Ингушетии, говорит о том, что и за нематериальное наследие надо бороться», — уверен историк.
Что же касается создания специального ведомства по охране культурного достояния и нематериального наследия, то, по мнению Роберта Кулумбегова, делать это необязательно, так как в республике их хватает.
«Думаю, что можно создать небольшую структуру в рамках того же Министерства культуры, либо расширить полномочия отдела охраны памятников этого же министерства, введя в его состав экспертов», — резюмировал Роберт Кулумбегов.
Государственная охрана объектов нематериального культурного наследия должна стать важнейшей задачей органов государственной власти. И повторим мысль нашего респондента, именно национальный колорит, исконное осетинское нематериальное культурное наследие и достояние, и выделяет осетин среди других народов в сфере культуры и традиций.

Диана КАБАНОВА