/В. Малдзигов: «Не представляю свою жизнь без гармони»

В. Малдзигов: «Не представляю свою жизнь без гармони»

В музыкальной культуре Осетии гармонь (ирон кандзал фæндыр) появилась в 19 веке. Первым прототипом гармони стал инструмент, изобретенный немцем Ф.Бушманом в Германии в 1822 году. Русские мастера усовершенствовали этот наиболее известный вид ручной гармони и запустили в массовое производство в Туле в 1830 году. Также ими был создан ряд разновидностей гармони. Каждая отличается своей индивидуальностью, так как отражает особенности местного репертуара, технические тембровые возможности.

Ирон кандзал фæндыр представляет собой разновидность «вятской» тальянки, известной под названием азиатская гармонь. Гармонь — всенародно любимый инструмент. Она завоевала большую популярность в музыкальном обиходе осетин. В советское время гармонь изготавливалась на самых лучших предприятиях музыкальной индустрии в Туле, Армавире, а также на фабрике музыкальных инструментов «Терек» в Северной Осетии.

В Южной Осетии гармонь пользуется большим спросом. Ее изготовлением зачастую занимались отдельные мастера, энтузиасты и любители своего ремесла. О том как обстоят дела на сегодняшний момент, корреспондент «ЮО» побеседовал с известным на всю Осетию исполнителем, певцом-рапсодом, а также мастером по изготовлению и реставрации осетинской гармонии Василием Малдзиговым. Он является уроженцем села Цунар, рос в большой дружной многодетной семье. «С малых лет я люблю этот инструмент и играю на нем. Как-то нам в руки попалась гармонь. На ней было всего 14 клавиш. С этого момента я не представляю свою жизнь без гармони. Образование у меня среднее, так как семья у нас была многодетная, у меня не было возможности продолжить обучение дальше. Жалею очень, что не смог получить музыкальное образование. Всему, что я умею, я научился сам».

Василий с горечью рассказывал о том, в каких условиях ему приходится работать в нынешнее время. Особенно тяжело от того, что его беспокойство о будущем гармонии многие не разделяют. Дело в том, что мастеров по изготовлению и реставрации почти не осталось. Можно сказать, что в Южной Осетии он один.

На изготовление одного инструмента уходит более 6-7 месяцев. При составлении аккордового ряда он опирается прежде всего на те знания, которые много лет назад, будучи крайне заинтересованным в познании устройства гармони, он получил в Туле. Василий специально приезжал на фабрику музыкальных инструментов, чтобы в совершенстве изучить всю технологическую цепочку производства гармони, с тем, чтобы в дальнейшем применить полученные знания в работе. Стремление и желание делать свою работу на качественно высоком уровне принесли свои результаты. За 50 лет изготовления и реставрационных работ он сделал немало хороших инструментов.

На Кавказе, в Азербайджане и ряде соседних государств есть немало талантливых исполнителей, которые играют на аккордах, изготовленных Василием. К нему нередко обращаются за помощью для того, чтобы устранить неисправность или наладить строй. При растущем интересе к осетинской гармони Василий считает, что скоро ситуация с ремонтом, обслуживанием и изготовлением гармони станет тупиковой. По мнению Василия, подготовить хорошего мастера непросто. На его обучение надо будет потратить как минимум три года. И это в лучшем случае, если найдется ученик, который будет действительно заинтересован в такой работе. «Я работаю в небольшой комнатушке, — говорит он. — Для изготовления одного инструмента требуется масса деталей. И такое количество материалов, как на настоящей музыкальной фабрике. Это и металлическая основа, которая чаще всего бывает из алюминия, но по-настоящему хорошие мастера предпочитают латунь и медь, сухое дерево и т.д. Все детали, от дерева до последнего гвоздика, должны быть в наличии. Причем, каждый инструмент получается индивидуальным. При всей схожести звучания все равно бывают маленькие секреты для каждого фæндыра. Весь технологический процесс требует много места и больше пространства».

Василий, как истинный музыкант, всерьез озабочен будущим осетинской гармони в Южной Осетии. Несмотря на то, что у него нет практически свободного времени, он готов взять на обучение учеников, молодых людей, проявляющих интерес к ремеслу мастера. «Болею душой, переживаю о том, что некому оставить и передать свой опыт и знания», — говорит он. По словам Василия, он способен изготовить фæндыр любой сложности от 14 до 21 клавиши. В своей небольшой мастерской, он показал, как и в каком порядке идет подготовка к созданию нового инструмента. «Несколько лет назад я потратил два года на изготовление гармони, трудился над ней долго, вложил в нее всю душу, а затем подарил ее своей жене, которая неплохо владеет игрой на гармони. Самое главное в создании нового инструмента — это строй. Звук извлекается металлическими язычками, которые располагаются над прорезями на пластине, что, в свою очередь, связано с движением воздуха, который возникает при сжатии и растяжении меха. Все должно быть сбалансировано, и неважно, какой там строй, — хроматический или диатонический. Каждый звук должен иметь свое место. От этого зависит сила, тембр и красота звучания. Мне уже больше 60 лет, но могу работать, могу обучить и буду работать до тех пор, пока буду стоять на ногах».

В доме, где живет Василий, две комнаты отремонтированы им самим. Порой ему приходится совсем нелегко. Сказываются проблемы со здоровьем, но Василий полон энтузиазма. «Больше 50 лет я реставрирую, играю на гармони, пою, пишу стихи. Все пропускаю через себя. Несмотря на то, что мне немало лет, я надеюсь на то, что мой труд, опыт и знания принесли хоть какую-то пользу моему народу. Но у меня болит душа о том, что фактически никто кроме меня в богатой талантами Южной Осетии не берется за такую нужную работу. А ведь нам нужны хорошие инструменты», — говорит он.

Величие и красота гармони, потрясающие музыкальные возможности и подлинный национальный дух открываются только в умелых и искусных руках талантливых мастеров. Таким является Василий Малдзигов, и он строит планы на будущее.

Тамара КОТОЛОВА