/Один летний день год кормит

Один летний день год кормит

Интервью министра сельского хозяйства Республики Южная Осетия Маирбега Гучмазова

— Маирбег Владимирович, как завершилась уборка урожая зерновых?

— Основные культуры, которые были посеяны в 2001-2012 гг. — это озимая пшеница на площади 830 га, яровая пшеница на 8 га, яровой ячмень на 1026 га, и на 70 га — овес на зеленый корм. Этот год был очень трудным, в то время, когда нужны были дожди, чтобы зерно налилось, их не было.

По сравнению с прошлым годом набрали всего около 30% урожая. Это неважный результат. В цифрах это выглядит так: по Цинагарской зоне были убраны яровой ячмень с площади 780 га и озимая пшеница с площади 120 га. Средняя урожайность с 1 гектара в этой зоне составила 18 цнт. В Цхинвальском районе средняя урожайность озимой пшеницы составила 5,6 центнеров, озимого ячменя — 9,9 цнт., овса — 5 цнт. В Знаурском районе средняя урожайность пшеницы составила 14,3 цнт., ярового ячменя — 11,1 цнт. Как видим, лучший результат по урожайности — в Ленингорском районе. Это связано с тем, что там более благоприятные погодные условия для земледелия.

 

— Что помешало достижению лучших показателей?

— Агротехнические сроки по возможности соблюдались, но из-за нехватки техники часто происходил их срыв. Приходилось из одного района в другой перебрасывать технику. Это занимает много времени. А несоблюдение агротехнических сроков сказалось на урожайности.

— Замечено, что сельское хозяйство в последние годы финансируется с опозданием, поэтому с опозданием завозятся семена, удобрения и т.д.

— Я всегда говорю: в сельском хозяйстве нет слова завтра, есть слово сегодня. Если мы сегодня не успели что-то сделать, то считай, все потеряно. Существует выражение: один летний день целый год кормит.

— В прежние годы в Южную Осетию несколько раз завозили сельхозтехнику, создали бригады во всех районах. И, тем не менее, техники не хватает…

— Если судить по тому количеству пашни, которую мы сегодня можем обработать (около 17 тыс. га), то ее, конечно, мало. На сегодняшний день картина удручающая, очень много полей заросло кустами и деревьями. Для их рекультивации нужны очень большие средства и специальная техника, которой у нас нет. Та, которую мы получили в 2010 году, была украинская. Она вроде была новая, но во время сева в Знаурском районе сеялка, не успев пройти десять метров, останавливалась, приходилось разбирать и вновь собирать ее. Через несколько метров происходило то же самое. Вот так мы проводили сев. У нас почва тяжелая, и эта техника изначально не предназначалась для нее. К тому же украинская техника сделана из мягкого металла и корпуса плугов быстро изгибаются, после чего его надо выбрасывать.

— Если бы техники было достаточно, могли бы увеличить площадь сева?

— Безусловно. Мы на 2013 год так и запланировали. Без крупномасштабного и полного обновления машинно-тракторного парка нам не обойтись. Это надо будет сделать, если мы хотим серьезно увеличить площадь сева. Мы определились уже по видам техники, знаем, где ее брать и по какой цене. Дело остается за финансированием.

— Севом на сегодняшний день преимущественно занимаются фермерские хозяйства, не так ли?

— На сегодняшний день у нас практически 99 % посевных работ выполняются фермерскими хозяйствами. Фактически госхозов и колхозов уже нет, они остаются лишь на бумагах. Целесообразность создания новых госхозов под большим вопросом. Они распались потому, что в них работать было некому. На сегодняшний день госпредприятие «Ирагропромсервис», где сосредоточена вся имеющаяся у нас техника, занимается обслуживанием фермерских хозяйств на основании представленных заявок. Заявок очень много, и предприятие не успевает удовлетворять их из-за нехватки техники. Многие фермеры остаются за бортом. То есть фермеры хотят сеять больше, но из-за нехватки техники мы не можем им помочь.

— В то же время даже то зерно, которое они получают, негде сбыть, по их словам…

— Из-за отсутствия предприятий по переработке продукции сельского хозяйства эта проблема у нас возникает ежегодно. Есть фермеры, у которых прошлогодний урожай зерновых еще лежит, некуда его деть. И они вынуждены скармливать его скоту. Ранее было запланировано создание унитарного предприятия «Комплекс перерабатывающих производств»,   в который войдут молочный завод, мясокомбинат (вновь построенные) и хлебоприемное предприятие (ХПП). К большому сожалению, этот комплекс нам не подчиняется, оно подведомственно Министерству экономического развития, и у нас нет рычагов для воздействия, чтобы помочь фермерам в переработке зерна.

— И новая мельница, значит, не входит в сферу вашей компетенции?

— Совершенно верно. Эту мельницу мы могли бы запустить в течение недели-двух. Недавно ее включили, пропустили пробную партию местного зерна, сделали анализы муки — она оказалась превосходной. Создали бы рабочие места, получали бы муку, отруби. Хоть какая-то местная продукция бы производилась. Но так как ХПП находится не в нашем подчинении, мы ничего не можем сделать. Это было решение предыдущего руководства. Возможно, эти предприятия передадут в подчинение Министерства сельского хозяйства и мы сможем отрегулировать эти вопросы. А сейчас мы ничего не можем сделать. Министерство сельского хозяйства создали, а все предприятия, которые испокон веков были в ведомственном подчинении Минсельхоза, находятся не у нас, а у Минэкономического развития.

— В прошлом году в Южную Осетию в виде товарного кредита завезли крупный рогатый скот из Калмыкии. В какой ситуации на сегодняшний день он находится? Какие проблемы имеются у фермеров — животноводов?        

— Дело в том, что когда фермерам раздавали КРС калмыкской породы, Правительство обещало им оказать в дальнейшем помощь в виде денежных средств и кормов. Но эти обещания не были выполнены. И фермеры вынуждены были брать долги, чтобы как-то перезимовать. На сегодняшний день им нечем рассчитаться. Очень много заявлений по этому вопросу поступает в министерство. И мы вышли в Правительство с предложением об оказании финансовой помощи тем хозяйствам, которые взяли поголовье КРС из Калмыкии. Эта порода мясного направления, она молока не дает, а значит, фермер не получает дополнительных доходов ни от молока, ни от сыра. Через какой-то период, когда начнется отел, они начнут получать доход. После обсуждения этого вопроса Правительство вынесло постановление об оказании помощи фермерским хозяйствам на сумму 28 млн 778 тыс. рублей. В эту сумму входит и заготовка кормов на зиму, и ремонт помещений, и строительство четырех ангаров, так как некоторые фермеры практически не имеют помещений для содержания скота, вынуждены были держать их в арендованных помещениях, или в чужих, малоподходящих. Ангары будут строиться в разных районах. Деньги уже перечислены. В дальнейшем будем составлять договора и перечислять деньги на расчетные счета фермерских хозяйств. Министерство сельского хозяйства будет проверять целевое использование этих средств.

— В прошлом году, когда кормов не хватило для КРС из Калмыкии, у ряда фермеров возникли проблемы, приведшие к падежу. Сколько голов было потеряно?

— Надо учитывать и тот факт, что скот завозился накануне зимы и некоторые хозяйства, как я уже выше отметил, не были готовы принять такое количество скота. Условия содержания были тяжелые (отсутствие кормов, помещений, затянувшаяся зима). Падеж скота составил около 58 голов из 911.

— В каком состоянии находится остальной скот из Калмыкии?

— Со времени их привоза (почти год) поголовье прошло акклиматизацию, адаптировалось к нашим условиям. Мы выезжали на места, смотрели поголовье и пришли к выводу, что у фермеров, которые были заинтересованы и организовали работу — поголовье в отличном состоянии. У них уже и приплод есть.

— Будет ли и в этом году завезено поголовье КРС из Калмыкии?

— Не будет. Никому не хочется опять наступать на те же грабли. Нам надо продумать целесообразность завоза. Хорошо, конечно, что завезли скот, раздали людям, но вместе с этим возникло очень много вопросов, которые надо доработать, чтобы в следующий раз было меньше проблем.

— При прежнем Правительстве на территории села Аунеу началось строительство крупной животноводческой фермы на 500 голов. На какой стадии находится ее строительство? Многие тогда были против строительства такой крупной фермы…

— Изначально планировалось строительство малых ферм в каждом районе. Эту информацию мы (я тогда еще работал в Цхинвальском районе) восприняли положительно, так как обеспечить кормами небольшое поголовье не составляет большого труда, к тому же решались и вопросы трудоустройства в районах. Места были уже выбраны под строительство ферм, но потом по каким-то причинам все переиграли и решили строить один коровник на 500, точнее — 496 голов в с.Аунеу. Средства были выделены, строительство началось. Нас поставили перед фактом.

На тот момент, когда был поднят вопрос о целесообразности такой крупной фермы, в ее строительство было вложено уже много средств. Лично я приглашал сюда и проектировщиков, и строительную организацию с тем, чтобы посоветоваться, можно ли на этом этапе приостановить работы, разобрать то, что возвели и вернуться к первоначальному плану. Но они все были единодушны во мнении, что поздно прекращать строительство, надо доводить его до конца. Конечно, это будет связано с проблемами, но, я думаю, если мы на этой базе создадим и племенное хозяйство, где будем выращивать молодняк и распространять по республике, то сможем оправдать строительство такой фермы.

Ферма строится, финансирование есть, и надеюсь, во второй половине 2013 года мы сдадим этот объект, как планировалось. Мы ищем поголовье для этой фермы, скорее всего, будем завозить из какой-нибудь европейской страны.

— Чему все-таки отдается приоритет: животноводству или растениеводству?

— Приоритет в основном отдается животноводству. Но это в зависимости от зоны, района. Допустим, в Дзауском районе с растениеводством не очень-то развернешься, там на первом месте животноводство. В Цхинвальском районе есть поля, но они малоконтурные. Здесь есть фермерские хозяйства, которые занимаются выращиванием пшеницы, но в этом районе целесообразнее заниматься животноводством, для этого имеются большие возможности. Что касается Знаурского и Ленингорского районов, то имеются хорошие возможности заниматься и овощеводством, и растениеводством. Но опять возникает проблема. В Цинагарской зоне отсутствие воды не позволяет заниматься овощеводством. Мы запланировали внушительную сумму под строительство оросительной системы в Цинагарской зоне. Если нам удастся воплотить этот план в жизнь, то эта серьезная проблема будет решена.

— В Южной Осетии появляется все больше фермеров, в том числе и овощеводов, а на рынке ситуация не меняется — местной продукции мало. Я знаю, что фермеры, выращивающие овощи (помидоры, огурцы), привозят товар и сдают оптом перекупщикам, им, так удобнее. А народу никакой пользы от этих фермеров, хотя государство выдает им льготные кредиты именно для того, чтобы качество жизни нашего населения улучшилось. Нельзя ли что-то сделать, чтобы продукты поступали на прилавки из первых рук и продавались по доступной цене?

— Вопрос серьезный. Дело в том, что у нас основные направления фермерских хозяйств: животноводство и растениеводство. Очень мало фермерских хозяйств, которые занимаются выращиванием овощей. Это довольно трудоемкий процесс, приходится работать вручную. У фермеров нет средств на закупку техники для обработки овощей, и у государства на сегодняшний день тоже нет такой техники. Поэтому картина на рынках такая, что фактически 95 % овощей — привозные. Основные производители овощей — личные подсобные хозяйства. Они каждый год выращивают овощи для продажи, но приезжая на рынок в субботу-воскресенье, застают ужасные условия для торговли, точнее, полное их отсутствие, антисанитарию.

Не каждый захочет стоять в таких условиях, и они, чтобы побыстрее сбыть продукцию, отдают ее перекупщикам. А те ставят на нее ту же цену, что и на привозную. Мы планируем в будущем году открыть социальный магазин, в котором местная продукция будет стоить дешевле, чем на рынке. Но здесь надо проработать и другой вопрос. Фермеру, который привозит и сдает в этот магазин свою продукцию по меньшей, чем на рынке цене, государство должно оказывать помощь в виде дотаций или доплат, или кредитования. Этот механизм надо разрабатывать. Далеко ходить не надо, в РФ за каждый литр молока фермер получает доплату, за поголовье тоже, за выращивание элитных семян и т.д. В России очень много доплат, у нас, к сожалению, это пока не предусмотрено. Но если наш план претворится в жизнь, то результат будет налицо. Кроме того, прорабатывается вопрос о проведении ярмарок, как раньше, чтобы фермерские хозяйства приезжали и продавали напрямую свою продукцию. Осенние ярмарки пользовались спросом у населения. Мы хотим возродить эту добрую традицию.

— Как обстоит вопрос с кадрами в отрасли?

— В течение 20 лет противостояния мужчины защищали свою землю и отучились работать на земле. На сегодняшний день в отрасли наблюдается кадровая проблема. Молодежь, к сожалению, не идет к нам на работу. Мы запланировали сумму на подготовку кадров для АПК, в частности, механизаторов, так как в планах закупка современной техники. И если мы заранее не подготовим кадры, то она будет простаивать. Планируем выйти с предложением в Правительство об открытии на базе многопрофильного колледжа факультетов агрономии, ветеринарии, зоотехнии со стипендиями от Министерства сельского хозяйства. Нам нужны и специалисты с высшим образованием. У нас много работников пенсионного возраста. Мы готовим письмо в Министерство образования, чтобы нам дали информацию о тех студентах, которые заканчивают (или закончили) вузы по нашей профессии в этом и в будущем году. Хотим привлечь их в отрасль.

— У вас много хороших планов. Вы разработали программу развития на 2013 год?

— Создана программа развития сельского хозяйства на 2013-2015 годы. Мы представили ее в Министерство экономического развития. В программу внесены все намеченные на эти годы мероприятия, указан, какой эффект от них ожидается, какая сумма потребуется.

Ульяна ДЖИОЕВА

*

Маирбег Гучмазов родился в г. Цхинвале, окончил школу №5. Затем поступил в Пермский сельскохозяйственный институт и окончил его по специальности «Зоотехник». Отработал там же по распределению, после чего вернулся в Цхинвал. Пришлось заняться частным предпринимательством, так как работы по его специальности не было. В 2006 году начал работать в администрации Цхинвальского района начальником Управления сельского хозяйства, через год был переведен на должность заместителя главы администрации района, курировал сельское хозяйство. В мае текущего года назначен министром сельского хозяйства.