/Комментарий Полномочного представителя Президента

Комментарий Полномочного представителя Президента

РЮО по вопросам постконфликтного урегулирования Мурат Джиоева к ситуации с временным ограничением пересечения государственной границы Республики Южная Осетия с Грузией.

Как известно, в сопредельной с Республикой Южная Осетия Грузии распространился, так называемый, свиной грипп. От поражения его вирусом H1N1 уже погибло значительное количество людей, многие находятся в реанимационных отделениях больниц.
В связи с этим и в целях недопущения проникновения опасного вируса на территорию Южной Осетии соответствующими властями нашей республики принято решение о временном закрытии до особого распоряжения пунктов пересечения в упрощенном порядке государственной границы РЮО с Грузией, в обычное время стабильно функционирующие. Соответствующая информация была сообщена в СМИ. Это делается исключительно в интересах местного населения, на жизнедеятельность и социальные вопросы которого такое решение не влияет.
Однако власти Грузии и определенные силы, даже эту ситуацию стремятся использовать в своих пропагандистских целях, стараясь отвлечь общественное мнение своей страны, которое все более связывает появление и распространение вируса H1N1 с деятельностью функционирующей в Грузии биологической лаборатории имени Лугара, пытаются раздуть вопрос о закрытии пунктов пересечения границы, якобы выражая «заботу» о жителях, пользующихся этими пунктами. Думается, если бы властей Грузии интересовали здоровье и безопасность людей, то, по логике вещей, они должны были бы с пониманием относиться к шагам, могущим не допустить распространение заразы. Но даже из этого они хотят извлечь «выгоду», требуя, чтобы люди из районов Южной Осетии могли беспрепятственно посещать очаги инфекции и апеллируя к международному сообществу, в очередной раз навязывая свою ложную установку о, так называемых, «нарушениях прав» в Южной Осетии. На самом деле, повторяю, временные ограничения пересечения границы направлены на ограждение населения от опасного вируса и ни в кое мере не могут объективно рассматриваться как какое-то ограничение к средствам существования или медицинской помощи.