/Пётр Гассиев: «Не стоит путать нынешний политический кризис с 2011 годом»

Пётр Гассиев: «Не стоит путать нынешний политический кризис с 2011 годом»

Первый вице-спикер парламента РЮО, депутат от партии «Единая Осетия» Пётр Гассиев в эксклюзивном интервью изданию «Кавказский рубеж» рассказал о нынешнем политическом кризисе в республике, противоречиях между властью и оппозицией, а также о планах развития сельского хозяйства, экспорта экологически чистой продукции в Россию, отношениях с Грузией и других, волнующих общество вопросах.

«Кавказский рубеж»: В Южной Осетии не один год жалуются на раскол в обществе и политический кризис. Как Вы оцениваете общественно-политическую ситуацию в республике? Смогла ли Южная Осетия преодолеть последствия кризиса 2011 года?
Пётр Гассиев: Что касается общественно-политической ситуации в республике, она сейчас достаточно сложная. Наверное, не совсем корректно сравнивать её с кризисом 2011 г., потому что тогда четко были определены стороны конфликта. С одной стороны была власть, а с другой те, кто хотел, чтобы власть ушла. В частности, все упиралось в фигуру экс-прези-дента республики Э. Кокойты. Тогда было четкое разделение, с одной стороны власть, с другой народ, который хочет, чтобы Кокойты ушел. Фигура Аллы Джиоевой в то время была не знаковой, не определяющей. Она появилась только потому, что в качестве кандидата в президенты не был зарегистрирован Дзамболат Тедеев.

То есть в 2011 г. было четкое разделение на две стороны – народ и власть. Сейчас ситуация немного другая, во-первых, оппозиция неоднородна, у них нет между собой единого кандидата на предстоящие выборы президента. Оппозиция разбита на множество частей, которые не всегда могут с собой договориться, и эти противоречия по мере приближения выборов будут только усугубляться. Остаётся только надеяться, что ни во что серьезное это не выльется. Южная Осетия преодолела не один кризис, и я думаю, что этот тоже преодолеет.

Также различие с 2011 г. заключается в том, что 2011 г. назрел после войны 2008 г., когда народ был на подъёме и ждал, что что-то поменяется. Вместо этого народ увидел гигантские хищения тех средств, которые выделяла Россия и другие страны на восстановление Южной Осетии. Помимо этого люди столкнулись с огромными бытовыми трудностями, улицы были перекопаны, не подавалась вода. И вот в режиме этой стройки, наполовину заброшенной, случился в 2011 г. кризис. Тогда были конкретные требования к власти и конкретные претензии по поводу хищений миллиардных средств России. Что касается нынешнего конфликта между оппозицией и властью, предъявить власти претензию по поводу хищения невозможно. Претензия из-за того, что город не восстанавливается, не обоснована: строятся новые дома, социальные объекты, заасфальтирован практически весь город.

Другое дело, что оппозиция имеет достаточно претензий по поводу земель, потерянных со стороны Цнелисского района. Однако эти земли, по крайней мере, де-юре были потеряны ещё в 2011 г. Сейчас ситуация всплыла и каким-то образом легла на плечи нынешней власти. Конечно, какая-то неуклюжесть со стороны властей была, но не могут нынешние власти нести ответственность за то, к чему не были причастны.

Претензий со стороны оппозиции много, но я не знаю ни одной, которая вызвала бы такие же волнения, как в 2011 г. Обе стороны проявляют негибкость, поэтому переговоры зашли в тупик. Я очень сомневаюсь, что власть и оппозиция сядет за стол переговоров, и разработают концепцию дальнейшего совместного существования.

Ещё нужно понимать, что многие лидеры оппозиции в свое время находились у власти. И во времена Эдуарда Джабеевича и позднее, во времена Тибилова. Представители оппозиции имели возможность принимать разные решения, в том числе и по поводу тех претензий, которые они предъявляют нынешнему руководству. Повторюсь, не все возможности были использованы, чтобы найти точки соприкосновения, в том числе и нынешней властью. Но говорить, что нынешняя власть ничего не делает не правильно. Хотя бы глядя на ту инфраструктуру, которая появилась в городе.

«Кавказский рубеж»: Что мешает конструктивному диалогу власти и оппозиции?
Пётр Гассиев: Что касается диалога между оппозицией и властью, да действительно его практически нет, противоречия настолько огромны, что консенсуса по каким-то важным вопросам, интересующим и оппозицию и власть достичь тяжело. Дело Инала Джабиева до сих пор висит в воздухе, до сих пор не было суда и это не совсем правильно. Конечно, это не катастрофа, были дела, которые расследовались ещё дольше, были свои основания. Другое дело, в сложившейся общественно-политической ситуации затягивание суда ни к чему хорошему не ведёт, только усугубляет напряжённость. И это только одна причина, не считая ситуации на таможне и иных обстоятельств. Поэтому противоречия достаточно глубоки, чтобы оппозиция и власть не могли договориться. Да и не могут договориться, хотя бы из-за того, что оппозиции нужна власть, а впереди президентские выборы.
«Кавказский рубеж»: Граждане Абхазии легко получают российский паспорт, что даёт им определенные блага со стороны России. Но те, у кого есть только российское гражданство, в Абхазии не могут ни вести бизнес, ни покупать жилье или землю. А как с этим обстоят дела в Южной Осетии?

Пётр Гассиев: Действительно, в Абхазии есть такая проблема. Они себя, на мой взгляд, ограничили тем, что не гражданин Абхазии не может покупать недвижимость или вести бизнес на территории республики. В Южной Осетии ничего подобного нет. Если будут инвесторы, которые захотят зайти на территорию Южной Осетии, то отсутствие югоосетинского гражданства им никак не помешает. Достаточно быть гражданином одной из стран, которые признали РЮО или имеют с республикой дипломатические или дружественные отношения. В этом плане у нас для инвесторов очень благоприятный и теплый климат.
«Кавказский рубеж»: Многих людей интересует вопрос развития сельского хозяйства в Южной Осетии. Расскажите, пожалуйста, как использует республика сельскохозяйственные угодья?

Пётр Гассиев: Южная Осетия – аграрная страна. И к большому стыду я должен сказать, что наши великолепные земли, на которых произрастает всё, что угодно сейчас мало используются. На мой взгляд, крайне недостаточно уделяется внимания на развитие сельскохозяйственного сектора. Однако, мы можем занять определённую нишу на мировом рынке. Сейчас очень востребованы экологически чистые продукты и с этим у нас великолепно обстоят дела. Остаётся только наладить и развивать сельское хозяйство так, чтобы мы смогли с нашими экологически чистыми продуктами выходить на рынок. С учётом того, что Южная Осетия небольшая страна, я думаю, что рынка России и дружественных стан с лихвой хватит для сбыта продукции.
Добавлю, что во время СССР Южная Осетия была известна, по крайней мере, по всей России, как одна из лучших курортных зон. У нас есть все возможности, чтобы сделать республику привлекательной для туристов. Нам есть что показать, есть что рассказать, у нас есть такой колорит, которого нет нигде в мире. Однако сейчас все это находится в зачаточном состоянии, и многого мы предложить туристам не можем. Другое дело, что и так они приезжают, правда, гораздо меньше, чем хотелось. Но те, кто приезжает, уезжают из Южной Осетии с переполненными благодарностью сердцами. Я знаю это точно. Пока что поток находится на маленьком предпринимательском уровне, но он развивается. И самые великолепные отзывы о Южной Осетии пишут россияне и граждане стран бывшего СССР, которые побывали у нас и вернулись к себе домой.

«Кавказский рубеж»: Есть мнение о том, что Женевские дискуссии не оправдали себя, как механизм, позволяющий урегулировать тлеющий конфликт с Грузией. Каково Ваше мнение на этот счёт?

Пётр Гассиев: Мое мнение – Женевские дискуссии не оправдали себя, давно и плотно зашли в тупик. Я не знаю ни одного мало-мальски важного решения, которое повлияло бы на наш народ и на отношения с сопредельной Грузией. Я не наблюдаю таких решений или хотя бы толчков в эту сторону. Но с другой стороны даже такие дискуссии – это лучше, чем никаких дискуссий вообще, но не более того.
По моему мнению, ни Женевские, ни какие-либо другие дискуссии не могут урегулировать конфликт с Грузией. Во-первых, потому что Грузия отказывается подписывать документ о неприменении силы, что говорит о том, что силу в дальнейшем всё-таки собираются они применять. Для Грузии Южная Осетия до сих пор остаётся некоторой «территорией, которая находится под жёсткой пятой узурпации Российской Федерацией». В понимании Грузии, здесь получается какое-то осетинское гетто. Пока грузинские деятели не признают, что Республика Южная Осетия – это состоявшийся факт, никакие подвижки урегулирования отношений между Южной Осетией и Грузией невозможны.

«Кавказский рубеж»: Что Вы думаете о народной дипломатии? Возможно, именно этот метод сдвинет вопрос с мёртвой точки?
Пётр Гассиев: Хотелось бы ответить вопросом на вопрос: а Вы знаете хотя бы один пример, где народной дипломатией удалось достигнуть каких-то определенных успехов, особенно в кризисных ситуациях? Я такого не помню, но, наверное, она имеет место быть. Но успешные случаи практического применения народной дипломатии мне неизвестны.

https://kavkazru.press/pyotr-gassiev-ne-stoit-putat-nyneshnij-politicheskij-krizis-s-2011-godo