/Минуло не одно десятилетие…

Минуло не одно десятилетие…

Прошло уже 33 года, но те ноябрьские дни навсегда запечатлелись в памяти.
Осень 1989 года выдалась на редкость холодной, в ноябре даже уже снежок выпал. Когда по городу пронеслась весть, что в нашу сторону движется колонна из Тбилиси, якобы для проведения мирного митинга, мы и мои ровесники, которым было чуть за двадцать, не особо встревожилась. Наше сознание тогда было чисто от каких бы то ни было потрясений политического характера. Мы пока жили в единой стране – Союзе Советских Социалистических Республик, где приоритетной идеологией была дружба народов. То и дело вспыхивавшие к тому моменту конфликты, ставшие возможными с приходом в нашу жизнь пресловутой перестройки, казались временным явлением – была твердая уверенность, что Москва, как всегда, все разрулит, и все опять станет по-прежнему; решатся проблемы, казавшиеся недоразумением, и мы опять заживем спокойной мирной жизнью, с обеспеченным будущим и благополучием. Как же мы тогда ошибались!
Наши грузинские коллеги в тот день словно на крыльях порхали по коридорам… Женщины принарядились как к приходу дорогих гостей. По всему было видно, что они были значительно осведомленней, чем мы, и готовились к весьма важным (для них!) событиям.
Недолго думая, мы собрались и пошли в направлении Старого моста. А там уже собрался чуть ли не весь город. На лицах наблюдалось полное смешение чувств: кто-то смеялся и перебрасывался шутками с другими, кто-то озабоченно интересовался подробностями, иные радостно приветствовали знакомых…
На Згудерской возвышенности вовсю кипели страсти…
С одной стороны находились мы, а с другой – непрошеные грузинские «гости». Посередине проходила живая «граница» из сцепленных рук. Это потом мы узнали о легендарных ребятах, которые предотвратили проникновение врагов в город, спутав им все карты, а пока что надо было во что бы то ни стало выдержать, выстоять.
С той стороны толпа буйствовала, истерила, особенно запомнился субъект в белом длинном шарфе, которого подначивали наши ребята, видя его и без того неадекватное состояние, а тот бесновался и пытался вырваться из рук крепко его держащих товарищей. Одним словом, наша тогда еще функционировавшая психбольница радушно бы приняла его в свои палаты. И не только его! Он был явно под воздействием каких-то препаратов. Ведь не секрет, что состав колонны был разношерстным, где были и наркоманы, и преступники. После их позорного драпа вся территория ресторана «Эрцо», где они стояли лагерем, была усеяна шприцами…
Уже там, находясь в гуще событий и слыша разные разговоры, мы с подружками по-настоящему испугались, осознав, что это не шуточки, а все очень серьезно. Думаю, в тот день в нашем мозгу словно тумблер переключился, четко разделив жизнь на «до» и «после».
Возвращаясь вечером домой, мы увидели грузинских женщин, стоявших у ворот своих домов. Они громко проклинали и обзывали прохожих. Я остановилась и спросила их, почему они так себя ведут. В ответ на меня тоже посыпались проклятья и угрозы, дескать, вот сейчас в город войдут их братья и… нам будет очень нехорошо (мягко говоря, на самом деле с их уст слетали страшные слова).
Мы не могли понять, что произошло с нашими вчера еще добрыми соседями, сослуживцами, друзьями, что в одночасье нас стали ненавидеть. Что было потом, известно всему миру. Есть осетинская пословица, что у бодливого быка рога обломаны. Вот и грузины обломали свои рога о нашу силу, твердость духа и веру в свою правоту.
А нас впереди, несмотря на всяческие невзгоды и беды, ждали свобода и независимость! Но это, как говорится, уже другая история…
Д. КОТАЕВА