/Геноцид под вывеской классовой борьбы

Геноцид под вывеской классовой борьбы

Шокирующая история убийства 11-месячного ребенка и трагедия села Кемулта

В 1920 году грузинские националисты учинили геноцид народу Южной Осетии. В ходе карательных операций грузинские шовинисты бесчинствовали не только в приграничных селах южной части Осетии, но и вторглись в отдаленные и горные села Дзауского района. Касаясь Великой Отечественной войны, мы знаем, что нет семьи, из которой мужчины не ушли на фронт. Это касается как Южной Осетии, так и всего постсоветского пространства. Но нет и семьи в современной Южной Осетии, у которой прадеды или прабабушки не испытали страшную трагедию кровавых событий 1920 года.

В советское время было не принято ворошить события 1920 года. Во имя пресловутой дружбы народов, которая, надо признать, была, замалчивалась кровавая история малочисленного осетинского народа, который подвергся геноциду. Хотя старшее поколение прекрасно знало, что предшествовало этой «дружбе народов» и помнило зверства грузинских националистов. Однако советская идеология закрыла шторами трагедию нашего народа. Но за последние годы на поверхность всплыл большой, нетронутый пласт нашей истории. И этот процесс не сдержать!
Одна из таких страшных историй произошла в семье Нуцы Годаевны Багаевой, которая вместе с мужем и детьми жила в селе Кемулта Дзауского района. Об этом нам рассказала дочь Нуцы – Зарета Габараева, жительница села Дменис.
Провозглашение Советской власти в Южной Осетии в 1920 году привело в ярость грузинских националистов. Под видом классовой борьбы националисты учинили жестокую расправу осетинскому народу. Разгромив села равнинной части Южной Осетии, грузинские шовинисты вторглись в Дзауский район и дошли до села Кемулта.
Все село было охвачено огнем. Грузины не щадили никого. Не обнаружив в селе большевиков и коммунистов, грузинские шовинисты начали уничтожение мирного населения, женщин, детей и стариков. Нуца Багаева вместе с ребенком и мужем выбежали из дома. Увидев выбегавших молодых супругов с ребенком, грузинские оккупанты открыли огонь. Пули настигли ее мужа и он погиб. Нуца попыталась скрыться вместе с маленьким ребенком, но «меньшевики»-националисты выхватили 11-месячного ребенка из ее рук и бросили в пламя пылающего дома. Молодая женщина пришла в ужас, ее охватило оцепенение.
«Она очень часто плача вспоминала этот момент, до последних дней жизни», — не сдерживая волнения, рассказывает Зарета Габараева.
В этот момент грузинские националисты выстрелили в нее и пуля попала в нижнюю часть спины. Женщина упала, но все же выжила. Этот выстрел стоил ей здоровья. Уже потом, после происшедшего, врачи так и не решились достать пулю, и женщина осталась хромой на всю жизнь. А грузинские националисты оставили после себя пылающее село…
Нуцу Багаеву ближайшие родственники забрали в село Сунжа Северной Осетии. Спустя некоторое время молодая женщина вернулась в Южную Осетию и вышла замуж за жителя села Залда Цхинвальского района. Нуца забрала с собой своих детей от первого мужа. А у ее нового мужа тоже были дети от первого брака. Потом появились уже общие дети, в числе которых — Зарета Габараева, которая родилась в 1940 году.
Грузинские шовинисты умудрялись показывать дикий и осетиноненавистнический нрав даже после Великой Отечественной войны в начале 1950-х годов!
«Я была маленькая, но хорошо помню, — продолжает Зарета Габараева. – Приходили представители властных структур, грузины и если семья не могла уплатить налоги, то забирали из дома имущество, которое им понравилось. Продукты прихватывали с собой. Даже забрали ножную швейную машинку из нашего дома. Не постыдились», — с презрением говорит о партийных грабителях Зарета Габараева.
Времена тогда были бедные. Семья из 15 человек, где кроме своих детей жили и дети близких родственников – голодала. Хотя супруги никогда не делили детей, они все были свои!
«Я помню, как мой брат от голода упал недалеко от дома, в овраге. Его обнаружила соседка. Кое-как привели в чувство. Мы жили впроголодь. Еды не хватало. Семья-то большая. От буханки хлеба нам перепадало по маленькому кусочку. Так и жили», — рассказывает Зарета Габараева. Воспоминания ей даются с трудом и голос часто срывается.
А в августе 2008 года уже сама Зарета Габараева испытала геноцид. В первый день войны она вместе с соседями скрывалась в подвале соседского дома. А когда и в подвале соседского дома оставаться было опасно, она вместе с соседями выбежала. Мужчины села погрузили женщин, детей и стариков в машины и по объездной дороге вывезли в Дзау.
Вот такая была «классовая» борьба в Южной Осетии в 1920 году, в ходе которой грузинские «меньшевики», в сущности своей националисты, а потом трансформировавшиеся в коммунистов, сожгли южную часть Осетии.
Александр КЕЛЕХСАЕВ