/Уроки истории от Путина, или пора ставить точку в существовании антироссийского проекта на Кавказе

Уроки истории от Путина, или пора ставить точку в существовании антироссийского проекта на Кавказе

Низкопробные выходки националистической направленности, ставшие неотъемлемым элементом жизнедеятельности грузинского социума на протяжении десятков лет, ставят соседние государства перед непростой дилеммой – стоит ли дальше поддерживать существование проекта под названием «Грузия».
Как отражение этих настроений можно расценивать комментарий спецпредставителя МИД РФ Марии Захаровой, предложившей грузинскому обществу ответить на вопрос, является ли Грузия государством.
По ее мнению, это вопрос, на который должно ответить грузинское общество, «предварительно напомнив самому себе, что такое государство, что такое страна и какие качества отличают толпу от народа, нацию от национальности».
«Я очень часто слышу упрек в том, что Россия потеряла Грузию. А вам не кажется, что Грузия потеряла саму себя… Оскорбления и нападки, которые мы слышим сегодня в адрес нашей страны, в первую очередь бьют по самой Грузии. Более тяжелого удара, чем наносят люди, заявляющие подобное, по грузинскому народу и государственности не нанес бы ни один враг Грузии», — отметила Захарова.
Логичный вопрос, прозвучавший от спецпредставителя МИД РФ, имеет под собой основания исторического характера. То, что ошарашенная российская публика наблюдает последние несколько недель, не является чем-то оторванным от грузинской действительности. Происходящее четко укладывается в тот дискурс, который был задан с момента создания этого территориального образования на Кавказе.
Возникнув на обломках Российской империи при поддержке западных держав, Грузия изначально представляла собой антироссийский и антирусский проект, направленный на отрыв всего Кавказского региона от России. За несколько лет существования так называемой Грузинской демократической республики ее элита так и не выдвинула иного обоснования своего существования. Тифлис изначально позиционировал себя в качестве проводника интересов враждебных России сил, стремясь одновременно реализовать болезненные амбиции грузинского мелкопоместного дворянства за счет соседних народов.
За короткое время грузинские власти организовали этнические чистки в отношении осетин и абхазов, попытались военным путем отнять часть земель у Армении и Азербайджана. Более того, была предпринята попытка захватить часть черноморского побережья России. Пользуясь безвластием в условиях гражданской войны, грузинским войскам удалось на короткое время захватить территории в районе Сочи, где они отличились безудержными грабежами. Правда, вскоре им пришлось с позором бежать под натиском войск Деникина.
Точку в нацистском шабаше несостоявшейся мини-империи в 1921 году поставила Красная армия, в сжатые сроки зачистившая территорию Грузии. Но, как оказалось, это была не точка, а многоточие.
В рамках единого союзного государства грузинские большевики смогли продолжить дело своих предшественников, реализуя политику ассимиляции и культурного геноцида малых народов, насильственно включенных в состав ГССР благодаря усилиям грузинского лобби в Кремле. В результате была уничтожена практически вся национальная элита Южной Осетии, а абхазы, вдобавок ко всему, в собственной республике превратились в нацменьшинство.
Роль, которую Грузия сыграла в период распада СССР, стала демонстрацией того, что советской власти не удалось изменить изначальную направленность этого проекта. Избавившись от формальных ограничений, диктуемых властью союзного центра и коммунистической идеологией, Грузия вновь становится плацдармом антироссийских сил и снова приступает к политике этнических чисток против малочисленных народов. Жесткий урок, полученный в августе 2008 года, ничему не научил грузинское общество, которое до сих пор отказывается признавать свою ответственность за агрессию и многочисленные преступления против гражданского населения Южной Осетии. И это несмотря на выводы комиссии Евросоюза во главе с Хайди Тальявини.
Расчет российских политиков на то, что в Грузии могут прийти к власти трезвомыслящие политики, которые начнут выстраивать отношения с соседними странами на принципиально иной основе, каждый раз оказывается неоправданным, поскольку матрица грузинской политической мысли изначально формировалась на других ценностях и базовых приоритетах.
Любой грузинский политик, который осмелится предложить более адекватную платформу для развития грузинской государст-венности, сразу же пополнит ряды маргиналов, не имеющих никакого влияния на реальные политические процессы в Грузии. Никакого сожаления или попыток переосмысления преступлений прошлых лет ни в грузинском обществе, ни среди грузинских политиков не наблюдается. Нет также осознания пагубности сохранения существующей грузинской политической и общественной матрицы, выстроенной на обслуживании интересов антироссийских сил и реализации неонацистских амбиций.
Отмеченные факторы дейст-вительно ставят вопрос о целесообразности дальнейшего сущест-вования антироссийского проекта под названием «Грузия» в интересах безопасности и будущего мирного развития Кавказского региона.
Лакмусовой бумагой, показывающей отсутствие каких-либо реальных изменений в общественных настроениях в Грузии, можно назвать и реакцию на исторический ликбез от президента РФ Владимира Путина, достаточно детально напомнившего о геноциде в Южной Осетии и Абхазии, организованном Грузией в 20 веке.
Официальные лица Грузии, включая президента Саломе Зурабишвили и премьер-министра Мамуки Бахтадзе, назвали слова Путина «неправильной интерпретацией фактов», но реальных аргументов, которые могли бы опровергнуть слова российского лидера, они так и не привели.
«Мы услышали фундаментально неправильную интерпретацию фактов, мы гордимся нашей историей, и настанет день, когда мы вместе с нашими абхазскими и осетинскими братьями построим единую, сильную страну», — заявил, в частности, грузинский премьер.
По его словам, история Грузии является частью европейской истории, и мировое сообщество знает эту историю детально. «Наша задача, чтобы у международного содружества была правильная информация не только об истории, но и планах на будущее», — отметил Бахтадзе.
К несчастью для молодого грузинского премьера, о преступлениях, совершенных Грузией на протяжении 20 века, детально знают не только в Москве. Достаточно привести в пример бывшего посла Франции в Грузии Эрика Фурнье, который занимал эту должность в 2007-2011 гг.
В 2011 году в ходе интервью грузинским СМИ выведенный из себя назойливыми вопросами грузинских журналистов относительно причин событий 2008 года Эрик Фурнье открыто заявил об ответственности Грузии за произошедшее.
«В Грузии ищут ответственность за войну не там, где ее нужно искать. Кто начал войну? Кто первым выстрелил в направлении Цхинвали? Вы не сможете заново написать историю и искать ответственность в другом месте, а не там, где она есть. Если копнуть немного глубже, то должны потребовать разъяснений у меньшевистской республики, которая в 1920 году истребила осетинское население, а не во Франции и другой стране…», — подчеркнул Фурнье.
Слова французского дипломата тогда произвели эффект разорвавшейся бомбы. Шокированные грузинские радикалы потребовали от своих властей объявить посла Франции персоной нон грата.
Думается, Эрик Фурнье не единственный в той же Европе, кто в отличие от грузинского премьера, видит в истории Грузии мало поводов для гордости.
Однако широкие слои общественности как в европейских, так и других странах мало проинформированы об этнических чистках и других преступлениях, совершенных Грузией в отношении осетин, абхазов и других народов. Исправить ситуацию может лишь планомерная, масштабная информационная кампания, которая не будет ограничиваться мероприятиями в честь той или иной даты.
Обращение югоосетинских парламентариев в Госдуму и Совет Федерации РФ с просьбой о признании геноцида Южной Осетии должно стать первым шагом в этом направлении. При этом, вопрос о геноциде необходимо ставить в привязке к теме Трусовского ущелья и других земель Восточной Осетии, оккупированных Грузией, которая и сегодня без стеснения проводит там политику этнических чисток.
Весьма полезным в ходе решений этой задачи может оказаться опыт Армении и армянских диаспор, создавших для продвижения признания геноцида 1915 года комиссии «Ай Дата» (в переводе с армянского «Армянский суд»), во всех зарубежных общинах. Комиссии «Ай Дата» работают по этой проблематике, став структурами, с помощью которых проводится работа по международному признанию геноцида армян.
В целом на сегодняшний день в результате планомерных целенаправленных усилий на протяжении десятков лет геноцид армян признан парламентами примерно 20 государств, в числе которых Уругвай, Россия, Франция, Литва, Италия, Австрия, Чили, Греция, Аргентина, Бельгия, Швейцария, Канада, Польша, а также 46 из 50 штатов США. Кроме того, ответственность Турции признали Совет Европы и Европарламент.
Для Южной Осетии, которая в течение только одного века подверглась нескольким этническим чисткам, такая национальная политика является примером для подражания. Несмотря на возможные препоны, которые будут чинить страны Запада, поддерживающие Грузию, продвижение темы признания геноцида осетин на международной арене должно стать одной из главных задач власти и общественности Южной Осетии.
А.ТЕДЕЕВ