/Мурат Ванеев: «Парламентская форма правления – не панацея, необходимо совершенствовать действующую»

Мурат Ванеев: «Парламентская форма правления – не панацея, необходимо совершенствовать действующую»

В связи с недавним обострением внутриполитической ситуации в республике, определенная часть югоосетинского общества считает, что переход от президентской формы правления к парламентс-кой нивелировал бы в Южной Осетии политические кризисы. Об этом – в интервью Начальника Управления внутренней политики при Администрации Президента РЮО Мурата Ванеева.

— Мурат Владимирович, ровно 25 лет исполнится в ноябре с тех пор, как в республике избирали первого президента. Как Вы считаете, оправдан ли был на тот период переход на президентскую форму правления?
— 25 лет назад, действительно, в республике происходили серьезные процессы — конфликты между ветвями власти, а также между властью и назовем их активистами-патриотами. Конфликт никак не разрешался, и на тот момент времени компромиссным выходом из положения посчитали переход на президентскую форму правления — серьезное переформатирование взаимоотношений. Не знаю, насколько на тот момент это было проанализировано, скорее всего, оно было спонтанное, эмоциональное решение. Просто все участники конфликта, население и политики понимали, что система власти работает не так, как надо. Реформировать в рамках действующих правоотношений они не смогли и была выдвинута идея — сформировать власть на новых принципах. Идея понравилась всем не потому, что президентская форма правления лучше — это было неким компромиссом, и люди эмоционально были готовы к радикальным шагам. Тогда смена правления сыграла положительную роль, т.к. решение было обосновано, и принесло свои плоды. Главный положительный момент введения президентской формы правления — конфликт прекратился и мы начали развивать государство в новом формате.
— Еще в 2011 г. в югоосетинском обществе и в политических кругах Южной Осетии не раз поднимался вопрос об эффективности президентской формы правления и необходимости смены ее на парламентскую форму…
— В 2011 г. в Южной Осетии тоже был непростой кризис, но усматривать причину в том, что у нас президентская форма правления, я бы не стал, причина была совсем другая. Здесь можно провести некие параллели кризисов 2011 г. с серединой 90-х гг. Когда возникает очередной кризис, мы начинаем считать, что это следствие формы правления. В 2011 г. тоже искали выход, поэтому и поднимали этот вопрос – хотели найти эмоционально-компромиссный выход, который применили 25 лет назад. Это стало некой палочкой выручалочкой, чтобы якобы в будущем минимизировать или избежать серьезных внутриполитических конфликтов, споров между ветвями власти и т.д. Однако, это лишь неправильная оценка причин политических кризисов в Южной Осетии.
— Когда в России приняли поправки в Конституцию РФ, в рамках которых расширены полномочия законодательного органа, в Южной Осетии вновь вернулись к вопросу о смене президентской формы на парламентскую. Как Вы считаете, учитывая сегодняшнюю внутриполитическую ситуацию, являются ли насущными подобные изменения?
— Действительно, сегодня многие полагают, что наше развитие будет более динамичным, если откажемся от президентской формы. Уже несколько лет некоторые политические партии и политики говорят, что президентская форма правления себя не оправдывает и неэффективна, и призывают поменять на парламентскую. Эта тема все чаще обсуждается в свете изменений в Конституции РФ, упомянутых вами, где законодательным органам – Совфеду и Госдуме предоставлены расширенные полномочия формирования власти, что соответствует смешанной (президентско-парламентской) форме правления. Российский опыт нам как раз подсказывает, что можно говорить о совершенствовании действующей формы правления. Вот об этом имеет смысл говорить. Почему? Потому что любая форма правления имеет право на существование и сложно сказать, что одна лучше второй. Просто каждое государство в силу определенных обстоятельств выбрало парламентскую, президентскую или смешанную форму правления, и в рамках этой формы правления развивается. За последние 50 лет можно на пальцах пересчитать государства, где изменена форма правления — Украина, Грузия и Армения. Причины везде разные. Фактически мало государств, где меняют форму правления без серьезных оснований. В нашей республике президентская форма правления себя не исчерпала, кроме того, показала себя живучей и эффективной.
Конечно, возникают некие конфликты, но потому, что мы со временем не устраняем проблемы, возникающие при применении этой формы правления. Поясню, по нашей Конституции у нас президентская республика, а по факту она смешанная. Т.е. при президентской форме правления президент является и главой государства, и главой исполнительной власти, правительство подотчетно только ему. В нашей Конституции хотя и зафиксировано, что у нас президентская республика, но председатель правительства назначается президентом по согласованию с парламентом — это уже элемент, не соответствующий президентской форме правления, он характерен смешанной. Поэтому иногда и возникают проблемы сохранения баланса властей. Сохраняя президентскую республику, надо пересматривать положения, регламентирующие или распределяющие функции, полномочия, права и обязанности всех ветвей власти. Если мы будем наполнять содержанием президентскую форму правления в классическом ее понимании, сможем обеспечить баланс властей.
Сегодня я не вижу никаких серьезных оснований, чтобы мы перешли на парламентскую форму правления. Повторю, президентская форма правления себя не исчерпала и есть большие возможности для совершенствования законодательства в системе государственного правления, насытить ее реальным и правильным содержанием права и обязанностей ветвей власти. Конечно, парламентская форма правления тоже достаточно эффективная. Есть государства, допустим, Германия, которая успешно развивается в этой форме правления, внутренних конфликтов или перетягивания одеяла на себя не возникает. Наряду с Германией есть государства, которых парламентская форма правления держит в напряжении, та же самая Украина. Подобные примеры можно привести и государства с президентской формой правления. Эф-фективность государства, в том числе, достигается совершенствованием законодательства. Добавлю, парламентская форма правления более сложна в применении с вытекающими из этого последствиями. А вот такой поверхностный взгляд, что депутатов много и они не смогут злоупотреблять властью – это неверные рассуждения.
Возвращаясь к конституционным изменениям в России… Некоторые аналогичные изменения планируются у нас тоже, для примера отметим, что президент Бибилов заявил о намерении внести законодательную инициативу, в частности, о дополнительных полномочиях парламента при решении кадровых вопросов. Решение совершенствовать президентскую форму правления логичное и своевременное, и это наиболее легкореализуемый способ развития государства, чем сложный и непредсказуемый переход на парламентскую форму правления.
— В соцсетях осетинского сегмента иногда можно столкнуться с предположениями, что внесение изменений в Конституцию РЮО даст президенту безграничную власть и у других ветвей власти не будет рычагов воздействия. Что Вы скажете по этому поводу?
— Напомню, изменения в законодательство важных моментов принимаются путем референдума, полагаю это сильный аргумент, чтобы успокоить народ. У нас небольшое население, что позволяет нам в политических вопросах быть более дотошными, чем в больших государствах. Поэтому референдум расставит все точки над «i». Уверен, изменения, допускающие перекос в полномочиях одного из ветвей власти, наше население и не примет. А совершенст-вовать законодательство необходимо, в том числе и касаемо системы управления и при грамотном подходе мы на практике прошлых лет устраним моменты, не позволяющие принимать практические решения, потому как есть пробелы в законодательстве и подзаконных актах. Пример — недавний кризис власти, полагаю, это тоже следствие недостаточно гармоничного законодательства.
— Личности, инициирующие парламентскую форму правления, одной из причин приводят то, что она наиболее характерна нашему народу и ее менталитету, и является прототипом древнего Ныхаса…
— Ныхас наших предков был фактически законодательно-надзорным органом, обладал законодательными, судебными и надзорными полномочиями. Это были обстоятельства нашей жизни, не было больших населенных пунктов, развитой системы госуправления, люди жили в ущельях. И жизнь тогда подсказывала таким образом управлять населением. Но время менялось и формы правления тоже. В 90-х годах у нас уже была эффективная форма парламентской, но вскоре она начала давать сбои.
К тому же, парламент есть и его полномочия никто не отменяет. Это коллегиальный орган, и сейчас выполняющий практически функции «Ныхас», просто некоторые надзорные функции перешли суду, прокуратуре, но определенный финансовый контроль остался в парламенте. Я не вижу никаких противоречий между тем, что есть и нашим менталитетом. Прежде чем говорить о коллегиальном правлении, необходимо подумать, как это будет работать на практике. Сомневаюсь, что, если мы введем парламентскую форму правления, она будет эффективнее, чем президентская.
Недавно в республике был кризис. Представьте, что у нас парламентская республика. Как бы парламент выходил из ситуации, когда часть депутатов не посещала сессии? Это говорит об отсутствии практических преимуществ одних форм правления перед другими. Повторюсь, любая форма правления может быть эффективной, если она правильно выстроена. У нас она была правильно выстроена, но с течением времени назрела необходимость ее совершенствования, поэтому Президент РЮО Бибилов Анатолий Ильич высказался о целесообразности конституционных изменений.
Люди ищут в парламентской форме панацею – это ошибочно. Решения необходимо принимать пошагово, в совершенстве законодательства, в кадровой политике и т.д., а при каждом кризисе принимать радикальные меры наподобие смены форм правления — неразумно. Рубить с плеча неправильно и неактуально на данный период нашего развития. Возникающие сегодня проблемы во внутренней политике – это рабочая ситуация, со своими конфликтами, разногласиями и претензиями, и в радикальных изменениях нет необходимости.
Мадина БЯЗРОВА