/Месть за Карабах, или неуместные экстраполяции грузинской элиты

Месть за Карабах, или неуместные экстраполяции грузинской элиты

Активная роль, которую Россия, в лице ее президента Владимира Путина, сыграла в деле прекращения боевых действий в Нагорном Карабахе, и появление российских миротворцев на линии разграничения между армянской и азербайджанской сторонами, повлекли за собой серьезные изменения в расстановке сил на Южном Кавказе. Этот факт на сегодняшний день мало кто оспаривает, включая «хронических» оппонентов Москвы.

Как и следовало ожидать, перемены вызвали реакцию со стороны других игроков, стремящихся сохранить или усилить свое влияние в регионе. В первую очередь, речь идет, конечно же, о США, политические круги которых, будучи чрезмерно увлеченными затянувшимися выборами президента, откровенно прозевали ситуацию, вызвав сомнения в возможности Вашингтона влиять в свою пользу на геополитические процессы в таком важном регионе как Южный Кавказ.
Теперь, когда миротворческая операция по Нагорному Карабаху стартовала без ведома Белого дома, Госдепу остается выяснять у российского МИД детали новых договоренностей, что достаточно унизительно для тех, кто считает себя единственной сверхдержавой.
Обвинения по вопросу Южной Осетии и Абхазии как месть за Карабах
Судя по некоторым фактам, в Вашингтоне решили компенсировать свое бездействие в карабахском вопросе активизацией критики в адрес России по другим фронтам. В частности, за последнюю неделю прозвучали достаточно громкие и резкие обвинения в адрес Москвы, связанные с югоосетинской и абхазской тематикой.
Застрельщиком «компенсационного» процесса выступил небезызвестный американский дипломат, посол США в ОБСЕ Джеймс Гилмор, и ранее отличавшийся одиозными выступлениями на площадке ОБСЕ. В одном из заявлений в мае т. г., он утверждал — никакой Южной Осетии не существует.
Сейчас же он главный акцент сделал на требовании вывести российские войска из Южной Осетии и Абхазии и отменить признание со стороны РФ.
«США призывают Россию, как сторону конфликта, вывести свои войска на довоенные позиции в соответствии с соглашением о прекращении огня от 2008 г. и отменить признание грузинских регионов — Абхазии и Южной Осетии — так называемыми независимыми государствами. Южная Осетия и Абхазия — части Грузии, и будущее граждан, проживающих там, будет лучше, если они будут частью реальной страны, Грузии. Провокационные действия России — попытка распространить свое влияние на оккупированные территории и изолировать жителей этих территорий от остальной части их родины – Грузии», — заявил Гилмор на заседании Постоянного совета ОБСЕ.
Американский дипломат также потребовал открыть передвижение через границы Южной Осетии и Абхазии с Грузией, наказать виновных в задержаниях граждан Грузии и т.д.
Ну а вишенкой на торте стало требование вновь допустить ОБСЕ на территорию Южной Осетии и Абхазии. Это после того, как ОБСЕ неоднократно демонстрировала полную неспособность оправдать свое прямое функциональное предназначение в ходе грузинской агрессии против РЮО в 2004-2008 гг.
На протяжении нескольких лет ОБСЕ закрывала глаза на систематическое нарушение мирных договоренностей в рамках СКК, игнорируя многочисленные обращения югоосетинской стороны. Более того, именно фальсификация фактов и искажение реальной ситуации со стороны функционеров миссии ОБСЕ в Грузии позволили Саакашвили скрыть подготовку к агрессии от международного сообщества. Попытки же ряда сотрудников миссии донести правду о происходящем не находили поддержки в руководстве ОБСЕ и жестко пресекались.
С учетом такого отрицательного имиджа ОБСЕ на Кавказе, односторонние притязания американского дипломата априори обречены на провал.
Между тем, агрессивная эскапада Гилмора не была экспромтом не в меру эмоционального дипломата. Продолжением затронутой послом США в ОБСЕ тематики стали комментарии Госдепартамента США, в связи с визитом госсекретаря Майка Помпео в Грузию, в которых американское ведомство разъяснило цели визита высокопоставленного чиновника в Тбилиси.
«Мы воспользуемся этой возможностью, чтобы еще раз подтвердить нашу поддержку территориальной целостности и суверенитета Грузии. Еще раз однозначно подчеркиваю — мы осуждаем российское вторжение в Грузию в 2008 г. в регионы Грузии — Абхазию и Южную Осетию, которые до сих пор оккупированы Россией», — отметили в Госдепе США.
Становится очевидным, США решили усилить нажим на Россию по целому ряду вопросов в качестве мелкой мести за появление российских миротворцев в Арцахе. Выступление Гилмора и визит Помпео в Грузию с соответствующим информационным оформлением лишь первые шаги в этом направлении. Впрочем, повлиять на позицию России с помощью подобных спекулятивных методов давления американцам вряд ли удастся.
Азербайджанский опыт Грузии не поможет
Достаточно четкие и недвусмысленные заявления со стороны президента России Путина 17 ноября на вопросы СМИ о ситуации в Нагорном Карабахе, вновь подчеркнули мотивы, которыми руководствовалось руководство России, принимая решения по Южной Осетии и Абхазии. Во главу угла, в первую очередь, было поставлено соблюдение норм международного права наряду с интересами обеспечения безопасности населения двух республик.
«Здесь надо прямо говорить: в своё время после преступных, без всякого сомнения, действий бывшего грузинского руководства, имею в виду нанесение ударов по нашим миротворцам в Южной Осетии, Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии. Кому-то это может нравиться, кому-то не нравиться, но мы делали это в интересах тех людей, которые там проживают, и в интересах всей России, и мы не стесняемся об этом прямо говорить», — подчеркнул Владимир Путин.
По словам президента РФ, в отношении Карабаха со стороны Армении подобных шагов сделано не было, и это существенным образом оказывало влияние на все происходящие там события. «Что касается признания-непризнания Карабаха в качестве независимого, самостоятельного государства, здесь можно по-разному это оценивать, но это, без всяких сомнений, было существенным фактором, в т. ч. и в ходе только что, надеюсь, завершённого кровопролитного конфликта. Потому что сам факт непризнания Карабаха, в том числе со стороны Армении, существенным образом накладывал отпечаток на ход событий и на его восприятие», — отметил Владимир Путин.
Слова президента России, по сути, обозначившие кардинальные отличия сегодняшнего положения Южной Осетии и Абхазии от Карабаха, весьма актуальны в свете вольных рассуждений в исполнении различных грузинских экспертов и политиков, пытающихся провести параллели с точки зрения возможного использования Грузией азербайджанского опыта.
В частности, утверждает грузинский политолог Торнике Шарашенидзе, в нагорно-карабахском конфликте имел место прецедент возврата территорий. «И в нашем регионе Сухуми и Цхинвали должны задуматься над тем, что нет ничего постоянного», — считает Шарашенидзе.
В таком же духе высказался небезызвестный Паата Закареишвили, поспешивший сделать вывод, что Карабах якобы стал своего рода прецедентом, как могут при определенных геополитических условиях повернуться те или иные процессы.
А после заявлений Путина, любителей порассуждать о прецеденте, вероятнее всего заметно поубавится. Признание со стороны РФ, создание единого контура обороны и безопасности по договорам о союзничестве, наличие мощных военных в Южной Осетии и Абхазии не оставляют никаких шансов Грузии на силовой реванш. Поэтому вместо праздной экстраполяции грузинским политикам и экспертам следует больше озаботиться относительно усиления влияния Турции в регионе, поскольку это в недалекой перспективе может создать прецедент восстановления турецкого ига над Грузией.
А. ТЕДЕЕВ