/«Маленькая война», которая изменила мир

«Маленькая война», которая изменила мир

Две стороны одного «анализа»

Ситуация на Южном Кавказе даже сейчас, спустя 14 лет после трагических событий августа 2008 года, продолжает оставаться в центре внимания мировых СМИ, политиков и аналитиков.
Причем со временем становятся достоянием гласности многие неизвестные прежде факты, которые свидетельствуют о неприглядной роли западных стран, европейских и международных организаций в трагедии народа Южной Осетии.
Многие западные обозреватели, не обремененные химерами порядочности, предают огласке то, что ранее скрывалось и с негодованием отвергалось. Становится очевидной провокационная роль прежней администрации США, которая подталкивала одиозный тбилисский режим на противостояние с Россией. Именно в этом контексте необходимо рассматривать то, что стоит за рассуждениями о «восстановлении территориальной целостности Грузии», ее «суверенитете» над Южной Осетией и Абхазией.

Августовской войне за эти годы были посвящены сотни материалов и публикаций, монографий и аналитических выкладок. Надо отметить, что время практически не влияет на подход к происшедшему со стороны западных исследователей – он остается однобоким и, следовательно, односторонним. И хотя уже давно опубликован доклад комиссии Х.Тальявини, который дал однозначный ответ на вопрос о том, кто же был инициатором войны в августе 2008 года, это обстоятельство не повлияло на ракурс зрения тех, кто освещает события «пятидневной войны».
По-прежнему основным лейтмотивом остаются обвинения российской стороны в развязывании войны, всячески выводится из-под критики позиция официальных тбилисских властей. Классическим образчиком такого рода публикаций является книга бывшего помощника М.Олбрайт Рональда Асмуса с претенциозным названием: «Маленькая война, которая потрясла мир: Россия, Грузия и будущее Запада», вышедшая в феврале нынешнего года. Эту книгу объемом в 200 страниц широко комментируют российские обозреватели и западные журналисты, а ссылки на нее рекламируются как образец «глубины анализа».
В частности, Иван Крастев, председатель Центра либеральных стратегий в Болгарии, в своей статье «Очертания будущего Европы» пишет: «Эта книга — острый, хорошо написанный и прекрасно аргументированный анализ событий и решений, которые привели к российско-грузинской войне и того, к чему они привели. Автор проинтервьюировал почти всех основных политических деятелей Запада и Грузии, написавших сценарий августовской драмы, и его книга останется основным источником для любого, кто захочет написать ещё что-нибудь по этой теме. В книге отсутствуют голоса из России, и это, как можно предвидеть, огорчит многих профессиональных историков. На самом деле это отсутствие не столь важно, как можно было бы полагать; ведь, в сущности, книга Асмуса не является историей «пятидневной войны» — это препарирование стратегического мышления Запада в начале XXI столетия. Книга читается как отчет аудитора – интригующее сочетание подробностей, которые может знать только непосредственный участник событий, и критических суждений, на которые может осмелиться только человек со стороны. Этим она весьма отличается от обычных расплывчатых банальностей, смахивающих на отчёты Торговой палаты, которые сегодня продаются под видом анализа стратегий».
Болгарский политолог полностью развенчивает автора «Маленькой войны» в силу хотя бы того обстоятельства, что под словом «анализ», как правило, подразумевается полное разложение явления на составляющие и оценка влияния этих факторов на общий результат.
Игнорирование или недооценка степени воздействия каких-то элементов на ход событий изначально, по определению, ведет к неверной, искаженной трактовке процесса и к неверным выводам, которые в лучшем случае будут нейтральны в своем воздействии на ход событий.

Опыт подсказывает, что подобный «анализ» проводится с целью введения в заблуждение искомую аудиторию с тем, чтобы в дальнейшем оправдать возможные будущие провалы и прямые преступления. Отсутствие в исследовании мнения российской стороны, которое, по мнению И.Крастева, «не столь важно», преследует четкую цель, достаточно циничную, заключающуюся в однозначной демонизации России и возложения на нее вины за августовские события. В пользу этого утверждения говорит то, что Р.Асмус не удосужился хотя бы ознакомиться с мнением и трактовкой событий, озвученных российскими политологами и политиками. Аргумента-ция российской стороны не представляет для него никакого значения и интереса. При этом, стоит отметить, что именно объективность, беспристрастность и всесторонность являются необходимыми условиями исследования. В этом свете малоубедительной выглядит сравнение И.Крастева «с отчетом Торговой палаты». Действительно, за подобный, с позволения сказать, «отчет аудитора» автора с позором лишили бы лицензии и изгнали из сообщества аудиторов.
Нельзя не возмутиться оценкой И.Крастева по смыслу и итогам августа. В обоснование своей точки зрения он приводит «Спрашивать, кто выиграл войну, — пишет Кеннет Уолтс в своем классическом труде, ‘Man, the State and War’ («Человек, государство и война), — это всё равно, что спрашивать, кто выиграл землетрясение в Сан-Франциско». Войны двадцатого столетия были столь ужасными и разрушительными, что все хорошо усвоили, что в войне не бывает победы, а возможно только поражение разной степени тяжести. Это правило. Но, как и у любого правила, у него могут быть исключения. Таким исключением являются мелкие войны. Они причиняют минимальные потери и вызывают массу эмоций, создавая иллюзию победы. Российско-грузинская августовская война 2008 года была именно такой маленькой войной. Она длилась всего пять дней, но смогла пошатнуть веру европейцев в то, что войны на старом континенте ушли в прошлое. Она не только перечертила государственные границы на Кавказе – она изменила условия ведения полемики о безопасности Европы».
Нельзя не согласиться с последним утверждением болгарского политолога насчет перечерчивания границ и изменения условий ведения полемики о безопасности в Европе. Но что касается «минимальности потерь», то здесь можно только констатировать откровенный цинизм И.Крастева. Он ни словом не упоминает о неприкрытом стремлении одиозного грузинского режима к тотальному уничтожению осетинского народа, ведь потери югоосетинской стороны невосполнимы для ее генофонда. Все в нашем мире относительно.
Если бы Р.Асмус и И.Крастев были в Цхинвале в ночь с 7-го на 8-ое августа, когда по городу работало только одних систем залпового огня свыше сорока установок, не считая такой «мелочи», как сотни стволов артиллерии и танков, и когда на шесть квадратных километров пришлись сотни тонн смертоносного металла, то эти горе-аналитики вряд ли посчитали бы эту войну «маленькой».
И отсюда логически следует, пожалуй, самый существенный порок западных политиков, дипломатов и журналистов – практически полное игнорирование фактора южных осетин. В лучшем случае западники упоминают об их интересах в свете грузино-российского противостояния.
Вот, к примеру, что пишет тот же И.Крастев. «На менее чем 200 страницах Асмус убедительно аргументирует своё мнение, что Грузия попала в ловушку войны, которую она не провоцировала (читатель имеет право не соглашаться). Неопределённый статус Абхазии и Южной Осетии был лишь внешним поводом для вспышки насилия. Истинной причиной было решение России не допустить присоединения Грузии к демократическому Западу. Как представляет себе Асмус, к войне привело принятие Россией Путина и Грузией Саакашвили расходящихся политических моделей, а не какие-то местные межнациональные конфликты. По своей природе российско-грузинс-кая война представляет собой кремлёвский протест против европейской системы безопасности периода после «холодной войны», которая представляется Москве несправедливой и нацеленной против её интересов. «Тбилиси стал «мальчиком для битья» для российского раздражения, направленного против США и НАТО».
Отходя от политкорректной интерпретации событий, Асмус утверждает, что стремление Запада обеспечить Грузии независимость по образцу Косово, без плана смягчения возможных негативных последствий, и двусмысленное деструктивное послание, исходящее от Бухарестского саммита НАТО (Украине и Грузии пообещали членство в НАТО, но не отказали в соответствующем «плане действий») почти предопределило момент начала войны». Трудно сказать, чего в этой длинной цитате больше – прямого передергивания фактов, игнорирования всем очевидных процессов и событий, оправдания агрессора, в роли которого на протяжении последних двадцати лет выступала Грузия, полное искажение мотивации России, которое заключается в «противодействии присоединения Грузии к демократическому Западу».
Кстати, в книге Р.Асмуса не нашла отражение подлинная роль этого самого Запада в разжигании войны. А эта роль при подробном рассмотрении выглядит весьма непривлекательно. Эта непривлекательность (мягко говоря) выражается в том, что на протяжении всего латентного периода конфликта с 1996 по 2004 год ОБСЕ и ЕС откровенно подстрекали Грузию к силовому решению в проблеме «восстановления территориальной целостности». Причем помимо политического науськивания европейскими структурами организовывалось неадекватно масштабное для небольшой страны снабжение вооружениями и военными технологиями. Вряд ли стоит предполагать, что эти вооружения были необходимы Тбилиси для войны с соседями – Россией и Турцией. Ясно было как божий день, что грузинским правящим кругам эти горы оружия необходимы для «усмирения» непокорных Абхазии и Южной Осетии.
Но совсем не так рассуждали «заказчики музыки» из Вашингтона и Брюсселя. За свои кровные евро и доллары они желали нечто большего, нежели тривиальное «восстановление территориальной целостности» никчемного сателлита. После прекращения режима контртеррористической операции в Чечне и фактического провала своих планов по развалу РФ голубой мечтой США и Европы была надежда на вовлечение России в новые вооруженные конфликты. Попутно можно было бы проверить как степень боеготовности армии, так и степень отхода Москвы от пагубной для России политической линии на демонтаж государства, которая была присуща Кремлю в лихие (смутные)1990-ые годы.
Аналитик Крастев делает удивительные выводы: «Заключение: если бы альянс всецело и единогласно поддерживал Грузию и Украину, «Москва могла бы отступить». Но НАТО предпочла худший из вариантов – пустые обещания на фоне растущего расхождения между политической риторикой и конкретными действиями, увеличивая риск для своих союзников в этом регионе. Грузия имела несчастье обратиться к Западу в тот момент, когда сам Запад не обнаружил единства. Рекомендуемая стратегия: если НАТО уступит давлению России и уклонится от распространения Альянса на постсоветское пространство, Запад воздаст должное России за её агрессию и восстановит свою сферу политического влияния в Европе».
В принципе, ничего нового в этом «анализе» нет – очередное передергивание фактов, попытка представить дело таким образом, что Запад «не обнаружил единства», «НАТО предпочла наихудший из вариантов – пустые обещания на фоне растущего расхождения между политической риторикой и конкретными действиями». Здесь уместно констатировать, что у «аналитиков» весьма избирательная историческая память, причем эта память настолько коротка, что ослепла буквально за три десятка месяцев. И поэтому стоит напомнить, что «пустые обещания» — это современнейшее оружие производства Франции, Болгарии, Греции, Турции, других стран альянса. Но, пожалуй, самым спорным, мягко говоря, утверждением Крастева является следующее:
«На менее чем 200 страницах Асмус убедительно аргументирует своё мнение, что Грузия попала в ловушку войны, которую она не провоцировала». Порочность этого утверждения состоит даже не в том, что комиссия Хайди Тальявини пришла к диаметрально противоположным выводам. Поднимается и предлагается версия, основным смыслом которой является тема «завлечения» руководителя Грузии в «ловушку войны». Асмус пошел дальше – эту войну Грузия не спровоцировала. По мнению «аналитика», артиллерийская атака системами залпового огня по жилым кварталам города и уничтожение миротворческого российского батальона не «являются провокацией». И не надо быть историком по образованию для того, чтобы вспомнить, что войны, в том числе «немаленькие», начинались и по более пустячным причинам.
Здесь раскрывается подлинная мотивация Европы на проблему войны августа 2008-го. Суть ее состоит в том, чтобы всячески прикрыть истинного виновника столкновения, коим является грузинское руководство, и максимально обвинить российскую сторону. Именно поэтому Крастев не испытывает никакого дискомфорта по поводу того, что в книге Р.Асмуса не приведена точка зрения российской стороны. Зачем приводить ее, если в отношении Москвы избрана своеобразная модель «презумпции виновности»?! Что касается официального Тбилиси, то максимум в чем его по отечески журят, так это в том, что «он попался в ловушку». Более того, в настоящее время, немного оправившись от потрясения, вызванного разгромным поражением Грузии в развязанной ее авантюре, Запад вновь стал подталкивать своего сателлита к новым военным действиям.
Тбилиси довел численность своей армии до 38 тысяч человек, с помощью США и Европы восстановил свой военный потенциал, который уже превысил уровень августа 2008-го. Более того, преступному тбилисскому режиму оказывается мощная политическая поддержка, которая выражается в признании Южной Осетии и Абхазии «оккупированными территориями» и призывах к Кремлю вывести свои войска «с территории Грузии». Реакция Москвы на это утверждение безапелляционная – на территории Грузии нет ни одного российского солдата, а Абхазия и Южная Осетия – независимые суверенные государства, с которыми заключены соответствующие договоры на пребывание там контингентов российских вооруженных сил.
Можно констатировать, что базовые основы конфликтной ситуации не урегулированы и опасность возобновления его в жесткой вооруженной форме остается, хотя и в значительно меньшей степени. С такой же степенью уверенности можно утверждать, что Грузия по-прежнему остается основным источником опасности на Кавказе, причем не только на Южном. Достаточно сказать, что на тех же женевских дискуссиях Тбилиси категорически отказывается подписывать любые документы о неприменении силы при решении конфликтных ситуаций.
Никаких уроков из событий августа 2008 года ни официальный Тбилиси, ни его покровители не сделали. Следовательно, нечистоплотная возня вокруг «оккупированных территорий» будет продолжаться.
Народу и руководству Южной Осетии, тем не менее, надо научиться жить и работать в принципиально новых условиях – условиях признанности своей государственности, развивать экономику, поднимать культуру и т.п.
Все в нашем мире относительно, но то, что «маленькая война» действительно изменила мир, то с этим постулатом вряд ли можно спорить. Другое дело, что эти изменения дались народу Южной Осетии ценой колоссальных издержек, в том числе (и в первую очередь!) безвозвратных. И всякие Р.Асмусы и И.Крастевы несут свою долю ответственности за передергивание фактов, искажение реалий и циничное игнорирование того обстоятельства, что главным фактором произошедшего является борьба осетин и абхазов за национальный суверенитет. И нет в мире сил, которые свернули бы эти народы с магистрального пути за независимость.
Геннадий КОКОЕВ