/Грузия-2008 – Украина-2022: итог антироссийских проектов

Грузия-2008 – Украина-2022: итог антироссийских проектов

События, развернувшиеся на Украине после начала спецоперации российской армии по защите мирного населения народных республик Донбасса, стали поводом для осмысления различных процессов, происходящих на постсоветском пространстве после развала СССР. Отдельной темой можно считать проведение параллелей между тем, как развивалась ситуация в Незалежной и в той же Грузии, поскольку именно эти две бывшие советские республики в разные периоды оказались в авангарде антироссийской политики коллективного Запада, предоставив свои территории и ресурсы для формирования военно-политических и идеологических плацдармов, направленных против Российской Федерации.

Выбор Тбилиси и Киева трудно назвать жестко детерминированным, ведь помимо конфронтационной модели выстраивания отношений с РФ, на пространстве бывшего Союза существуют и другого рода примеры. Возьмем тот же Казахстан или Азербай-джан, которые, опираясь на разноплановое наследство, полученное после развала СССР, не раскурочили его, а напротив, попытались максимально использовать потенциал общих социально-экономических и культурных связей с Россией, тем самым создав благоприятные условия для развития своих экономик. В отличие от них, политические элиты Грузии и Украины на разных этапах выстраивания независимой государственности предпочли отказаться от всего, что их связывало с не только с Россией, но и с общим советским прошлым. Причем речь не только о героизации бандеровцев или же бойцов из различных подразделений вермахта, комплектовавшихся этническими грузинами. Скорее попытки пересмотра ряда сакральных моментов истории Великой Отечественной войны можно назвать первым тревожным звоночком, свидетельствующим о том, что в общественно-политическом развитии этих двух республик что-то пошло не так. По сути, произошло то, что вместо укрепления государственности и повышения благосостояния своего населения правящие круги двух республик сделали акцент на насквозь идеологизированных аспектах международных отношений, пытаясь паразитировать на противоречиях Запада и России.
В данном случае мы можем говорить не только об осознанном решении украинских и грузинских элит, что также имело место быть, но и о стремлении западных стран не допустить реанимации масштабных интеграционных моделей в зоне исторического влияния России. Призрак некогда мощнейшей сверхдержавы продолжает внушать страх на Западе и побуждает западных политиков в своей восточной политике концентрировать усилия на поддержке одиозных и радикальных кругов, способных жесткими силовыми методами нейтрализовать пророссийские настроения в своих странах и любыми средствами противодействовать политике Москвы. Этот фактор стал одной из главных причин появления грузинского и украинского проектов, идеологической сутью которых стала русофобия в ее крайних проявлениях.

Фашизм как рычаг против России: Запад повторил ключевые ошибки 20 века
Любого рода параллели всегда страдают неточностью и определенным поверхностным подходом, поэтому их сложно назвать абсолютными. Тем не менее, нельзя не заметить схожесть задач, которые ставились авторами грузинского и украинского проектов, с подходами определенных финансово-политических кругов западных стран, прежде всего США и Англии, в отношении гитлеровской Германии, режимов Муссолини в Италии и Франко в Испании. Взращивание фашизма в Европе началось почти век назад – в конце 20 годов 20 века и его основное предназначение виделось в способности противостоять возрождающемуся после гражданской войны Советскому Союзу и подавлять силовыми методами те слои населения европейских стран, которых привлекали идеи строительства общества социальной справедливости и т.д.
В качестве удобных и эффективных точек для воздействия на умонастроения большой части населения той Германии и Италии использовалась болезненная реакция на некоторые исторические события и банальный пещерный национализм. Благодаря этим факторам удавалось легко выстраивать образ врага в лице того или иного государства, насаждать тезисы о национальном превосходстве и убеждать общество в необходимости принести жертвы ради успеха великой нации. Дальше оставалось поддержать ускоренную милитаризацию и обеспечить благоприятные условия на международной арене для совершения все новых и новых агрессий. Примерно в такой последовательности создавались условия для начала Второй мировой войны.
Элементарная трансполяция показывает, что примерно такой же алгоритм использовался в ходе реализации грузинского и украинского проектов, когда к власти в этих республиках были приведены радикальные националистические силы, объявившие войну всему, что было связано с Россией и общим прошлым, общими ценностями и традициями, сближавшими народы бывшего СССР.
Старт обоих проектов в 2003-м и в 2004 гг. в результате «розовой» и «оранжевой» революций, обозначал переход Запада к фазе активного переформатирования постсоветского пространства для исключения попыток усиления России в качестве лидера нового масштабного интеграционного объединения. Националистические настроения в советских республиках были использованы для разогрева центробежных тенденций в СССР в 80-е годы 20 века, планировалось и дальше использовать их в деструктивных целях.
В Грузии процессы изначально развивались в ином темпе в силу более устойчивых националистических фобий и стереотипов, а также специфики менталитета. Украине понадобилось 18 лет, чтобы сформировать достаточно массовые антироссийские настроения, необходимые для ведения продолжительных боевых действий. Сказалось наличие многочисленного русскоязычного населения и неоднородность элит. Но, и в том и в другом случае, информационные и идеологические методички по обработке общества были практически идентичными, как и организационные подходы с использованием ресурсов управляемых Западом медиа и различных организаций.

Преподавание истории на службе национализму и русофобии
Основной акцент в работе с общественным мнением Грузии и Украины за прошедшие десятилетия ставился на насаждении чуждых традиционному обществу ценностей, создание образа врага из РФ и тотальная эксплуатация национальных комплексов, характерах для искусственно созданных несостоявшихся государств. Украинцев и грузин начали убеждать в том, что они живут в демократических государствах, которые вот-вот войдут в состав ЕС и НАТО, а дальше наступит светлое будущее, но для этого надо противостоять влиянию «отсталой империи зла». По законам жанра, наступление того самого «светлого будущее» каждый раз получает новые хронологические очертания, но общественность убеждают в том, что виной тому происки имперских сил.

Одним из наиболее эффективных методов формирования нужных Западу настроений в обществе стали так называемые новые методы преподавания истории в учебных заведениях на всех уровнях, согласно которым происходила кардинальная переоценка ключевых исторических фактов, прежде всего связанных с Великой Отечественной войной. Сакральные для всего населения бывшего Союза моменты игнорировались, либо предавались анафеме вместе с названиями улиц, памятниками и пр. Для достижения поставленных целей в Грузии и на Украине были мобилизованы не только политические институты, но и научные круги и религиозные структуры. При этом со стороны западных официальных и неправительственных структур происходит постоянное зондирование общественных настроений с целью корректировки методов или интенсивности воздействия. К примеру, пару лет назад NDI — Национальным демократическим институтом по международным вопросам, созданным правительством Соединённых Штатов для продвижения демократии в развивающихся странах, в различных регионах Грузии были проведены исследования, которые показали, что 40 процентов населения Грузии считают негативным факт распада Советского Союза. И большинство из них представляют регионы, населенные этническими меньшинствами – армянами и азербайджанцами. Сразу же был сделан вывод о том, что данная категория населения Грузии легко поддается российской пропаганде и российскому нарративу. Далее перед правительством Грузии в лице министерства по вопросам примирения и гражданского равноправия были поставлены задачи усилить работу в регионах компактного проживания армян и азербайджанцев, с тем, чтобы сделать из них приверженцев западного курса Грузии. Курирование идеологической обработки нацменьшинств осуществляется на уровне посольства США и представительства ЕС, в этом легко убедиться, достаточно проследить мероприятия, проводимые указанным министерством в Джавакхе и Борчало.

Закономерный итог антироссийских проектов
Какую цель преследовали западные методички, прикрывавшиеся флагом поддержки демократии в Грузии в 2008 году? Происходила ускоренная милитаризация и подготовка к агрессии, террористическое бандподполье на Северном Кавказе получало всемерную поддержку со стороны грузинских спецслужб, вплоть до того, что часть главарей группировок имели при себе удостоверения СГБ Грузии. Кроме того, Грузия пыталась заниматься экспортом «революций» на постсоветском пространстве, в том числе в Белоруссии, Киргизии и Армении. Российские либеральные круги получили удобную площадку для своей информационной работы с общественным мнением в РФ. Одновременно в самой Грузии велась тотальная борьба со всем, что могло напоминать Советский Союз или Россию.
На Украине реализовывалась точно такая же схема, с тем лишь «небольшим» отличием, что Незалежная с ее многочисленными АЭС и мощной промышленностью быстро могла стать обладателем ядерного оружия. К тому же возможности Украины по воздействию на формирование общественного мнения в России изначально были напорядок выше, что успешно использовалось все последние годы в работе с российским сегментом социальных сетей.
Впрочем, успех двух основных русофобских проектов на постсоветском пространстве оказался под вопросом после первых же серьезных столкновений с Россией. Взлет грузинского проекта оборвался на самой высокой ноте в августе 2008 года, после начался его закат, символом которого стали кадры Саакашвили в тюремной больнице. Украинский проект, судя по всему, вряд ли переживет спецоперацию российских войск, впрочем, успев стать причиной окончательного разрушения украинской государственности.
А. ТЕДЕЕВ