/Американские военные в Грузии: партнеры или все же оккупанты?

Американские военные в Грузии: партнеры или все же оккупанты?

В 2018 году в Цхинвале начал работать совместный Информационно-координационный центр органов внутренних дел России и Южной Осетии. Центр открыт на основе Договора о союзничестве и интеграции РФ и РЮО. Цели и задачи центра — обмен оперативно значимой информацией между МВД России и Южной Осетии; формирование и ведение банка данных об организованных преступных сообществах, противоправная деятельность которых затрагивает интересы РФ и РЮО; сбор и анализ информации в области борьбы с организованной преступностью; розыск и выдача лиц, скрывшихся от уголовного преследования или исполнения приговора…

Наше издание неоднократно подчеркивало, против Южной Осетии ведется тонкая и грамотная информационно-психологическая война, направленная на изменение сознания нашего общества, переориентации с одних политических установок на другие (противоречащие коренным интересам осетинского народа), размывание наших идей, выкованных временем и устремлениями предыдущих поколений.
Грузинские и западные СМИ остро и негативно реагируют на любое на сближение и интеграцию югоосетинских ведомств с российскими коллегами. Публикации направлены на максимальное сталкивание России и Южной Осетии, создание видимости закабаления Южной Осетии российскими структурами. Любые интеграционные мероприятия РФ и РЮО, например антиосетински настроенный «Эхо Кавказа» преподносит как ущемление прав и суверенитета Южной Осетии, ограничение прав граждан. Формируется образ униженных граждан РЮО перед натиском «агрессивной» России.
В частности, недавно на Радио «Эхо Кавказа» вышел материал «Консультант с ружьем», посвященный именно деятельности ИКЦ. В статье автор указывает, что в середине февраля МВД Южной Осетии направило в парламент проект нового закона «Об оружии».
«Проект закона рассматривался на совместном заседании Комитета по законодательству, законности и местному самоуправлению и Комитета по обороне и безопасности. Как сообщало информагентство «РЕС», у депутатов возник ряд претензий, из-за чего законопроект вернули на доработку. Проект закона не был опубликован, поэтому трудно разобраться, что не понравилось парламентариям. Мне удалось получить текст проекта, поэтому есть о чем поговорить. Его главное отличие от действующего закона — он наделяет сотрудников ИКЦ правом на ношение, хранение и применение служебного оружия в соответствии с законом «О милиции», — торжествующе пишет автор и обвиняет власти республики в сокрытии «важной тайны» от народа.
«Согласно статьям 8-й и 9-й данного документа, российские представители наделяются дипломатическим иммунитетом. Но при этом некоторые сотрудники ИКЦ могут наделяться правом ношения и применения табельного огнестрельного оружия и спецсредств на территории республики, а также правом на оперативно-розыскные, следственные и иные действия», — «открыл» глаза народу сочинитель статьи, и выдал сенсационную новость:
«В считанные дни из инструмента по оказанию российской экспертной помощи ИКЦ, в глазах общества, превратился в инструмент политического давления. Вероятно, теперь российским «консультантам» выдадут оружие и наделят российских полицейских чрезмерными полномочиями. Но есть ли в этом необходимость? В Южной Осетии не так много преступников, чтобы ставить под ружье «консультантов», — раскрывает «главный» секрет Полишинеля и «истинную» цель создания ИКЦ «Эхо Кавказа»!
Тем самым, сотрудники ИКЦ предстают в образе опричников, готовых к расправе с неугодными властям политическими деятелями. Цель проста — настроить граждан Южной Осетии против России, ее структур и представителей, в любой организационно-правовой форме, на территории РЮО и сформировать мнение, что российские представители в Южной Осетии чувствуют себя в правовом смысле вольготно и не считаются с югоосетинским законодатель-ством!
Можно было проигнорировать откровенную ложь, к которой очень часто прибегает «Эхо Кавказа», но ее информационные атаки на Южную Осетию не оставляют никаких сомнений — политика «собака лает, караван идет» в корне неверная. Отвечать надо! Хотя остается снять шляпу перед «Эхо Кавказа», которое подкидывает интересные темы для дальнейшего изучения.
Во-первых, сотрудники ИКЦ — сотрудники правоохранительных органов, т.е. представители югоосетинской милиции и российской полиции. А сотрудники правоохранительных органов имеют право на ношение огнестрельного оружия и в случае необходимости — применить его для задержания лица, числящегося в базе данных. Даже егерь имеет право на ношение оружия, тем более сотрудник органов!
Что касается «чрезмерных полномочий» российских представителей, то эту ситуацию с полным основанием можно спроецировать на Грузию. Если у какой-то силовой структуры и существуют чрезмерные полномочия и оккупационные функции, так это у Министерства обороны США.
В 2003 г. парламент Грузии единогласно ратифицировал соглашение «О сотрудничестве в сфере обороны между правительствами Грузии и США». По документу, военный и гражданский персонал минобороны США освобождается от визового режима для въезда в страну, получает дипломатический иммунитет и право носить на территории Грузии оружие. Соглашение освобождает военных США от уплаты в Грузии налогов. Обратите внимание, даже гражданский персонал Минобороны США имеет право на свободное ношение оружия! Более того, военные и гражданский персонал Минобороны США освобождены от уголовной ответственности, какое бы преступление не совершили на территории Грузии!
Военнослужащие США получили исключительные права и полномочия в Грузии, пользуются привилегиями и иммунитетами административных и технических сотрудников посольства США в Грузии. Военнослужащие США могут ввозить в Грузию без лицензирования, без объявления и обложения пошлиной и без налога все необходимые им оборудование и материалы.
Соглашение Грузии и США в военной сфере позволяет американским военным такие права, каких у них нет на родине. Об этом возмущенно говорил Тамаз Ткемаладзе, глава парламентской фракции «Промышленность спасет Грузию», во время обсуждения вопроса в парламенте Грузии в 2003 г.
«Договор предоставляет американским военным такую степень свободы действий в Грузии, какой они не обладают у себя на родине», — возмутился Ткемаладзе. Добавим, таких прав не было у российских военных, в Грузии вплоть до вывода российской базы в 2005 г. Российские военные были под неусыпным контролем грузинской полиции и спецслужб.
Посольство США по периметру охраняют грузинские полицейские, а внутри посольства патрулируют американские морские пехотинцы, вооруженные автоматическим и другим серьезным оружием! Можно почитать в соцсетях истории граждан Грузии, обращающихся в посольство США по визовым и иным делам. Практически все видят в коридорах посольства американских военных, вооруженных M-16. И это в дружественной стране, связанной с США узами стратегических отношений! В де-факто новом штате США! А в Южной Осетии любой подтвердит, здание посольства России охраняется, естественно, как надо! Но в коридорах посольства нет бойцов спецназа с пулеметами или гранатометами.
Что касается сферы правоохранительных органов, то офицеры и сотрудники бюро Интерпола в Грузии тоже имеют право на ношение и применение огнестрельного оружия в Грузии. Более того, МВД Грузии и Интерпол в 2013 году подписали соглашение о сотрудничестве. Согласно документу, сотрудники офицеры бюро Интерпола в Грузии получают большие полномочия — это и право на ношение оружия, беспрепятственный доступ в любую часть Грузии. Это как раз то, что «Эхо Кавказа» называет «чрезмерными полномочиями» в отношении российских полицейских в Южной Осетии, не замечая, что сотрудники бюро Интерпола в Грузии имеют куда больше полномочий.
Александр КЕЛЕХСАЕВ