/События августа не сотрутся из памяти

События августа не сотрутся из памяти

Трагические события августовской войны Грузии против Южной Осетии в 2008 году никогда не сотрутся из памяти осетинского народа и из памяти тех, кто был очевидцем этой кровавой расправы над целым народом. По рассказам очевидцев, пережитое в августе 2008 года прочно засело в памяти каждого, со временем всплывают новые детали, на которые тогда не обращали внимания.

Своими воспоминаниями делятся очевидцы тех страшных событий.

Елена Габараева, жительница поселка Знаур:

— В те августовские дни 2008 года я находилась в Цхинвале у родных. Седьмого августа жильцы четырехэтажного корпуса собирались и с тревогой ожидали развития событий, делились друг с другом новостями. Когда вечером президент Грузии Михаил Саакашвили выступил по грузинскому телеканалу и сказал, что войны не будет, люди успокоились и разошлись по домам. Все были утомлены и, наверное, поэтому хотели верить словам президента Грузии, хотя в душе каждый понимал, что доверять этому человеку нельзя.

Ближе к полуночи спящий город содрогнулся от грохота и взрывов снарядов.

Все жители корпуса собрались в подвале, в спешке накинув на себя, что попало в руки, некоторые выбегали в нижнем белье. С нами находились и маленькие дети, которых родители не успели отвезти в Северную Осетию. Многие люди не могли связаться со своими родными, очень переживали за них. У кого сын был на военной службе, у кого муж или брат. Нельзя было звонить, потому что звонки по мобильному засекались грузинской разведкой и по тому месту наносился мощнейший удар грузинской артиллерией, но люди все же пытались дозвониться до своих близких. После каждого звонка мы в оцепенении ждали взрывов, которые вскоре раздавались неподалеку. Один из снарядов попал в наш дом и снес половину стены. Потом мы узнали, что стреляли из установки «Град».

С каждым часом обстрел города усиливался. Под плач перепуганных детей мы пережили одну ночь. Восьмого августа наш подвал начал затапливаться водой и мы все, мокрые, голодные и испуганные, перебежали в подвал соседнего корпуса. От ужаса о еде никто не вспоминал. В этом подвале собрались жители близлежащих домов, он был не так сильно затоплен, как другие. В тот день мы узнали, что грузинские войска вошли в город. Люди уже не знали, что делать. До нас дошла информация, что Грузия предоставляет «коридор», чтобы мирные жители смогли уйти из осажденного города. Мы все побежали кто куда, не разбирая дороги, и столкнулись с грузинскими солдатами. Сначала мы подумали, что это наши, но когда они начали целиться в нас и над нашими головами просвистели пули, мы поняли, что это грузины. Мы бросились обратно в подвалы.

Стрельба не смолкала, звук пролетающих самолетов, которые кружили над городом, как ястребы во время охоты, наводил ужас на всех. Девятого числа утром мы на машине вместе с родными с трудом выбрались из охваченного огнем города. Однако трагические события разворачивались и на Зарской дороге. Ехавшая впереди нас машина попала под обстрел. Из него вышел раненый пассажир и попросил у нас помощи. Мы развернулись обратно в Цхинвал, и истекавшего кровью человека, имя которого я так и не узнала, довезли до больницы. Потом на свой страх и риск по Зарской дороге доехали в Дзау.

Мы спаслись. Но пережитое оставило глубокий след в душе. Страх до сих пор не покидает меня, от малейшего грохота меня начинает бить в дрожь.

Алена КАЗИЕВА