/Увлекательная прогулка по времени и знакомым местам

Увлекательная прогулка по времени и знакомым местам

Хорошо получить в подарок книгу. Совсем недавно я удостоился такого презента — интересным произведением, а точнее сборником отдельных повествований, во многом носящих биографический характер, моего старого (почти полувекового!) знакомого, а точнее, друга и товарища Батрадза Константиновича Харебова.

Как истинный журналист он назвал ее «В нужное время — в нужном месте». Прочитал ее почти залпом и воспоминания захватили меня. Батрадз Константинович был еще пионером Батиком, когда я учил его играть на барабане. Вместе с ним приходили еще несколько замечательных — красивых и аккуратных мальчиков. Все с беленькими воротничками, красными галстуками — Вова Харебов, Толик Воробьев, Вова Клюев.
Через несколько лет судьба снова свела меня с Батрадзом уже в Юго-Осетинском научно-исследователь-ском институте. И мы, несмотря на разную научную специализацию, бывали даже в совместных экспедициях по области. Из географа он переквалифицировался в демографа, социолога, экономиста, а потом стал журналистом. Такие перемены вовсе не являются проявлением некой поверхностности, распыленности, а стали следствием сложившихся обстоятельств. Развал СССР, вооруженная агрессия против мирного югоосетинского населения, борьба за свободу и независимость и, наконец, международное признание Южной Осетии перебрасывали нас из одной реальности в другую. В этих условиях Батрадз Константинович оказывался там, где был более всего востребован, за все время не покинув родные места. Где бы он не трудился, везде проявлялся его высокий профессионализм, глубокие знания, дисциплинированность, требовательность к себе. Все эти качества позволяли достичь определенных высот: он возглавлял отдел экономики ЮОНИИ, работал в министерстве информации и печати РЮО, возродил и стал председателем Союза журналистов республики, основал государственное информационное агентство «Рес», отмечен и в других успешных начинаниях. За публицистические произведения удостоен государственной премии имени Коста Хетагурова, является лауреатом различных журналистских премий, награжден многими правительственными наградами Южной Осетии и других стран.
Журналист он бывалый и высоко эрудированный, что для журналистов не всегда характерно, а потому аналитические его статьи в газетах и журналах производили и производят отличное впечатление своим тонким и энциклопедическим чутьем и, что очень важно, слогом. Читаются они легко, понятно, с пользой. Не лишен он и чувства юмора. Все эти качества проявились и в подаренной им мне книге. Во многом обращение к литературному жанру кажется неожиданным, хотя и ожидаемым. Сам он свою беллетристику не без доли кокетства называет старческими экзерсисами. И добавляет, что человек должен прочесть тысячу книг, чтобы написать тысяча первую, и, видимо, свою тысячу он осилил. На самом деле все обстоит намного прозаичнее. Нельзя не обратить внимание, что книгу автор посвятил своим сыновьям Косте и Алану. И это неспроста. Сам Батрадз говорит, что повзрослев, его дети все чаще стали расспрашивать его о родне давно ушедшей, о быте и нравах прошлых лет. Рассказывал все что знал, а однажды поймал себя на мысли, что является последним носителем этой информации и после него об этом некому будет поведать. Тогда и было принято решение зафиксировать эти островки памяти в виде отдельных повестей и рассказов. Чтобы проверить их читательскую состоятельность, отдельные из них были направлены в журнал «Дарьял», где были одобрены и напечатаны. А когда их набралось в достаточном количестве, пришло и желание издать их отдельной книгой, что и было осуществлено на радость всем нам.
Первая часть книги — «Абхазские встречи». Короткие эпизоды очерка — это почти сценарий антивоенного документального фильма. Читатель живо представляет перед собой Абхазию времен военных испытаний. Этот раздел книги будет с интересом прочитан и в Абхазии, и в Осетии. Причем, неизвестно где с большим интересом. В сокращенном виде, как сказал автор, повесть была напечатана в еженедельнике «Эхо Абхазии» и не осталась незамеченной.
С особым интересом были прочитаны «Краткие хроники пятидневной войны». Здесь и выводы и предостережения очевидца кошмара августа восьмого года. Строки этого раздела книги никого не оставят равнодушным к судьбам Южной Осетии, а многие возможно узнают себя в описанных драматичных сюжетах.
А с какой теплотой и нежностью воспроизводится облик его друга и товарища — Гиви Кочиева. Это просто гимн дружбе, а вернее реквием по замечательному человеку, которого и я знал. Кстати, в некоторых веселых проделках Гиви участвовал и сам Батрадз, стыдливо умалчивая о них. Вообще многие эпизоды новелл посвящены дружбе — детской, юношеской, мужской. Эта особая статья сталинирско-цхинвальского быта, которая придает всему свой особый колорит и помогает понять особость всего происходящего на этой небольшой поляне большой Земли.
Воспоминания о семье и близких родственниках поданы с юмором и точными почти документально описанными событиями времен его учебы, всяческие отношения между членами одного семейного клана. Это почти этнографический срез жизни осетинского общества 50-70 гг. XX века с описанием невзгод, радостей и всяких по характеру, даже мелких, эпизодов семейной хроники.
К своим школьным годам в своих описаниях возвращались многие писатели, поскольку этот период жизни каждого расцвечен многими красками, зримо отпечатался в памяти и часто напоминает о себе. Именно в те годы человек начинает обрастать знаниями, понятиями, формирует характер, находит пути общения со всем окружающим. Наши школы послевоенных лет вообще отличались своей особостью как в плане обучающих, так и в плане обучающихся. Это со всей яркостью показано в повести «Тетя Анна Максимовна». И опять, после ее прочтения, срабатывает память, возникают ассоциации, возвращаются образы знакомые и близкие. Сохранить этот богатый и насыщенный жизненный срез — большая удача, возможным способом зафиксировать его — уже результат.
Как бы особняком ко всем биографическим повествованиям, которые перетекают одно из другого, стоит повесть «Жорик и Сима». Эта удивительная история о людях, которые посчитали долгом найти и выразить почтение всем тем, кто ярко появился в их жизни. Сама такая устремленность не может не вызвать удивление и уважение. Среди тех, кого посчитала нужным ра-зыскать семейная пара пожилых армян, оказался отец автора книги Коста. История поиска, находки, печали от нее и радости вызывают чувство чего-то необычного, но в то же время весьма возвышенного, очищающего. Таково было состояние героев повести, которая для некоторых может показаться фантастической.
Не всех, но некоторых из его близких, я знал неплохо. Например, его брат-весельчак и балагур Юрик (кстати, по паспорту он так и именовался). Я с Юриком и Зауром Цховребовым («Аджа») в 1954 г. ездили в Тбилиси в Республиканский Военкомат по поводу нашего страстного желания поступить в Суворовское военно-морское училище. В Тбилиси отказали по разным надуманным причинам, и мы все трое уехали домой, оставшись гражданскими лицами. Помню его сестру — лучистоглазую красавицу Нелли. Как не помнить маму Батрадза — тетю Лену — женщину удивительной доброты, с ее запоминающейся улыбкой. Вообще семья Коста Харебова была эталонным образцом доброты, мягкости и доброжелательства.
Батрадз запечатлел и годы своей работы в Юго-Осетинском НИИ. Там же теплые воспоминания о Нафи Джусойты с оценкой и данью этому неординарному истории не только литературы, политики, но и примеру человеколюбия. О Нафи написано и сказано столько, что, казалось, нельзя не повториться. Но автор нашел.
Одним словом, я получил огромное удовольствие от прочтения книги. Считаю ее лучшим новогодним подарком. Тот, кто захочет испытать подобное чувство, непременно получит его. Рекомендовать ее не то слово. Надо обязательно прочесть ее. Уверен, что каждый найдет здесь нечто особое и близкое себе.
В новогодние дни мы поздравляем своих родных, близких друзей и желаем им всяческого добра и счастья. А каково тем, которые ушли от нас? Мы, конечно, понимаем их. Только одно утешает, что они не пережили всю горечь испытаний, выпавшую на долю живых. А кто знает, что еще предстоит? Одна надежда, что все будет хорошо. Надеждой на грядущее мы и живем. На это же настраивает прочитанная книга. Да не обманемся мы в своих ожиданиях.
Руслан ДЗАТТИАТЫ, археолог, доктор исторических наук