/Фотографии – немые свидетели войны…

Фотографии – немые свидетели войны…

За 14 лет, прошедших после вторжения грузинской армии в Южную Осетию в августе 2008 года, было написано множество статей и научных работ, посвященных изучению разных вопросов, касающихся тех или иных аспектов августовской войны. В частности, много внимания было уделено теме информационной войны, циничным методам и подходам к освещению событий, которые были продемонстрированы западными СМИ. Соответственно, часть исследований затрагивала работу российских, и в меньшей степени осетинских журналистов, стремившихся донести правду о трагедии осетинского народа до международной общественности, несмотря на откровенно неравные возможности в сравнении с ресурсами, имевшимися в распоряжении глобальных западных медиа. Во многом благодаря их усилиям по сбору и публикации информации от очевидцев, пострадавших и непосредственных участников событий удалось, пусть и не сразу, переломить созданную грузинской и западной пропагандой картинку о якобы имевшем место российском вторжении в Грузию.
Свое особое место в общем строю тружеников информационного фронта заняли, условно говоря, люди с фотоаппаратом. Условность использованного определения объясняется тем, что среди них, помимо фотокорреспондентов, работавших на те или иные издания, было много представителей других профессий, имевших под рукой фотоаппараты и заснявших немало уникальных кадров. Зачастую, несмотря на риск, они стремились запечатлеть как можно больше фактов, доказывающих преступления грузинских агрессоров и создающих объективную картину очередного этапа геноцида осетинского народа.
За прошедшие 14 лет фотографии о войне 08.08.08 часто можно увидеть на различных выставках, проводимых к очередной годовщине августовских событий и в многочисленных фотоальбомах, изданных в России и Южной Осетии. Они словно воскрешают в памяти все те ужасы, которые довелось пережить жителям Южной Осетии. Отчаяние и страдания людей, потерявших своих близких, детские глаза, в которых застыл пережитый ужас, горящий и превращенный в руины Цхинвал, машины с беженцами на Транскаме, пытавшихся спастись от гибели, уставшие, но не сломленные осетинские силовики и ополченцы, бронированные колонны российских войск, прорывавшихся на помощь к защитникам столицы Южной Осетии…
И это есть та неудобная для многих правда о войне 08.08.08, которую не удастся скрыть.
Я была журналистом. Я была на войне
В преддверии очередной годовщины событий августа 2008 года более подробно об этих вопросах нам рассказала Лана Парастаева — один из осетинских журналистов, внесший свой вклад в распространение объективной информации о событиях 14-летней давности, в том числе благодаря многочисленным фотографиям, отснятым в те трагические дни.
Она поделилась мнением о том, насколько был значим труд журналистов в условиях информационной блокады и что было для нее самым сложным при освещении фактов геноцида осетинского народа.
«Если честно, я особо не могла тогда задумываться о значении своей работы, рефлексировать. Было страшно. Но еще мне было понятно, что я не могу не снимать. Все эти разрушенные дома, сожженные машины, тела погибших. Я просто видела кадр и поднимала фотоаппарат. Мне кажется, таким образом я отстранялась от ужаса. Я была журналистом. Я была на войне. И просто делала свою работу по фиксации происходящего и последствий грузинского нападения на наш город, раны которого по сей день не зажили. Сегодня мне страшно смотреть на некоторые свои фотографии, а тогда объектив фотоаппарата, взгляд через него на разрушенный привычный мир помогал сохранить себя», — рассказала Лана Парастаева.
По ее словам, выехав из разбомбленного грузинской артиллерией Цхинвала после завершения горячей фазы боевых действий и добравшись до интернета, она постаралась разослать свои фотографии максимальному количеству адресатов. «Значение тех снимков и своей работы я поняла чуть позже, когда, выбравшись из разбомбленного грузинской артиллерией города, добралась до интернета, где было крайне мало объективной информации от Южной Осетии. Я разослала свои фотографии куда смогла, понимая, насколько важно для Южной Осетии, чтобы их увидели. Соцсетями я тогда не пользовалась, да и развиты они были не очень, но кому смогла, отправила. И это уже было очень значимо для меня», — отмечает наша собеседница.
Оценивая значимость фотографии в современных информационных потоках, где все более доминирующее положение занимает видеоконтент, Лана Парастаева уверена, что фотография всегда будет занимать свое место в информационном мире.
«Фотография остается и будет оставаться важной частью информационного мира. «Фотография — мгновение, застывшее в вечности», — не помню, кто это сказал, но мне очень отзывается. Видеоконтент, несомненно, может преобладать, но это никак не умаляет значение фотографии, так же, как и появление кино не привело к смерти книг — и то, и другое очень важно!», — считает Лана Парастаева.
Правдивая информация привела к появлению доклада Тальявини
Как подчеркивает Лана Парастаева, работа, проделанная российскими и югоосетинскими журналистами во время августовских событий и после, помогла переломить ситуацию на информационном фронте, где поначалу доминировали необъективные подходы западных СМИ, поддержавших грузинскую сторону.
«Те, кто хотел знать правду, ее узнали. Конечно, было много дезинформации с грузинской стороны: сначала грузинские военные заявляли, что атаковали Цхинвал, чтобы восстановить конституционный порядок (не знаю, как другие, но я отчетливо помню эти заявления, да и в архивах это есть), а потом «внезапно» риторика изменилась и во всем стала виновата «рука Москвы». Я полагаю, что именно правдивая информация от нашей стороны, в том числе и от журналистов, в итоге привела к появлению доклада Хайди Тальявини по 2008 году, где четко сказано, что именно Грузия первой напала на Цхинвал. Это уже часть истории. С этим спорить было бы странно», — отмечает Лана Парастаева.
Алла ГЕРГАУЛОВА