/Неизменная двойственность западной политики в зеркале исторических параллелей

Неизменная двойственность западной политики в зеркале исторических параллелей

Принцип двойных стандартов на Западе применяется не только в отношении дня сегодняшнего, этот принцип действует и в отношении событий прошлого. Как пример, попытки представить СССР потворщиком милитаристских устремлений Гитлера. При этом полностью игнорируется политика умиротворения, которую проводили руководители западных государств в отношении нарастающей мощи немецкого фашизма.

Крушение иллюзий
Западноевропейские историки и журналисты порой делают акцент на пакте Молотова-Риббентропа подписанного в августе 1939 года, и предполагающего гарантии ненападения друг на друга Германии и Советского Союза. При этом сугубо мирный договор оценивается как документ, позволивший Гитлеру развязать Вторую мировую войну. Но при этом скромно умалчивается, что Запад сам заключил договор с немецким руководством годом ранее – так называемый Мюнхенский сговор. Именно с его подписанием де-факто и началась Вторая мировая война, так как тогда немецкие войска впервые вошли на территорию суверенного государства вопреки воле ее народа.
29 сентября 1938 года в резиденции Гитлера «Фюрербау» в немецком городе Мюнхен собрались главы правительств Германии, Италии, Великобритании и Франции, чтобы обсудить ситуацию с территориальными претензиями Гитлера. Эта встреча закончилась подписанием соглашения, которое справедливо было названо Мюнхенским сговором с германским фашизмом.
Встреча в Мюнхене имела свою предысторию. С самого начала политической деятельности Гитлер вел активную пропаганду среди населения Германии о страданиях и ужасных условиях жизни немцев, проживающих на территории Чехословакии, и находящихся под гнетом славянского населения страны. В русле этой политики активизировались прогерманские националистические силы на территории Судетской области Чехословакии, где проживало наибольшее количество немецких поселенцев. Апофеозом их деятельности стали насильственные действия против представителей чехословацкой администрации в местах компактного расселения немецев.
Правительство в Праге пошло на удовлетворения части требований немецких поселенцев. Было определено представительство немцев в Национальном собрании Чехословакии, местное самоуправление, образование на родном языке. Но националистические силы в Судетах, подпитываемые морально и материально из Берлина, потребовали политико-территориа-льного самоопределения. Власти ввели в регион войска и полицейские силы. В ответ Гитлер стянул к границам Чехословакии армейские части. Он в ультимативной форме потребовал вывести чехословацкие силы из Судетской области и передачи этих территорий Германии. При этом он полагал, что на власти Чехословакии решающее давление должны были оказать ее союзники – Великобритания и Франция. И он не прогадал.
Проводником амбиций Гитлера становится английский премьер-министр Чемберлен. Он срочно приезжает в Германию, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию с Гитлером. Было решено провести международную конференцию, где бы были рассмотрены претензии сторон конфликта. Однако было ясно, что Запад решил пойти на уступки немецкой военщины, чтобы перенаправить ее агрессию против Советской России.
У Чехословакии были соглашения с СССР и Францией, но Париж не захотел вмешиваться в разгоравшийся конфликт, приняв пораженческую позицию Лондона. СССР заявляет о готовности выполнить свои обязательст-ва по защите Чехословакии. Москва предложила Праге совершенно конкретные планы помощи по использованию сухопутных сил и переброске истребителей, дабы укрепить возможности чехословацкой военной авиации. На юго-западной и западной границе стрелковые дивизии, танковые части, авиация и войска противовоздушной обороны страны были приведены в боевую готовность.
Но тут Польша заявила, что не пропустит части Красной Армии через свою территорию, предупредив о нанесении удара во фланг в случае выдвижения советских войск и уничтожении любых самолетов, пролетающих над ее воздушным пространством.
Чехословакия, таким образом, осталась один на один с германским фашизмом. Судьба страны с заключением Мюнхенского соглашения как государства была решена. Согласно положениям договора Германии отошли Судетская область и еще ряд районов населенных немцами. Ситуацией воспользовалась и Польша, присоединившая к себе Тешинскую область, где проживали этнические поляки. А в марте 1939 года немецкие войска оккупируют и остальную часть Чехословакии.
Эхо из прошлого
Без сомнения главной це-лью уступок Гитлеру сперва в Чехословакии, а потом и в Польше стало стремление Запада направить военные уст-ремления Гитлера на Восток. Но это не уберегло Францию и Англию от немецкой агрессии. Когда Чемберлен прилетел из Германии, он на трапе самолета потрясал бумагой с текстом Мюнхенского соглашения. «Я привез вам мир!», – громогласно заявил он встречающей его в аэропорту толпе. Но были люди, которые реально оценивали все послед-ствия этих уступок.
«Англия должна была выбирать между войной и позором. Ее министры выбрали позор, чтобы затем получить и войну», – был категоричен английский политик Уинстон Черчилль.
В Москве понимали, что могут оказаться один на один с немецким милитаризмом, поэтому руководство СССР также решило обезопасить западное направление. Именно эту цель и преследовало заключенное через года после Мюнхена соглашение о ненападение между СССР и Германией. При этом не надо забывать, что к моменту заключения пакта с Германией Советский Союз был единственной страной в Европе, которая не заключила договор с Гитлером или не прогнулась под него.
Пакт о ненападении, заключенный с Германией в 1939 году, явился победой советской дипломатии, этим были нарушены надежды западных правительств на немедленное нападение Гитлера на СССР. Благодаря соглашению, Советский Союз на два года «отодвинул» войну от своих границ. В условиях, когда каждое государство вело тогда себя исключительно в своих интересах, Советское руководство поступило не просто правильно, а единственно возможным образом грамотно. СССР создал себе выгодное преимущество: отодвинул границу еще на 200 км западнее. В условиях надвигающейся неминуемой войны это имело крайне важное значение.
И еще. В событиях прошлого мы видим параллели с днем сегодняшним. В 90-х годах лидер грузинского национал-фашизма З.Гамсахурдия также в основе своей политики ставил заботу о грузинах, якобы притесняемых в Юго-Осетинской автономной области. И вскоре от слов перешел к прямой военной агрессии. Сегодня в Тбилиси также рассуждают о нарушении прав грузинского населения в Южной Осетии. Там даже заговорили о гуманитарной катастрофе в регионе.
Премьер-министр Грузии Мамука Бахтадзе недавно заявил, что население Южной Осетии «сократилось с 120 000 человек, до 20 000» и призвал западное сообщество помочь в разрешении проблем местного населения.
Мы не будем говорить о лицемерии грузинского руководителя, не признающего того очевидного факта, что отток населения в Южной Осетии произошел, прежде всего, по причине националистической, агрессивной политики грузинских властей. Именно они в течение более двадцати лет держали регион в экономической и транспортной блокаде, лишая население света, воды, организуя перманентные во-оруженные вторжения.
Мы не будем говорить о том, что в Южной Осетии никогда не проживало такого количества населения – всегда не более 100 тысяч. А 120 тысяч осетин жило на территории Грузии и их, к сведению Бахтадзе, и выгнали его соплеменники за пределы страны.
Хочется сказать о другом. В самой Грузии, если не считать Тбилиси, отток населения – почти катастрофический. Впервые за последние несколько десятилетий население Грузии опустилось ниже… 4 миллионов человек, состав 3 миллиона 713 тысяч человек. Неудивительно, что почти все грузинские оппозиционные политики и социологи, после опубликования результатов переписи, во всеуслышание заявили о демографической катастрофе в Грузии.
Таким образом, заявления официального Тбилиси об оттоке населения из Южной Осетии выглядят смешно, так как в самой Грузии с ее глобальными экономическими реформами и финансовой поддержкой Запада, отток населения несравнимо значительней.
Мюнхенское соглашение 1938 года явилось примером преступной политики умиротворения германского фашизма, позволившей Гитлеру развязать Вторую мировую войну. Такую же картину мы наблюдали и в Грузии, где военно-политическая поддержка США и западных правительств подтолкнула М.Саакашвили к военной авантюре против Южной Осетии. Меняются эпохи, но лицемерная двойственность Запада остается неизменной!
Р. КУЛУМБЕГОВ