/Встреча с предпринимателями

Встреча с предпринимателями

18 января 2013 года в медиа-центре «Ир» состоялась встреча представителей малого и среднего бизнеса, потерявших бизнес в августе 2008 года, с министром экономического развития З.Хугати. На встрече присутствовали: министр юстиции М.Ванеев, заместитель министра экономического развития Ф.Гаглоев, а также и.о. начальника управления поддержки малого и среднего бизнеса С.Мамитов.

Залина Хугати сообщила о том, что «Министерством экономического развития готовится программа развития малого и среднего предпринимательства. Для того, чтобы правильно выстраивать политику в этом направлении, мы должны знать, с какими сложностями сталкиваются наши предприниматели. Я уверена, что ваши проблемы найдут понимание у высшего руководства республики, так как наши граждане должны иметь возможность иметь свой бизнес на территории республики и благодаря этому зарабатывать на жизнь».

Сослан Мамитов, и.о. начальника управления малого и среднего бизнеса, напомнил, что в результате войны августа 2008 года почти все представители малого и среднего бизнеса в значительной мере пострадали. Были созданы две государственные комиссии по определению ущерба, нанесенного предпринимателям в ходе грузинской агрессии в августе 2008 года, а около 290 субъектов предпринимательства были признаны пострадавшими.

В конце 2009 года были выделены кредитные средства в размере 20 миллионов рублей на восстановление утерянного бизнеса, и они были распределены между 65 пострадавшими предпринимателями, в основном между теми, кто полностью потерял свой бизнес в августе 2008 года. Этих средств оказалось недостаточно и поэтому, согласно Постановления Правительства от 5 февраля 2010 года, было дополнительно выделено еще 200 миллионов рублей, которые до адресата не дошли. Банк практически заморозил их до конца 2011 года, а затем перенаправил по другому адресу.

В связи с этим многие пострадавшие предприниматели, рассчитывавшие в дальнейшем на эти залоговые кредиты, оказались в критической ситуации. Они не смогли восстановиться, и поскольку срок выплаты по кредитам истек в декабре 2012 года, банк начисляет им серьезные пени.

Залина Хугати в свою очередь сказала, что она в курсе этой проблемы, так как встречалась с группой пострадавших в августе 2008 года предпринимателей, которые просили оказать содействие в пролонгации кредита и решении проблемы по начисляемым в банке пеням по полученным на восстановление бизнеса кредитам.

«Речь о списании кредитов полученных после войны 2008 года, не идет вообще. Правительством принято принципиальное решение о погашении задолженности тем предпринимателям, которые получили кредиты до августа 2008 года и пострадали в результате войны. Что касается тех предпринимателей, которые получили кредиты после войны, понимая, что вы пострадали, что был нанесен серьезный ущерб, тем не менее, вынуждена сказать, что на сегодняшний день средств на погашение кредитов у республики нет. Мы можем вам помочь в части дальнейшего развития вашего бизнеса, чтобы вы в дальнейшем смогли погасить кредиты. Если для этого возможны какие-то организационные решения, дополнительная финансовая помощь или есть какие-то другие предложения, я готова их выслушать. Со своей стороны вы тоже должны представить график погашения кредитов, чтобы у меня были основания для принятия решения, с учетом тех возможностей, которые есть у государства.

Зарема Кочиева, председатель Союза пострадавших предпринимателей, сказала: «Пострадавших предпринимателей трудно обвинить в непонимании проблем, стоящих перед руководством республики. В августе 2008 года мы потеряли все, чем жили и содержали свои семьи, но мы понимаем, что дом — это главное, и приоритетным является вопрос восстановления жилья для погорельцев. Больше года мы терпеливо ждали, когда и на наши проблемы обратят внимание. Отчасти этим можно объяснить тот факт, что только через полтора года после войны мы смогли получить кредиты. Но за эти полтора года нам тоже надо было на что-то жить — помощи было ждать неоткуда.

Если в бюджетной сфере люди продолжали получать зарплату, то мы даже в долг занять ни у кого не могли — кругом были одни пострадавшие. Естественно, все наши надежды связывались с руководством республики, распоряжавшимся громадной помощью, которая поступала из России для всех пострадавших граждан, к которым относились и мы.

Вначале предполагалось всем пострадавшим предпринимателям выдать компенсации за нанесенный ущерб, но потом в компенсациях было отказано. Вместо них нам предложили льготные кредиты в размере около 500 миллионов рублей, которые должны были поэтапно выдать всем пострадавшим предпринимателям. Из этой суммы было выдано только 20 миллионов рублей 65 предпринимателям, в основном тем, кто полностью потерял свой бизнес в августе 2008 года. Остальные предприниматели оказались обманутыми. Но даже те, кто эту помощь смог получить, столкнулись с целым рядом послевоенных проблем, которые не позволили им восстановить свой бизнес. Одной из них является взлетевшая в разы после войны арендная плата — с 5-тысяч до 50 тысяч рублей, которая сейчас ни одному пострадавшему предпринимателю не позволит составить приемлемый график погашения кредита — с арендой бы как-нибудь справиться!

Другая причина — это довоенные долги, которые пришлось после получения кредита заплатить из полученных на восстановление кредитных средств. Третья причина, не позволившая большинству восстановить свой бизнес — сам размер кредита, оказавшийся в разы меньше нанесенного им ущерба и которого для восстановления бизнеса многим не хватило».

Хубежова Анжела подчеркнула, что при нанесенном ущербе в размере 700 тысяч рублей ей выдали кредит на восстановление бизнеса в размере 100 тысяч рублей. Поскольку во время войны она была еще и ранена, все эти средства пришлось потратить на операцию. Ни о каком собственном бизнесе уже и речи не было. «Я несколько лет работаю продавщицей в магазине и выплачиваю из зарплаты проценты за кредит», — заявила пострадавшая.

Губиева Гульнара заявила: «В подобном положении нахожусь и я. Получив кредит в размере 100 тысяч рублей, я начала работать в торговом центре «Андрей». Но здоровье после войны резко пошатнулось, пришлось вынести тяжелую операцию и теперь работать я физически не могу».

Лариса Ванеева в списки на получение льготного кредита не попала, хотя магазин, который арендовала по улице Ленина, был разрушен прямым попаданием снаряда. Чтобы как-то жить, она заложила квартиру под 24% годовых, и на эти средства восстановила его. Недавно дом, в котором находился арендуемый мною магазин, снесли. В результате Ванеева осталась без бизнеса и по решению суда ее должны выселить из родительской квартиры. «Не знаю, куда и к кому идти за помощью, я сама сирота и дочь моя сирота». Мужа и свекра убили в первую войну, а родителей я похоронила перед самой войной — августа 2008 года, — сетует Л. Ванеева.

Валентина Гиголаева: «Мой магазин пострадал одним из первых в августе 2008 года, так как находился в районе 12-й школы. У меня такой вопрос: если государство погорельцам домов безвозмездно строит дома за 3 миллиона рублей каждый, почему нам, вкладывавшим свои деньги не в дома, не в другое личное имущество, а в экономику республики, помогают восстановиться в кредит, да еще и под проценты, на которые начисляются огромные пени?

Я не смогла за три года заработать, какой график погашения кредита я могу представить? Сами видите, никаких условий для развития бизнеса нет. А если я снова не заработаю? Почему нам, действительно пострадавшим, которых перед выдачей кредита проверяли все контролирующие инстанции, в том числе прокуратура, их просто не спишут? Ведь сумма не такая большая, учитывая, что многим, ничего не потерявшим выдавали кредитов в разы больше в одни руки и без процентов на десятки лет.

Феликс Гаглоев: «Для списания кредитов нужны средства из бюджета, и не двадцать миллионов, как в вашем случае, а 57 миллионов. К нам приходят люди, которые в свое время не приходили в прокуратуру и не зафиксировали свой ущерб, а как быть с ними?»

Алик Хабалов: «В эти 57 миллионов входят кредиты, которые выдавались еще в 2005 году. Четыре года они им продлевались без всяких оговорок и без пени. А в случае с 20 миллионами находятся люди, которые в своей основе полностью в августе 2008 года потеряли свой бизнес. В пункте 3 положения, по которому выдавались эти кредиты, сказано, что финансово-кредитная поддержка оказывается исключительно на восстановление бизнеса. Разве можно восстановиться на 100 тысяч рублей? Правильно поставила вопрос Валентина Гиголаева: «Не строят же людям на восстановление в кредит дома?».

Слушая друг друга получается, что мы — виноватая сторона. А в чем мы виноваты? В том, что мы работали, платили по закону налоги и заботу о наших семьях не взваливали на государство? Или в том, что случилась война?

Вечером мы стояли на постах, днем выходили на работу. Мы все занимались одним делом — защищали свою Родину, кто с оружием в руках, а кто, стоя у плиты, и были поддержкой нашей республике хотя бы потому, что многие из нас, имея возможность это сделать, не сбежали отсюда.

Однако помимо озвученных здесь причин есть еще ряд других, о которых, видимо, из скромности, многие из присутствующих не говорят.

За кафе «Фарн», полностью сгоревшее в Пионерском парке, предприниматель Роберт Валиев получил кредит в размере 450 тысяч рублей, заложил свою квартиру под 24% годовых и приступил к расчистке территории. К нему сразу же пришли сотрудники органов внутренних дел и запретили проводить какие-либо работы по восстановлению кафе, ссылаясь на распоряжение главы администрации г. Цхинвала. После он увяз в судебных разбирательствах и, наконец, восстановил свое право на кафе, но время было упущено и денег уже не осталось.

Зарему Кочиеву после августовской войны длительное время не допускали к арендуемому ею павильону, несмотря на имевшийся у нее на руках действующий договор аренды. Разрушенный в августе 2008 года павильон она, после предварительного уведомления об этом городских властей, сама на средства от залога квартиры восстановила и сразу же городская администрация направила ей письмо, где назвала ее договор «незаключенным» и на днях через суд отобрала павильон, арендатором которого она была с 1995 года.

Людмила Лохова, также здесь присутствующая, получила кредит в размере 300 тысяч рублей и вложила эти средства в восстановление разрушенного помещения. Администрация города опять отобрала у нее уже отремонтированное помещение. Еще работая в должности начальника управления поддержки малого и среднего бизнеса, я несколько раз обращалась к администрации города с вопросом, какими нормами они придерживались, принимая такое решение, но так и не смогла получить от них ответа.

Заира Валиева осуществляла свою предпринимательскую деятельность в помещении городского стадиона. После того как стадион снесли, ей взамен дали земельный участок по ул. Октябрьская для строительства там своего объекта предпринимательской деятельности. Вместе с другими пострадавшими предпринимателями она получила кредит в размере 100 тысяч рублей, на которые приобрела стройматериалы. Вскоре у нее этот земельный участок отобрали под предлогом строительства на этом месте посольства Приднестровской Молдавской Республики. Посольство так и не построили и Заиры Валиевой тоже не стало. Она скончалась от сердечного приступа. Кому теперь за нее платить кредит?

Из списка 65 предпринимателей, получивших кредиты на восстановление бизнеса, нет уже и Алика Бекоева, который был членом Координационного Совета по вопросам развития малого и среднего бизнеса.

«Ваши проблемы для нас стали более чем ясны и чтобы не получилось так, что мы просто встретились и поговорили. Выберите рабочую группу из своего состава, которая обобщит и представит в Минэкономразвития все озвученные предложения. С ними мы начнем работу по выходу из той тяжелой ситуации, в которой вы все оказались», — в заключение сказала министр экономического развития Залина Хугати.

Рабочая группа была избрана и на этом встреча завершилась.

З.ГАССИЕВА