/Судьбоносное решение, возродившее осетинскую государственность

Судьбоносное решение, возродившее осетинскую государственность

В Южной Осетии отмечают один из главных государственных праздников – День Республики.
Исполнилось 32 года со дня исторического решения, принятого 20 сентября 1990 года 14-й сессией Совета народных депутатов Южной Осетии о преобразовании Юго-Осетинской автономии в Советскую Демократическую Республику. На той же сессии была принята и Декларация о государственном суверенитете Южной Осетии. Фактически действия тогдашних народных избранников ознаменовали собой начало процесса правового оформления государственности Южной Осетии, завершившегося 29 мая 1992 года принятием Акта провозглашения независимости РЮО.

Процессы, происходящие в Южной Осетии с 1989 по 1992 гг., на фоне распада Советского Союза, помимо прямых последствий в плане физического спасения южной ветви осетинского народа от геноцида со стороны грузинского провинциального фашизма, имели также немаловажный исторический аспект. Происходило возрождение осетинского государства, которое было разрушено в результате катастрофы XIII — XIV вв., ставшей следствием нашествий монголо-татар и Тимур-ленга. Как это ни парадоксально, но спустя VII веков новые трагические события дали осетинам шанс на восстановление своего государства, хотя, казалось бы, в силу сочетания многочисленных негативных факторов, шансы отстоять свою республику у них были минимальные. Прежде всего, отрицательную роль играла геополитическая конъюнктура – процесс разрушения Советского Союза был в разгаре, на авансцену вышли прозападные, либеральные круги, которые рассматривали националистов в Грузии больше как союзников.
Сказывались и последствия 70-летней насильственной ассимиляции и культурного геноцида, направленного на подавление национального самосознания осетинского народа. Этот фактор достаточно серьезно затруднял мобилизацию сил против давления со стороны грузинских националистов, порождая у некоторых неверие в будущее республики.
Несмотря на все неблагоприятные обстоятельства, огромное большинство жителей Южной Осетии отреагировали на попытку очередного геноцида консолидацией вокруг идеи защиты своего Отечества и сохранения национальной идентичности. Агрессия со стороны Грузии встретила ожесточенный отпор благодаря уникальной способности к самоорганизации, которую в критические моменты не раз демонстрировал осетинский народ.
Препятствие на пути грузинской этнократии
Создание югоосетинского государства стало следствием процессов, развернувшихся в ГССР с середины 80-х годов 20 века. Почувствовав слабость центральной власти, националистические силы в Грузии начали открыто проводить кампанию против представителей других национальностей, включенных в свою время в состав ГССР. После блокады были изгнаны дагестанские народности, проживавшие в Восточной Грузии, затем началось притеснение русского населения, греков, азербайджанцев и армян, но наиболее уродливые формы приобрела националистическая кампания против осетин. Именно они превратились в главных врагов грузинских ультра-националистов на пути достижения их цели – создания агрессивного этнократического режима, то бишь грузинского мононационального государства. Этот проект стал одним составных элементов, направленных на развал СССР, в связи с чем изначально пользовался поддержкой внешних сил и либералов-запад-ников в союзном центре, которые сквозь пальцы смотрели на начавшуюся в ГССР истерию с публикацией в грузинском печати многочисленных расистских материалов, с призывами ограничить рождаемость у осетин, «вымести железной метлой» на территорию России и т.д. Тогда же получил широкое распространение оскорбительный термин «Самачабло», который был призван заменить название Южной Осетии. Самое печальное, что роль первой скрипки в этих вопросах играла так называемая грузинская интеллигенция, десятилетиями пестуемая советской властью. Именно она стала главным генератором лозунга «Грузия только для грузин», продвигая идею «первосортности» грузин. С этой же целью грузинские ученые выдвинули и пытались обосновать тезис о «пришлости» осетин, который доминирует в грузинской историографии по сей день. Подобные псевдонаучные опусы целыми томами активно тиражировались в грузинском обществе, готовя почву для военной агрессии против Южной Осетии. Одновременно в Цхинвал из Тбилиси зачастили эмиссары всех мастей, провоцируя местное грузинское население на конфликты с осетинами.
В Южной Осетии с тревогой наблюдали за националистическим шабашем в Грузии, начав осознавать, что одними антиосетинскими заявлениями и публикациями дело не обойдется. Впрочем, многие по-прежнему не верили, что советским лозунгам о дружбе народов очень скоро придет конец. Тем не менее, группы патриотически настроенной общественности и молодежи начали объединяться, стремясь найти выход из положения. Эти усилия привели, в частности, к созданию движения «Адæмон Ныхас», собравшей в своих рядах многих видных представителей осетинской научной интеллигенции, что позволило заняться идеологическим оформлением национальной идеи осетинского народа.
В Грузии тем временем от лозунгов перешли к законодательному ограничению и без того куцых прав Юго-Осетинской автономии. В ноябре 1988 года был опубликован проект государственной программы развития грузинского языка, ущемляющей права народов, проживающих в Грузии, в том числе и в автономиях, прежде всего путем перевода делопроизводства на грузинский язык. Во все учреждения из Тбилиси выслали печатные машинки с грузинском алфавитом, документы на русском языке не принимались. Информация об этом вызвала в Южной Осетии всеобщее возмущение. В сентябре 1989 года также были выдвинуты законопроекты, касающиеся урезания прав автономий в вопросах изменения границ, лишения права избирательной инициативы, права вето и т.д. В Южной Осетии областные депутаты попытались выдвинуть встречные предложения, но в Тбилиси от них грубо отмахнулись. Чтобы хоть как-то оградить себя от произвола грузинских властей, 12-я сессия Областного Совета народных депутатов 10 ноября 1989 года принимает решение о преобразовании Юго-Осетинской автономной области в Автономную республику в составе ГССР. Повышение статуса должно было дать больше гарантий населению Южной Осетии в деле защиты их языковых прав и сохранения границ.
Это решение Облсовета вызвало истеричную реакцию со стороны тбилисских властей и националистических организаций. Раздались требования упразднения Юго-Осетинской автономии. 16 ноября 1989 года было принято постановление Президиума Верховного совета Грузинской ССР «О решениях двенадцатой сессии Совета народных депутатов Юго-Осетинской автономной области двенадцатого созыва», которое аннулировало постановления Облсовета. В том же месяце последовали другие законодательные акты Верховного Совета ГССР, направленные против национальных автономий. 19 ноября с целью мирного урегулирования противоречий в Тбилиси выехала делегация представителей Южной Осетии. Все миротворческие усилия оказались безрезультатными. В Грузии планировали окончательно решить вопрос с Южной Осетией совсем другими методами. 22 ноября в газете «Сакартвело» было опубликовано обращение «К гражданам ГССР», подписанное З. Гамсахурдия, И. Церетели, И. Батиашвили, где они открыто призывали народ к участию в митинге в Цхинвале. «В тот день в Цхинвали двинется вся Грузия. Сбор в 9 часов утра у Дворца спорта и Дома кино. Транспорт мобилизован. Все в Цхинвали! С нами Бог! Да здравствует независимая Грузия!», — так заканчивалось опубликованное обращение.
23 ноября на Цхинвал двинулся многотысячный «марш мира». По разным данным, в нем принимало участие до 40 тысяч человек, включая вооруженных членов националистических банд. Во главе колонны из сотен автобусов шли партийные и националистические лидеры Грузии. Планировалось провести митинг в центре Цхинвала, который должен был завершиться разгоном непокорного Областного совета.
Однако многотысячная колонна была задержана группой безоружных защитников города, к которым на подмогу быстро подтянулись такие же невооруженные жители Цхинвала. Незваные гости вынуждены были с позором повернуть обратно, но от своих целей не отказались. Грузинские неформалы, как их тогда называли, начали блокировать дороги в город Цхинвал и осетинские населенные пункты, захватывали осетин в заложники и избивали. Появились первые жертвы начавшейся войны. Для того, чтобы затруднить противодействие агрессии, была проведена операция по разоружению юго-осетинской милиции, у населения отобрали даже охотничьи ружья. Многочисленные обращения к руководству СССР остановить кровопролитие ни к чему не привели. К вооруженным провокациям прибавились экономическая, транспортная, энергетическая блокады.
Республика как способ спасти народ
Начавшая 23 ноября 1989 года силовая фаза грузинской агрессии, подтолкнула Южную Осетию на принятие дальнейших мер по защите своего населения. В создавшейся ситуации 14 сессия Совета народных депутатов Юго-Осетинской автономной области 20 сентября 1990 года провозгласила Юго-Осетинскую Советскую Демократическую Республику в составе СССР. Тогда же было принято постановление о действии на территории Южной Осетии Конституции и законов СССР. В ответ в Тбилиси немедленно отменили решение Совета народных депутатов Южной Осетии, а чуть позже, 11 декабря 1990 года и вовсе упразднили Юго-Осетинскую автономную область, разделив на картах ее территорию между соседними районами тогда еще ГССР. Тем самым Верховный Совет Грузии окончательно вывел Южную Осетию из своего правового поля, и, как оказалось, навсегда.
Народные избранники Южной Осетии продолжили последовательно выстраивать правовой каркас возрождаемой государственности, принимая все необходимые для этого меры, несмотря на угрозы и давление с разных сторон. Уже 9 декабря 1990 года были проведены первые выборы в парламент республики, что позволило продолжить начатое депутатами Областного совета и довести этот процесс до логического завершения.
Прошедшие 32 года доказали бесспорную правовую безупречность шагов, предпринятых в 1990 году. Не будь провозглашения Республики и последующих судьбоносных решений, население Южной Осетии постигла бы та же участь, что и осетин, проживавших тогда в Восточной и Триалетской Осетии, в Кахетии и др.
Десятки осетинских сел, компактно расположенных на этих территориях, полностью обезлюдели. Для сравнения, по данным 2018 г., в Казбегском районе, куда входят Трусовское ущелье и ряд других земель Восточной Осетии, из ранее многотысячного осетинского населения оставалось только 15 человек. Из более чем 150 тысяч осетин, которые по данным переписи 1989 года проживали в ГССР, сейчас осталось 10 с лишним тысяч, большинство из которых были вынуждены приписать к своим фамилиям грузинские окончания и не имеют возможности изучать родной язык. Исходя из этих фактов, становится очевидным, что 20 сентября 1990 года стало поворотным историческим моментом для будущности Южной Осетии, позволившим спасти от окончательного уничтожения южную ветвь осетинского народа. Поэтому для сегодняшних жителей Южной Осетии День Республики в полной мере является праздником национального возрождения.

А. ТЕДЕЕВ