/Первый законодательный орган останется уникальным…

Первый законодательный орган останется уникальным…

Парламентарии Южной Осетии отмечают 28-ю годовщину образования законодательной власти. 9 декабря 1990 г. состоялись первые выборы в Верховный Совет Народных депутатов Южной Осетии. Эта дата знаменуется как начало нового этапа в истории югоосетинского парламентаризма на пути к свободе нашего народа.

В 90-е годы благодаря депутатам Верховного Совета I созыва был принят пакет основополагающих документов государственности, они сыграли решающую роль в становлении республики и заложили ее основы.
Как нам рассказал депутат I созыва Вячеслав Гобозов, в конце 80-х годов активизировались националистические движения в Грузии, принимались дискриминационные законы, наподобие закона о государственном языке и другие. Срок полномочий Юго-Осетин-ского Совета Народных депутатов истекал, но назначить выборы в новый Совет должны были грузинские органы, которые не давали этого разрешения.
«В Грузии ждали, когда истечет срок полномочий Совета народных депутатов. Это означало, что в советской Южной Осетии не останется легитимного представительного органа власти. Исходя из понимания, что Тбилиси ведет к такому развитию событий, 20 сентября Юго-Осетинский Совет народных депутатов на очередной сессии, по предложению Тореза Кулумбегова, принял решение о повышении статуса от Автономной области до Советской Демократической Республики Южная Осетия в составе СССР. Ведь Грузия четко обозначила позицию о выходе из состава СССР. И на 9 декабря были назначены выборы в Верховный Совет», — вспоминает Гобозов.
Выборы состоялись, а 10 декабря начала работу I сессия Верховного Совета Юго-Осетинской Республики. Сессия избрала Тореза Кулумбегова Председателем ВС, были сформированы руководящие органы республики. А 11 декабря состоялась сессия ВС Грузии, принявшая Закон об упразднении автономии Южной Осетии. Но Южная Осетия уже была республикой.
«9 декабря 1990 г. впервые в республике прошли альтернативные, конкурентные выборы. До этого в Южной Осетии не было реальных выборов. Ранее в избирательном округе представляли только одного кандидата, за него и голосовал народ. Тогда был введен и сейчас действует закон, по которому в каждом округе должно быть минимум два кандидата, то есть право выбора заложено с тех пор в законодательство. У нас исключаются выборы, когда в одном округе один кандидат», — уточнил он.
Вячеслав Гобозов отметил, что в выборах 9 декабря участвовали и представители различных общественных политических организаций, Компартии, комсомола, «Адамон ныхас», молодежных организаций.
«Это в какой-то степени были квазипартийные выборы, где шла реальная активная предвыборная кампания. Впервые депутаты были избраны народом, а не назначены кем-то сверху. Может быть поэтому депутатам I созыва удалось больше, чем мы предполагали сами. Учитывая, что были избраны люди, которые никогда парламентской деятельности не вели и не знали. Мы учились на ходу, на собственных ошибках, в условиях войны. Первый Парламент (тогда Верховный Совет) заложил политико-правовые основы нашего государства, которые в дальнейшем не пришлось ни поправлять, ни перерабатывать, они действительны до сих пор», — поделился он.
По словам нашего собеседника, это не был парламент, где царило единомыслие, там звучали разнообразные мнения и кипели большие страсти. Критиковали любого, начиная с Тореза Кулумбегова. Но споры, как правило, не переходили на личный уровень.
«На сессиях сталкивались мнения, но расхождение мнений не было трагедией. Рано или поздно мы приходили к консенсусу. Это был открытый парламент, в котором участвовали не только депутаты, но и любой человек мог присутствовать, высказать свое мнение, предлагать варианты. И это без наличия депутатского мандата! Но решения принимали депутаты. Сессии проходили при заполненных залах, если депутатов было несколько десятков, то граждан более 200», — вспоминает Гобозов.
Присутствие простых жителей, по его словам, напоминало об ответственности за каждый шаг и принимаемые решения, ведь любое слово за короткое время становилось известным всему народу. По этой причине каждый депутат тщательно взвешивал свои слова.
«Мы понимали, у нас и так достаточно внешних врагов, чтобы создавать напряженность внутри. Первый законодательный орган РЮО останется уникальным парламентом, потому, что сошлось несколько факторов: выборы такого уровня прошли впервые, люди в законодательный орган пришли с высоким уровнем интеллекта и образования. Время, наверное, требовало именно таких людей, ведь каждый этап в истории имеет своих избранников», — сказал депутат I созыва.
Вячеслав Гобозов признается, что не идеализирует депутатский корпус I созыва. Возможно, многое не удалось, или были ошибки, но главные задачи, по его мнению, он выполнил — это провозглашение суверенной республики, сохранение и обеспечение его безупречным правовым статусом.
«Очень часто люди путают, говоря, что республика тогда была парламентская, а потом стала президентской. Это неправильно. В 90-е годы у нас была Советская республика. Парламентская республика — это другое понятие, там четкое распределение исполнительной и законодательной власти. А в Советской республике вся власть принадлежит Верховному Совету — это главный орган власти, во главе с председателем. В последующем Верховный Совет был переименован в Государственный Ныхас, а позже уже в Парламент», — отметил он.
С точки зрения Гобозова, Государственный Ныхас был все же самым лучшим названием законодательного органа, ведь практически в каждой стране они носят названия на родном языке, исходя из национальных интересов и менталитета. «Я думаю, когда мы будем принимать новую Конституцию, надо будет подумать и об этом», — предложил Вячеслав Гобозов.
Мадина БЯЗРОВА