/Иран. По сирийскому сценарию?

Иран. По сирийскому сценарию?

Иранская проблема – попытка цветной революции или внутриполитический кризис?

Одним из самых актуальных событий на международной политической арене нового 2018 года стали протестные акции и беспорядки в Иране, которые начались 28 декабря 2017 года и вызваны недовольством граждан экономической ситуацией в стране. Очагом демонстрации стал город Мешхед, после чего беспорядки распространились на другие города.

Демонстранты выступают против роста цен, снижения уровня жизни, коррупции, безработицы, а также из-за участия страны в конфликтах в Сирии и Ираке. Однако спусковым крючком протестов стало решение правительства Хасана Роухани о повышении цен на топливо на 50%.

В ходе развивающихся событий в Иране известно о 20 человеческих жертвах, а также об аресте нескольких протестующих и иностранных граждан, которые, по мнению иранских властей, и организовали беспорядки в стране. Также за поддержку антиправительственных протестов в стране был задержан экс-президент Ирана Махмуд Ахмадинежад.

Протесты против роста цен в Иране переросли в акции против существующего режима – против аятоллы Али Хаменеи и Хасана Роухани.

Сложившейся ситуацией решили воспользоваться некоторые государства, стараясь повлиять как на внешнюю, так и на внутреннюю политику страны.

В частности, Дональд Трамп 30 декабря писал в Twitterе, что: «Репрессивные режимы не могут существовать всегда, и наступит день, когда иранский народ столкнется с выбором. Мир наблюдает». А чуть позже и вовсе поддержал демонстрантов, пообещав оказать им своевременную помощь: «Народ Ирана, наконец, выступает против жестокого и коррумпированного иранского режима. У людей мало еды, большая инфляция, и никаких прав человека. США наблюдают».

Обстановка в Иране была на днях обсуждена Советом безопасности ООН, созванным по инициативе Вашингтона. Некоторые эксперты и политологи прогнозируют для Ирана сценарий Сирии. Будет ли вовлечена Россия в иранские события, на что в принципе и надеется Вашингтон или сможет сохранить нейтральное положение?..

Мы попросили прокомментировать происходящие события и проанализировать дальнейший ход событий кандидата политических наук, директора Центра социально-политических исследований ЮОГУ Сослана Плиева.

«Иран рискует стать новой точкой напряженности на глобальной арене. Это случится, если США удастся консолидировать другие страны вокруг своей позиции, непримиримой по отношению к Тегерану. России в этой ситуации придется вступиться за союзника, используя как правовые, так и прочие механизмы поддержки», — отметил Сослан Плиев.

Действительно ли происходящее — это рука Запада, или просто внутриполитический кризис? В Иране, по мнению Сослана Плиева, проходят классические народные волнения, которые бывают при цветных революциях. В народных волнениях явных признаков их инсценированности, того, что здесь применяется именно технология «цветных революций», нет. И всё это происходит в исламской Республике Иран, где у власти находится духовенство, где система управления жёстко централизована, а власть опирается не только на армию и полицию, и на Корпус Стражей Исламской Революции — политическую гвардию нынешнего режима Ирана.

«Помимо этого, существуют огромное множество разного рода проправительственных военизированных формирований, которые правительство в любой момент может пустить в ход. Иранская правительственная машина имеет такую силу, что может переломить хребет любой оппозиции и предотвратить любое вмешательство извне, включая и американское. Поэтому подозрительно, что эти события происходят в Иране», — считает политолог.

По предположению эксперта, здесь, скорее всего, имеет место новая технология цветных революций, ранее не применявшаяся западными спецслужбами. Сослан Плиев проанализировал сходства и различия цветных революций с происходящими событиями в Иране. Начиная с различий, он обозначил, что основными демонстрантами в Иране являются не молодые люди, а представители более старшего поколения, которых, по его мнению, не так просто заставить выйти на улицы популистскими лозунгами.

«То есть из этого можно заключить, что на улицы вышли родители семей, которые понимают, что если за несколько дней цена на хлеб взлетела в два раза, и это продолжится, то они просто-напросто не смогут прокормить свои многодетные семьи. В первую очередь это ударило по провинциям, поэтому на протесты первыми вышли жители периферии, а после перекинулись на Исфахан и Тегеран. В обычных цветных революциях выводят людей молодого возраста 17-25 лет, а тут вышли на улицы люди от 30-45 лет с мощной мотивацией. И протесты начались не с политических лозунгов, иными словами, вышедшие на улицу люди выступали против повышения цен, за поддержку семей, против безработицы», — подчеркнул политолог.

В то же время, по словам нашего собеседника, наблюдается и некое странное поведение властей Ирана, ведь, когда в начале событий протестующие нападали с палками на хорошо укомплектованных по последнему слову военной техники спецслужащих Ирана, врываясь в их штабы, те не смогли отбить атаки. А при участившихся атаках на силовиков сами силовики ведут себя очень инертно, стараясь не открывать огонь по протестантам, чаще отходя от толпы протестующих.

«Это, скорее всего, свидетельствует о расслоении в самих военизированных правительственных структурах, в которых высшие чины спецслужб живут ни в чем себе не отказывая, а рядовые бойцы, как и обычное население, испытывают нужду в элементарных вещах, и это самое повышение цен напрямую коснулось и их. Поэтому рядовые бойцы проправительственных сил проявляют некую солидарность с протестующими и не рвутся защищать капиталы своих начальников», — сказал Сослан Плиев.

В целом ситуация в Иране, по мнению нашего эксперта, не похожа на классическую цветную революцию, организованную американскими «умельцами». Так как в классических цветных революциях протесты обычно начинают руками молодежи и заканчиваются свержением режима. А тут первыми вышли представители провинций, окружив в кольцо крупные города, и постепенно, сжимая кольцо, двинулись дальше к столице и крупным городам, где сконцентрированы основные политические центры иранского руководства. И тут в игру вступила глобальная сеть и размещенные в ней соцсети Фейсбук, Твиттер, Инстаграмм и т.д.

«Понятно, что значительная часть протестных групп и аккаунтов организованы извне, и создается такое впечатление, что эти группы больше направленны не на взрыв внутренней ситуации в Иране, а на обработку общественного мнения за пределами Ирана. Идёт некая промывка мозгов общественности и целью промывки является создание общественного мнения, что в Иране начинается национально-освободительная борьба. Можно предположить, что ситуация начала развиваться изнутри из-за непростительных ошибок правительства Ирана. Впоследствии, видя разложение внутри иранского общества, подключились и западные «падальщики» во главе с Трампом, который заявил, что Америка готова оказать помощь этому движению», — заметил Сослан Плиев.

Но скорее всего, по его словам, западные лидеры решили заработать политические дивиденды на внутриполитическом кризисе Ирана и ущипнуть Россию, угрожая разжечь внутриполитический конфликт в Иране, который, как известно, находится в непосредственной близости от России. Для самой России Иран является стратегическим партнером, и в случае стороннего вмешательства в иранский кризис Россия просто обязана будет вмешаться, выступив на стороне легитимного правительства Ирана.

«Думаю, в ближайшее время руководство Ирана возьмёт ситуацию под контроль. И с учетом допущенных ранее ошибок, связанных с вкладыванием колоссальных средств во внешнеполитические интересы страны, перенаправит финансы на поддержание экономического благосостояния рядовых иранцев. А истерия западных лидеров по поводу поддержания так называемого народно-освободительного движения закончится ничем», — заключил Сослан Плиев.

Мадина БЯЗРОВА