/Грузинская агрессия 90-х годов: Отревские «дети подземелья»

Грузинская агрессия 90-х годов: Отревские «дети подземелья»

Приближается 23 ноября, день, когда Грузия предприняла первую попытку оккупации Южной Осетии. После 23 ноября 1989 года на Южную Осетию оказывалось постоянное давление со стороны грузинских властей. В конечном итоге все переросло в открытую вооруженную интервенцию против нашей республики. В предлагаемой читателям публикации – небольшие эпизоды из тяжелых времен начала 1990-х годов, когда благодаря мужеству защитников Отечества, Южную Осетию удалось отстоять.

Поколения за поколениями, рискуя жизнью, сыны Осетии отражали натиск врага и боролись за свободу. У истоков государства одними из первых на защиту народа встала небольшая группа ребят – сотрудников МВД (тогда Юго-Осетинской Автономной области), чьи подвиги ушли, к сожалению, в забвение.

Они защитили и эвакуировали осетин из многих грузинских сел
С 1989 года грузинская власть стала осуществлять антиосетинскую кампанию. Руководству МВД Грузинской ССР была поставлена задача – изъять все оружие в Южной Осетии. Однако несколько сотрудников югоосетинской милиции самовольно отказались сдать оружие. В эту группу входили: Владимир Налбандов, Инал Санакоев, Григорий Кочиев, Гамлет Битаров, Станислав Арсоев, Таймураз Наниев, Владислав Цховребов, Владимир Тедеев, Алан Пухаев, Владимир Келехсаев, Роин Габараев и начальник УВД ЮОАО ГССР Руслан Хубулов. Когда в МВД поступали вызовы о притеснении осетин в грузинских селах, то первыми на место выезжали они. Нам удалось побеседовать из этой группы с Аланом Пухаевым, Владимиром Келехсаевым и Роином Габараевым.
«Мы дежурили по 4-5 человека, чтобы самим принимать вызовы. Если сообщение или жалобу принимали грузины-сотрудники МВД, то они в лучшем случае не реагировали на происшествия или вовсе принимали сторону агрессора», – пояснил В. Келехсаев.
На вопрос: «почему из личного состава МВД, превышающего сто человек, на защиту встала лишь горстка?», Владимир Келехсаев сказал, что часть сотрудников состояла из грузин, а осетины боялись суда или увольнения за «противозаконные» действия, ведь СССР еще на тот момент существовал.
В начале 1990-х годов началось открытое притеснение осетин в грузинских селах. Мирных граждан зверски убивали, пытали, выгоняли из сел, сжигали дома и нажитое годами хозяйство. В Цхинвале появились первые группы защитников, противостоящих грузинскому фашизму, но, в отличие от сотрудников МВД, у большинства не было оружия. Поэтому на помощь осетинам в грузинские села приходили эти ребята. Они защитили и эвакуировали жителей сел Хеит, Авнев, Монастер, Нул, Андис, Отреу.
«Начальник УВД грузин, подполковник милиции Гиви Инджия был недоволен нашей самодеятельностью. Он требовал сдать оружие, но мы игнорировали его приказы. Однажды, за короткое время мы задержали и привезли из с. Авнев 23 грузинских экстремиста и 7 из с. Хеит, но их сразу выпускали по приказу Инджия», – рассказал В. Келехсаев.

Выговор за защиту
Родины?
Однажды пришла информация, что грузины собрали осетин – женщин и детей в с. Нул, держат их в подвале школы, избивают и мучают. Было решено срочно выехать на помощь. Впятером, Р. Габараев, А. Пухаев, Г. Битаров, В. Келехсаев и В. Цховребов еле нашли транспорт (использовать патрульные машины этой группе запретил Инджия) и скоро они были в с. Авнев, который граничит с селом Нул.
Разведывая обстановку они издали увидели около 70 грузинских неформалов, гревшихся у костра близ школы. Самым верным решением в этой ситуации был эффект неожиданности, чем сотрудники МВД и воспользовались. Подъехав на большой скорости вплотную, они выпрыгнули из машины и направили автоматы на опешивших грузин, не сразу понявших, что происходит и разоружили их, но многие грузины смогли убежать. Было задержано 23 грузинских неформала, которых выстроили в ряд и держали под прицелом. Мирных жителей в школе не оказалось, они отпустили их. Габараев, в погоне за одним из сбежавших, заметил, как главари бандформирования выбежали из конторы и скрылись в направлении села. Он решил пойти следом, осмотреть окрестность и смог захватить еще 15 местных жителей, один из которых был водителем автобуса и узнал его. Роин Габараев отпустил его с условием – никому не рассказывать, что видел его. Когда Гамлет Битаров увидел Роина с грузинами, то подбежал на подмогу. Вдруг они слышат, как грузин, которого отпустили начал звать на помощь и кричать «это осетины, среди них есть один Габараев».
«Роин рассердился, хотел уже спустить курок, но Битаров схватил его руку и попросил опустить автомат», – поделился А. Пухаев.
Уже совсем рассвело, а ребята не знали на чем отвезти пленных. Но «на ловца и зверь бежит». Пополнить запасы грузинской бандгруппы подъехал автобус, на нем и доставили в Цхинвал пленных, которые оказались выходцами из грузинского с. Руис, а местных жителей они отпустили.
«Впоследствии за такой поступок Инджия нам вынес выговор, а после уволил. Мы не смогли найти наши личные дела, они исчезли. А по прошествии нескольких лет, знакомый водитель рассказал, что на грузинской границе на стенде под «Разыскиваются» были наши фотографии. А розыск объявили по статьям «бандитизм, незаконное хранение оружия, измена Родине». Особо я тогда посмеялся над последним пунктом», – вспоминает А. Пухаев.

Лучше замерзнуть,
чем умереть
под пытками
К сожалению, все интересные и необычные истории, рассказанные бывшими сотрудниками МВД, мы не смогли осветить. Однако, больше всех поразила еще одна, доказывающая в каких немыслимых ситуациях оказывались осетины-беженцы из грузинских сел:
В с. Отреу грузины убили несколько осетин, были также раненые. Узнав об этом В. Келехсаев, А. Пухаев, Р. Габараев, И. Санакоев и С. Арсоев выехали туда.
На улице стояла зима, темнело и мороз пробирал до костей. Проходя по улицам, они звали сельчан на осетинском (чтобы не вспугнуть), но никто не отзывался, словно мертвая тишина охватила село. Неожиданно до них донесся слабый голос «здесь я, здесь». В доме оказался старик, объяснивший, что после расправы с односельчанами, жители села оставили свои дома, и кто в чем был, не забрав даже теплой одежды, направились в сторону гор, спасать своих детей.
«Мы разделились и пошли искать в указанную сторону. До сих пор трудно вспоминать испуганные, замерзшие лица женщин и детей, которых я нашел вдали от деревни, прячущихся в кустах», – поделился Келехсаев.
По словам Роина Габараева, он долго шел по лесной широкой тропе, то и дело на осетинском языке громко призывая их откликнуться. Стало светать и вдруг ветер донес какие-то звуки. Габараев издали увидел женские силуэты и подошел к ним.
«Собравшись в кучку, разговаривали двенадцать полузамерзших, легко одетых в мороз женщин. Услышав осетинскую речь вся эмоциональная напряженность прорвалась наружу, они начали плакать.
Убегая в чем попало, без лишнего груза, сельчане не взяли теплых вещей и группами перебирались в сторону гор. Дети устав от долгой ходьбы, замерзнув, отказались идти дальше. Развести огонь они побоялись, вдруг грузины увидят. Недолго думая женщины голыми руками очистили землю от снега и вскопали небольшую яму. Нарвав еловых веток, засыпали ее и спустили туда детей. Когда Роин Габараев заглянул в яму, перед ним предстала душераздирающая картина – на него смотрели испуганные глаза детишек. Грязные, замерзшие, они не могли даже разговаривать. Собрав всех, кого нашли, сотрудники милиции вывезли людей на грузовике.
«Не знаю, как они в такой холод смогли продержаться целые сутки, и даже не уверен, выжили ли все дети. Некоторые из них были сильно обморожены. Мы привезли их на турбазу, где они были в безопасности», – отметил он.
Много историй 90-х годов (о Кровавом рождестве, о других сожженных селах и зверствах грузин) нам рассказали В. Келехсаев, А. Пухаев и Р. Габараев. И сегодня мы не должны забывать заслуги тех, кто спасал наших граждан.
Мадина БЯЗРОВА