/О необходимости государственной идеологии в Осетии

О необходимости государственной идеологии в Осетии

Осложнение международной обстановки, непростая внутренняя ситуация в стране в идеологической, государственно-правовой, социально-экономической сферах, обусловленная грубыми ошибками в государственном управлении на разных уровнях власти, падение нравственности и духовности, игнорирование норм морали, традиционных ценностей, вековых обычаев и традиций, делает все более очевидным необходимость государственной национальной идеологии. Без нее ни одна страна не может успешно развиваться; утверждать иное – значит вводить людей в заблуждение. Ее отсутствие русский народ оценил кратко, но бесподобно выразительно – «без царя в голове».

Государство как политико-правовая форма организации общества не может не иметь государственной идеологии, которую следует активно проводить в жизнь, если оно хочет оправдать свое предназначение. Каждому государству присуща своя идеология, независимо от ее законодательного закрепления или запрещения. Последнее дезориентирует органы власти, их должностных лиц в своей деятельности, что наносит ущерб развитию общества и государства.
В свете сказанного, на мой взгляд, следует воспринимать положения ст. 12 Конституции РСО-Алания, в которой наши республиканские законодатели, без всякого творческого осмысления, буквально воспроизвели положения ст. 13 Конституции РФ в части запрета обязательной или государственной идеологии, хотя ни один закон никого не обязывает слепо заимствовать нормы Основного Закона страны. Это удел ведомственных чиновников – юристов, которые законотворчество понимают в рамках ведомственных инструкций. Они бесконечно далеки от творческого осмысления конституционной материи, поэтому действуют по известному принципу – «как бы чего не вышло». Но ведь законодатели должны шире и глубже смотреть на любые нормы закона, предвидеть последствия его применения для общества и государства.
Прежде чем проанализировать и высказаться по существу данной федеральной и республиканской конституционной нормы, относительно государственной идеологии, необходимо указать основные причины ее появления.
Во-первых, общеизвестно, что начиная с горбачевской «перестройки», политика идеологического противостояния резко сменилась противоположной – политикой соглашательства по ряду принципиальных вопросов, движения в фарватере прозападных интересов, унизительного самобичевания и политического заискивания.
Во-вторых, после распада СССР многим показалось, что идеология навеки погребена под хаосом разрозненных, зачастую противостоящих, не объединяющих людей, а отталкивающих друг от друга идей, взглядов, концепций. Получившие широкое распространение националистические, нигилистические, консервативные,либеральные и иные настроения породили такую сумятицу в умах и чувствах людей постсоветской эпохи, которая может быть названа не иначе как «ситуация идеологического безвременья».
В-третьих, в начале 1990-х гг. пришедшая к власти политическая элита, опасаясь реванша коммунистической идеологии, активно выступила инициатором запрета на любую государственную идеологию и готова была принимать советы американских «апостолов». Наконец, в нашем конституционном законотворчестве самое активное и заинтересованное участие приняли заокеанские и западные специалисты. Было бы наивно думать, что на фоне обострившейся борьбы за природные ресурсы, чем богата Россия, наши извечные соперники вдруг начнут помогать в создании такой конституционно-правовой базы, которая бы способствовала укреплению российской государственности, ее успешному экономическому развитию. В последнее время известные ученые пишут, что американские кураторы-консультанты настояли на том, чтобы в Конституцию РФ был включен пункт, запрещающий России иметь единую общенациональную государст-венную идеологию, нацеливающую население страны на построение экономически развитого, социально стабильного и политически предсказуемого общества.
Обосновывая социальную необходимость государственной идеологии, академик О.Е. Кутафин, в прошлом советник Президента РФ, отмечает, что общество и государство не могут существовать без идеологии. Государство, лишившее себя собственной идеологии и освободившееся от идеологических функций, имеет все шансы быстро деградировать в качестве властной организации. Для российской государственности отсутствие государственной идеологии равносильно политической катастрофе, что неоднократно подтверждалось в русской истории – Смутное время; революция 1917 г.; распад СССР. Неслучайно Полномочный представитель Совета Федерации в Конституционном Суде РФ А.Александров высказал сомнение в целесообразности конституционного запрета государственной идеологии.
Говоря о государственной идеологии и совершенствовании конституционных норм о ней, необходимо иметь в виду следующее:
— Идеология трактуется во всех словарях как мировоззрение, система взглядов, идей. Как известно, мировоззрение возникает в сознании, т.е. в мыслях, чувствах, ощущениях. В связи с этим возникает риторический вопрос: можно ли человеку, социальной группе или обществу запретить мыслить, а проще говоря, думать, и тем самым иметь свое мировоззрение, идеологию?
— Нет запрета на государственную идеологию ни в Конституции США, ни в конституциях других стран, ни в Конституции Южной Осетии, ни в конституциях (уставах) многих субъектов РФ. Более того, конституции некоторых стран подчеркивают наличие идеологии государства, т.е. определяют функцию идеологического государства. Примерами высокоидеологических документов могут служить Конституция США, Конституция ФРГ, которые выступают идеологическим фундаментом демократии и правовых систем западных стран.
— Некоторые страны, например Индия и Китай, являющиеся наиболее динамично развивающимися по экономическим параметрам государствами, прямо заявляют о приверженности определенным идеологическим учениям. В этих древних странах давно поняли, что при отсутствии верной государственной идеологии побеждает идеология хаоса и беспорядка, экстремизма и терроризма. Как известно, свято место пусто не бывает, природа не терпит пустоты.
— В разработанном ныне Центром проблемного анализа государственно-управленчес-кого проектирования в ст. 8 проекта Конституции РФ отмечается, что «Высшие ценности России формируют общую, объединяющую Народ России государственную идеологию. Государственная идеология поддерживается государством через воспитание, образование, науку, культуру, традиции, средства массовой коммуникации и защищается от внутренних и внешних посягательств».
Рассуждая о государственной идеологии, невольно приходишь к парадоксальному выводу. С одной стороны, Конституция РФ запрещает государственную идеологию, с другой, – именно она содержит ее элементы в своих нормах. Практически каждое слово Конституции РФ, все закрепленные в ней институты выражают видение желаемой социально-политической системы страны.
Что же касается конституций обеих осетинских республик, то и здесь закрепление новой государственной идеологии имеет место во многих их конституционных нормах, начиная с первых. Это, в частности, признание: человека, его прав и свобод высшей ценностью, народовластие, разделения властей, разнообразие форм собственности, равенство всех общественных объединений перед законом, многопартийности, плюрализма мнений, свобода слова, совести, свободы экономической и предпринимательской деятельности, особых отношений между республиками на основе этнического, национального, историко-территориаль-ного единства, социально-экономической и культурной интеграции.
Указанные конституционные нормы фактически составляют основу государственной идеологии Осетии. Однако для того, чтобы в полной мере осознать это необходимо, во-первых, в конституциях обеих республик объединить то общее, что придаст им целостный и целенаправленный характер. Во-вторых, перестать вести страусиную политику, мямлить, а начинать открыто и смело говорить и действовать во всех сферах государственной политики. Смотреть хотя бы на шаг вперед. Если Председатель Конституционного Суда В.Д. Зорькин недавно в «Российской газете» предложил внести серьезные изменения в Конституцию РФ, то и нами, нашими депутатами, политическими партиями, «Стыр ныхасом», Общественным советом при Главе республики, другими институтами гражданского общества должна быть осознана и признана необходимость общенациональной государственной идеологии и ее закрепление в конституциях республик Осетии. Это тем более важно в условиях разделенного народа, стремления к единству и территориальной целостности.
С учетом изложенного предлагаю исключить ч. 2 ст. 12 Конституции РСО-Алания, и вместо этого в конституции республик Осетии включить положение о том, что «Основы государственной идеологии составляют нормы, принципы и ценности, предусмотренные в настоящей Конституци». В обоснование данного предложения, кроме вышеизложенного, отмечу: жизнь показывает, что, с одной стороны, в условиях отсутствия государственной идеологии существенно ограничиваются организационно-воспитательные возможности государственных структур власти и управления в плане влияния на общественное сознание и социальное поведение. С другой стороны, только социально оправданная государственная идеология и практика ее эффективного осуществления являются необходимым условием успешного политического, государственно-правового, социально-эконо-мического, духовного и культурного развития Осетии.

А.М ЦАЛИЕВ,
зав. кафедрой юридического факультета Северо-Кавказского ГМИ (ГТУ), д.ю.н., профессор, заслуженный юрист РФ, член Президиума
Совета судей РФ