/Журналисты-летописцы истории нашей страны

Журналисты-летописцы истории нашей страны

Сегодня, 23 июля в Республике Южная Осетия отмечается День работников средств массовой информации. В далеком 1906 году в такой же день вышел в свет первый номер газеты на осетинском языке «Ирон газет». Впервые этот день был отнесен к памятным датам в 1996 году и с тех пор является профессиональным праздником работников СМИ Республики.

В самой Южной Осетии начало печатного дела связывают с выходом газеты «Хурзæрин» в январе 1924 года. Но ради справедливости надо сказать, что первое периодическое издание на юге Осетии появилось в 1918 году и называлось оно «Фæдисон». Хотя сами издатели и назвали его журналом, по своему формату это была все же газета.

Газета «Фæдисон» издавалась в Цхинвале сотрудниками осетинской гимназии. Основателями издания стали Сико Кулаев и Василий Зассохов. Последний ранее работал   в другой осетинской газете — «Ног цард», которая издавалась в Тифлисе с 1907 года. Печаталась газета на ротапринте, который из Баку привез общественный деятель Иван Джиджоев.

20-30-ые годы прошлого века стали периодом расцвета осетинских СМИ. В Южной Осетии выходили литературный журнал «Фидиуæг», сатирический журнал «Кæфхъуындар», газеты «Хурзæрин», «Большевикон аивад», «Ленинон», «Æрыгон большевик», «Мах фæлтæр», «Пионеры хъæлæс», «Сабчота Осети».

В период сталинских репрессий Советская власть на местах решила усилить контроль над СМИ. Печатная вольница была ограничена и систематизирована. В Юж-ной Осетии стали выходить только журнал «Фидиуæг», две официальные газеты «Коммунист» и «Сабчота Осети» на осетинском и грузинском языках, и по одной газете в трех районах автономной области: «Ленинон», «Дзау», «Социалистон фосдард».

С началом перестройки в сфере СМИ снова оживление. Демократические изменения на просторах СССР дали толчок к развитию негосударственного сектора прессы. И в Южной Осетии стали появляться новые издания. Первым изданием, как и много лет назад, опять стала газета «Ирон газет». В 90-ые годы в Южной Осетии выходят газеты «Айзæлд», «Вестник Южной Осетии, «Дзерасса», «Уадындз», «Сырх тырыса», «Ард», «Эхо», «Молодежь Осетии». Среди изданий более позднего периода — газета «Амага», «Югос», «Коммунист Осетии», «Арвырон», «Дайджест-радио», «Надежда», «Ныхас», «Альма-матер», «Бумеранг», «3 сектор», «21 век», «Вестник ЮОГУ», «Единство», «Фæсивад».

В новое время в РЮО работала независимая радиостанция «Нæу Улæн». В декабре 1992 года вышел в эфир первый телевизионный выпуск независимой телекомпании «ИР».   В марте 1994 года начало работать государственное телевидение. В 1998 году приступила к вещанию независимая телекомпания «Арт».

В рядах республиканских СМИ сегодня информационные агентства и интернет-сайты. Информагентства «РЕС», «Осинформ», сайты и пресс-службы министерств и ведомств РЮО вносят свой вклад в обеспечение информационного потока о жизни Южной Осетии.

Сегодня много говорится о необходимости создания независимого, вернее, негосударственного сегмента СМИ. Однако де-факто негосударственные средства массовой информации в Республике существуют. Это, прежде всего, партийные газеты, хотя большинство их них и выходят нерегулярно. Своего постоянного читателя имеют газеты «Единая Осетия» (партия «Единая Осетия») и «Растдзинад» (Компартия РЮО), придерживающиеся определенной периодичности. В Республике существуют де-юре негосударственная телекомпания «Ног Бон» и радиостанция «Южный город». Правда, первое СМИ так ни разу и не вышло в эфир как самостоятельный ресурс, а радиостанция проработала всего пять лет, с 2008 по 2013 годы. Проблема стара, как и сам мир — нехватка финансов: на оплату трансляции эфира, содержание штата, приобретение оборудования.

Именно материальная составляющая и сдерживает формирование негосударственного сегмента СМИ. Удивительно другое — даже к выборам, как это было прежде, не создаются серьезные средства массовой информации. Интересна история с продажей сайта информационного агентства «Осинформ» в самый разгар подготовки к парламентским выборам в Республике. Как ни старался владелец сайта найти ему нового правопользователя, достойный покупатель так и не нашелся. И это при том, что ресурс был популярен и мог стать хорошей площадкой для продвижения кандидатов в депутаты.

О цензуре. Несколько умиляет, когда говорят о цензуре в нашей Республике. Очевидно, авторы этого постулата не знают, что такое настоящая цензура, и путают ее с неадекватной реакцией на тот или иной материал. Работники газет старшего поколения, наверное, помнят, что в день выхода газеты в типографии дежурили представители Главлита (так назывался орган цензуры), которые ждали, когда будут сделаны первые оттиски с газетного набора. Лишь после того, как представитель Главлита прочтет все материалы, можно было отправлять гранки на печать. Вот это была цензура!

Сегодня авторы статей и телевизионных сюжетов выражают недовольство, когда тот или иной чиновник устраивает им разнос. Однако было бы странно, если бы на материал не было реакции. Наверное, критическая статья поэтому и пишется, чтобы на нее реагировали. И желательно эмоционально.

Едва ли можно назвать цензурой тот момент, когда редактора не пускают в эфир и печатать критические статью или сюжет. К сожалению, журналисты порой занимаются критикой ради критики. А она порой бывает либо необоснованной, либо сведения не рассмотрены в полном объеме. При этом зачастую не соблюдается принцип, когда в материале должно присутствовать мнение всех сторон.

Впрочем, понятие «критика» также достаточно условно. Вот на таком известном информационном ресурсе, как «Эхо Кавказа», часто высказываются суждения о закрытости Южной Осетии. При этом стоило только главному редактору А. Бабицкому высказать свое, отличное от владельцев агентства мнение, как он был уволен в 24 часа. Теперь журналист перебрался в Донецк, где организовал информационную службу ДНР.

Самое интересное, что его коллеги намеревались в знак солидарности написать заявления об уходе. Но передумали. Наверное, смирились с тем, что свобода слова, о которой они так много говорят, все же является иллюзией. И еще о А.Бабицком. С его уходом на «Эхо Кавказа» стало намного хуже и с подачей материалов, и с их стилистикой.

Сегодня журналистом быть нелегко. Особенно в работе с чиновниками. Более закрытой касты в стране не существует. Еще недавно в правительстве работал ответственный чиновник, который дал поручение своему юристу найти в законодательстве основание, чтобы не отвечать на …вопросы журналистов. Еще один пример — целый месяц наша редакция пыталась получить комментарий по проектам, которые получили одобрение в Инвестиционном агентстве. Ответ профильного министра обескураживает: «Я уже рассказал об этом по телевидению».

Иногда беседа в рабочем кабинете чиновника начинается с вопроса: «Кто вас прислал?» Такое ощущение, что у него сокрыты все тайны Мадридского двора. Или ответ на предложение дать информацию: «Я не готов». Интересно, что это за руководитель, который, даже если разбудить его среди ночи, не сможет рассказать о работе своего ведомства.

Надо отметить, что и наше журналистское сообщество далеко от идеала. Первая наша беда — это Интернет. Открыв нам целый мир, это изобретение убило в нас способность самим работать над материалом. Даже появились профессионалы в деле обработки интернет-информации, способные из трех-четырех чужих статей «слепить» материал.

Многие статьи и телепрограммы делаются поверхностно, без детального анализа предмета. Некоторые авторы увлекаются пространными размышлениями, утомляя читателя и телезрителя нескончаемыми телеинтервью и газетными «простынями». Забывая, что краткость — сестра таланта. По-настоящему интересная статья и телесюжет становятся редкостью. Иногда можно встретить суждение, мол, как платят, так и работаем. Действительно, оплата в сфере СМИ невысокая, однако едва ли журналист, который не умеет писать за сто рублей, напишет шедевр даже за миллион.

Хороший журналист — продукт штучный. При этом сегодня в Республике 46 человек имеют звание «Заслуженный журналист РЮО». Такой статус по определению предполагает наличие в СМИ такого же количества умеющих достойно писать авторов. Однако подавляющее большинство журналистов, которые представлены на страницах газет и ТВ действительно интересными материалами, этого статуса не имеют. Но тогда возникает вопрос: куда подевались журналисты, которым было присвоено такое высокое звание?

Журналистика в Южной Осетии имеет свою интересную историю, выраженную в нескольких поколениях. Первое поколение — это представители золотой интеллигенции эпохи царской России, отличавшееся широтой и открытостью взглядов. Следующее поколение, сформировавшееся в первые годы Советской власти, быстро перешло от свободы взглядов к соцреализму, не допускающему вольностей в описании действительности. Этой «перековке» очень способствовал 1937 год. В эпоху Хрущева и Брежнева журналистика в Южной Осетии была более описательной, чем анализирующей.

С перестройкой начинает формироваться национально ориентированная журналистика. А с началом национально-освободительной борьбы были заложены основы юго-осетинской школы журналистики.

Необходимо отметить и один важный момент. Газета, журнал, телевидение и радио — это не только сотрудники редакций. Это и коллектив типографии, почтальоны, работники телетрансляционной сети. Все эти люди работают над тем, чтобы наша продукция становилась доступной нашим читателям, теле- радиослушателям.

Журналисты в Республике являются летописцами нашей с вами истории. Следующие поколения будут судить о нас с вами по тем статьям, которые будут опубликованы в прессе, по материалам, созданным на радио и телевидении. И хочется выразить надежду, что это будет объективная и интересная картина событий и людей.

Аналитический отдел газеты «Южная Осетия»