/Юго-Осетинская автономная область — этап на пути к Республике

Юго-Осетинская автономная область — этап на пути к Республике

В апреле в историческом календаре нашей страны есть дата образования Юго-Осетинской автономной области (ЮОАО). 20 апреля 1922 года было издано постановление о создании автономии южных осетин.

Благодаря этому решению национальная территория осетинского народа на юге Осетии получила хотя и урезанные, но четко определенные границы. Была предоставлена возможность для формирования национальных партийных и хозяйственных кадров. Все это послужило хорошей основой для того, чтобы позже была сформирована организационно-хозяйственная структура уже независимой Республики.

Несмотря на то, что историография эпохи СССР указывала на равноправие народов, предоставление автономии южным осетинам давалось непросто. Если центр в Москве руководствовался общей схемой национально-территориального деления, то на местах решения центральных властей тормозились. Главной преградой для этого были прежде всего власти самой Грузии.

Уже в марте 1921 года, практически на второй день после освобождения Южной Осетии от меньшевиков, югоосетинские большевики обратились к своим грузинским однопартийцам с просьбой рассмотреть вопрос о выделении Южной Осетии в отдельную административную единицу. В Грузии были готовы это сделать, но только в границах Дзауского района с центром в селении Дзау. Любое другое решение в Тифлисе даже не рассматривалось.

На деструктивную позицию грузинских большевиков указал в своем докладе сам Л.Берия: «Грузинские уклонисты боролись против предоставления автономии национальным меньшинствам Грузии. Тогдашние ЦК и Ревком Грузии (Б. Мдивани, С. Кавтарадзе, М. Окуджава, К. Цинцадзе и др.) всеми мерами оттягивали предоставление автономии Южной Осетии, Аджаристану и Абхазии. Автономия этих республик была принята и проведена против воли уклонистского большинства ЦК и Ревкома Грузии. Известно, что один из руководителей грузинского уклонизма — Б. Мдивани — голосовал против решения о включении Цхинвали в автономную Юго-Осетинскую область…».

В самой Южной Осетии решение о самоопределении было вынесено 25 февраля 1922 года. В постановлении было указано: «Принимая во внимание непреклонную волю южно-осетинской бедноты, выраженной: 1) на народных съездах: а) в Цунар в июне 1918 г., в Джаве в декабре 1918 г., б) в меморандуме трудовой Южной Осетии от 28 мая 1920 г., в) в декларации южно-осетинского народа на съезде горских народов от 15 ноября 1920 г., 2) в непрерывной, почти трехлетней борьбе южно-осетинского народа с грузинскими социал-шовинистами за свое освобождение, Южно-Осетинский партком постановляет:

Выделить Юго-Осетию в автономную единицу (область).

Центром Юго-Осетии (области) считать г. Цхинвал».

Интересно отметить, что решение о создании югоосетинской автономии поддерживало и грузинское население Южной Осетии. Так, в декабре 1921 и в январе 1922 года прошли собрания грузин сел Еред, Прис, Цхинвала с поддержкой намерений утвердить автономию Южной Осетии.

После долгих закулисных переговоров с участием Москвы решение о предоставлении автономии было принято. Проблема была только за определением административных границ нового образования. Так, в Тифлисе считали, что Южная Осетия может обойтись, например, без ряда сел Кударского ущелья. Однако в этом вопросе югоосетинским представителям удалось отстоять свои позиции. Правда, ряд сел в Горийском районе, села Кобийской котловины, ущелье Тырсыгом остались вне национальной территории.

Как бы то ни было, к апрелю сопротивление грузинских националистов в рядах руководства Грузии все же было сломлено. 20 апреля 1922 года вышел декрет №2 Всегрузинского Центрального исполнительного комитета и Совета Народных Комиссаров Грузии об образовании Автономной Области Юго-Осетии, в котором указывается:

«1. Образовать автономную область Юго-Осетии, как составную часть Социалистической Советской Республики Грузии с центром в г.Цхинвале.

2. В состав автономной области Юго-Осетии включить территорию, занимаемую юго-осетинским народом в следующих границах:

а) С севера: пограничная линия проходит по Главному Кавказскому хребту вдоль южной государственной границы Автономной Горской Республики (так называлось объединение Северокавказских республик — ред.);

б) С запада: пограничная линия начинается с границ А.С.С. Горской Республики у истоков р. Анчахи и ее притоков, пересекает высоту 8.872; тянется вдоль хребта Цителта, пересекает р. Чанчахи при впадении в нее притока Геске; продолжается в юго-западном направлении по отрогам горы Геске, западнее этой реки; пересекает гору Геске, гору Дэвар, высоту 6.062; реку Гарулу, ниже сел. Нижний Кважа, реку Кведрулу восточнее сел. Кведи; спускается по отрогам горы Велуанта, пересекает высоту 7.616; пересекает гору Кудев немного западнее высоты 2.932; продолжается в юго-восточном направлении вдоль подножья высоты 6.013; пересекает правый приток р. Квирилы, северо-восточнее сел. Переви; проходит восточнее с. Переви, пересекает р. Квирилу, восточнее высоты 2.170, упираясь в гору Перанга на высоте 5.201; тянется на юг по отрогам этой горы западнее горы Дзирулы; пересекает последнюю и проходит по хребту Капребис-сери до высоты 4.172; продолжается по верхнему течению р. Чарат-хеви и далее по отрогам хребта Капребис-сери, западнее р. Лопан;

в) С юга: пограничная линия продолжается по дороге Чорчани-Цнелиси, пересекает р. Лопан ниже Цнелиси, поворачивается на северо-восток; проходит выше с. Атоци, пересекает р. Проне ниже с. Окона; тянется юго-восточнее р. Проне, пересекает левый приток р. Проне ниже с. Кватетри; далее пересекает р. Проне (Корнисскую) выше с. Двани; проходит параллельно с северо-западной стороны дороги Двани-Гуджабаури; пересекает р. Большую Лиахву ниже гор. Цхинвала и выше сел. Эргнети; упирается в с. Ередви; пересекает р. Малую Лиахву выше с. Арбо, р. Чаребули выше с.с. Мерети и Кошки; поворачивает на юго-восток, пересекает р. Отреви, выше с. Плависмани и р. р. Адзуру и Меджуду немного выше с. Адзви и Меджврисхеви; продолжается северо-восточнее сс. Кирбали и Бержуети; пересекает р. Тартлу ниже с. Цинокари, правый приток р. Лехури выше с. Хурвалети, захватывая группу селений Орчосани, Абреви и пр., пересекает реку Лехуру севернее сс. Сакоритло и Одзиси; пересекает р. Ксанку выше с. Одзиси и упирается в гору Ипнианис-кеди; г) С востока: пограничная линия от горы Ипнианис-кеди, поворачивает на север и пересекает котловину, проходя западнее линии сс. Микелиант-кари, Ирмис-сопели, и пр., огибает с запада средние отроги высоты 6.409, пересекает последнюю немного восточнее у развалин церкви; далее продолжается на север вдоль течения р. Авлеви, по хребту восточнее последней; пересекает гору Чартала на высоте 8.283, гору Сапершети, гору Тахту; продолжается по линии водораздела между притоками рр. Арагви и Ксанки; пересекает высоты: Куркуты, Мунджухи, перевал Ломисский у развалин монастыря и тянется до Джамурского перевала; пересекает правые притоки реки Арагвы, западнее сс. Ганиси, Эрето и др., продолжается на северо-запад по верхнему течению р. Арагвы, поворачивает на запад, пересекает гору Лагз-цити и тянется по линии водораздела между притоками рек Терека и Большой Лиахвы, пересекая высоты 12.117, 1.333, 12.572 и упирается в гору Ваилк-Парс (географические наименования представлены по оригиналу документа — ред.).

3. Органами управления автономной области Юго-Осетии являются Центральный Исполнительный Комитет (ЦИК) и местные советы.

4. Для управления делами автономной области Юго-Осетии учреждаются народные комиссариаты: а) внутренних дел, б) юстиции, в) просвещения, г) здравоохранения, д) труда и социального обеспечения, е) земледелия, ж) продовольствия, з) финансов, и) Совет народного хозяйства, к) Рабоче-крестьянской инспекции».

Интерес в документе представляет не только его судьбоносное значение, но и, например, указание названия столицы автономной области — Цхинвал — в 1922 году оно звучало так же, как и сегодня. При этом наименование это определяется в документе, к составлению которого осетины не имели прямого отношения.

Конечно, сегодня значение образования юго-осетинской автономной области можно оценивать по-разному. Кто-то скажет, что такой формы было недостаточно для национального строительства. Тем не менее, именно в статусе автономии южные осетины стали впервые рассматривать свою территорию как нечто целое, существующее отдельно от понятия Грузия. Несомненно и то, что наличие органов управления, квалифицированных хозяйственных кадров позволило в свое время быстро перестроиться на другой уровень, наладить функционирование нового государственного образования — Республики Южная Осетия.

Аналитический отдел газеты «Южная Осетия»