Время выбора новых приоритетов

Политические процесссы в РЮО в 2012 году: некоторые итоги, выводы и предложения

Прошедший 2012 год во многом оказался переломным в новейшей истории Южной Осетии. Именно в этом году была подведена черта если не под целой эпохой, то уж, что абсолютно очевидно, под особым, весьма своеобразным и нелегким периодом развития нашей государственности. Указанный период фактически стал годом выбора новых приоритетов. Каковы эти приоритеты, что удалось и не удалось сделать новым властям страны?

Очевидно, что ныне действующему руководству республики досталось весьма тяжелое наследство. А потому, учитывая сложившуюся ситуацию и ограниченность имеющихся возможностей, было бы наивно ожидать каких-то чудес и кардинальных улучшений в течение считанных месяцев. Вместе с тем неприемлемыми для общества и вызывающими раздражение являются попытки некоторых наших чиновников постоянно сетовать на своих предшественников. В конце концов, шедшие во власть должны были знать, куда они идут и что они получат, а значит, иметь заранее в своем арсенале рецепты для улучшения положения. Общество ждет от них конкретных результатов как по улучшению ситуацию в целом, так и по расследованию имевших место злоупотреблений. Ни для кого не секрет, что именно последний фактор был во многом определяющим предпочтения избирателей в ходе президентской гонки.

Безусловным плюсом новых властей республики можно считать то, что им удалось сохранить стабильность и во многом сгладить последствия раскола в обществе, связанного с драматическими событиями ноября-декабря 2011 года. Вместе с тем, пора уже снимать с повестки дня тезис о необходимости «преодоления раскола», ибо общество, в отличие от некоторых политиков, уже практически забыло о предвыборных страстях и консолидировалось в ожидании действенных шагов нового руководства по изменению ситуации к лучшему.

Довольно очевидными являются и некоторые положительные тенденции в процессе экономического восстановления и развития республики, связанные с действиями новых властей Южной Осетии. Это стоит отметить особо, ибо перед ныне действующим руководством РЮО изначально стояла весьма нелегкая задача. Было вполне очевидно, что сложившаяся к моменту начала его деятельности модель социально-экономических взаимоотношений между Россией и Южной Осетией оказалась не просто неудачной, а катастрофически провальной, приведя к серьезным злоупотреблениям и формированию прочной коррупционной российско-югоосетинской вертикали. В этой ситуации у пришедших к власти был выбор одного из двух путей: либо попытаться встроиться в эту коррупционную вертикаль, получив свои «дивиденды», либо кардинально изменить правила «игры».

Ряд действий, предпринятых правительством республики, особенно в последнее время, дают основания для осторожной надежды на то, что нашим руководством выбран второй вариант. Однако для того, чтобы начать, цитирую премьер-министра РЮО Ростислава Хугаева, «правильно работать», вряд ли достаточно только изменить механизм финансирования.

Проблемы, о которых идет речь, до сих пор не находили своего решения, несмотря на то, что постоянно создаются и упраздняются различные органы «по восстановлению» и «контролю над восстановлением», командируются специалисты, меняются механизмы. И они будут существовать и далее, если не создать эффективных внутренних общественных механизмов контроля с привлечением представителей всех политических сил, общественных организаций и просто людей, имеющих авторитет и безупречную репутацию в обществе.

Правительство должно более активно участвовать в политических процессах, вести максимально открытый и широкий диалог с общественными организациями и всем спектром политических сил, учитывать их позиции и предложения. В противном случае в обществе складывается мнение о «закрытости» исполнительной ветви власти. Возможно, оно не имеет под собой серьезных оснований, однако надо учитывать, что общество, пережившее нелегкий период авторитаризма, с особой остротой воспринимает любые, как ему кажется, проявления «непрозрачности» и «нелогичности» действий руководства. Только создание механизма постоянно идущего диалога власти и общества, сопровождающегося пусть даже излишней, по мнению некоторых чиновников, открытостью, способно снять эти опасения.

Еще одна интересная тенденция прошедшего года – это наблюдающийся партийный бум. Процесс строительства новых партий принял почти лавинообразный характер, вызывая уже заметное раздражение и в органах власти, и в обществе. Конечно, не хотелось бы, чтобы он скатился до той во многом иррациональной ситуации, которую мы наблюдали во время президентской гонки с ее тремя десятками кандидатов. Но, с другой стороны, нельзя не признать, что нынешний партийный бум – пусть и несколько своеобразное, но вполне логичное и прямое следствие процесса освобождения общества от авторитаризма. Видимо, это просто неизбежно в условиях переходного периода. И государству ничего не остается, кроме как проявить максимальное терпение, создать соответствующие избирательные механизмы, которые позволят самому избирателю на основе честной конкуренции определить, какие из этих партий жизнеспособны и нужны. А таковых в конечном итоге вряд ли будет больше пяти-шести. В любом случае, лучше уж такое партийное многоголосие, чем затравленное молчание общества. К чему приводит второй вариант, все уже хорошо знают.

Очевидно, что первым экзаменом для новой партийной системы станут предстоящие парламентские выборы. И здесь немаловажное значение имеет то, какой механизм будет выбран при формировании депутатского корпуса. Безусловно, нет сомнений в том, что необходимо возвращать смешанную пропорционально-мажоритарную систему. Именно она, как никакая другая дает, с одной стороны, возможность для становления и развития многопартийности, а с другой – не отбирает у отдельного гражданина безусловное право «быть избранным». Но вот каким должно быть соотношение «пропорциональных» и «мажоритарных» мест в Парламенте, какой вид пропорциональной и мажоритарной систем нам подходит больше, решать надо с участием специалистов и представителей общественно-политических сил. Причем задолго до выборов.

Нельзя при этом забывать и о том, что самая идеальная избирательная система не даст должного эффекта, пока Парламент РЮО будет сохранять статус полулюбительской «тусовки», а процесс формирования исполнительных органов власти будет идти независимо от результатов парламентских избирательных кампаний. Разговоры о том, что у нас нет денег на содержание профессионального Парламента, просто несерьезны. Во-первых, потому, что еще достаточно времени для того, чтобы найти решение финансовых проблем, связанных с этим вопросом. Во-вторых, потому что, как показала практика, за эту «полулюбительшину» республика платит сторицей гораздо дороже.

Складывающаяся сегодня ситуация требует кардинальных изменений и во внешнеполитической сфере. Абсолютно очевидно, что изменения, произошедшие в политическом руководстве соседней страны – Грузии, требуют определенных тактических корректировок в нашем внешнеполитическом курсе.

Прежде всего, необходимо, усилить координирующую роль Министерства иностранных дел, передав ему решение всех вопросов, касающихся внешней политики. Это, возможно, не было настоятельной необходимостью совсем недавно, когда существовала только одна «площадка» для ведения диалога с Грузией – Женевские дискуссии, но чрезвычайно важно сейчас, когда вполне реально появление новых подобных «площадок», – как межгосударственного, так и общественного характера. Да и вообще нельзя признать ненормальной ситуацию, когда внешней политикой республики занимаются несколько ведомств.

Кроме того, учитывая, что речь идет о внешней политике государства, пока еще не признанного большинством стран мира, надо чрезвычайно осторожно применять общеизвестные лекала, лежащие в основе структуры и деятельности соответствующих ведомств стран, признанных мировым сообществом. Наоборот, нужны нестандартные ходы. В том числе, с использованием исторического опыта всех непризнанных стран (как в прошлом, так и сейчас), механизмов и потенциала наших общественно-политических сил, диаспор и неправительственных организаций. В целом нам нужна активная, по-хорошему агрессивная внешняя политика.

Безусловно позитивным фактором деятельности нового руководства республики является начатая им реально работа по подготовке реформы государственно-правовой системы Южной Осетии. Создана комиссия по внесению изменений в Конституцию РЮО, есть уже и конкретные предложения. Это – положительный процесс.

Вместе с тем, он вполне очевидно несет на себе «родимые пятна» нашего недавнего прошлого, вызывая ряд вопросов. В частности, неясно, по какому критерию подбирались члены этой комиссии? Почему в ней не представлены представители всех общественно-политических сил? Почему, скажем, речь идет о новых изменениях многострадального Основного Закона, в который за последние 10 лет и так внесено более 40 поправок, а, скажем, не о разработке и принятии новой Конституции?

Любые вопросы, касающиеся изменений в государственно-политической системе РЮО, должны выноситься на максимально широкое обсуждение. Потому что ни назначение новых лиц, ни смена финансово-экономических, избирательных и иных механизмов, ни любые другие «точечные» шаги отнюдь недостаточны для того, чтобы привести к принципиальным изменениям к лучшему, если не будет проведена правильная, кардинальная политико-правовая реформа. Целью ее должно быть создание такой государственно-политической системы, в основе которой будут реальные механизмы сдержек и противовесов в органах власти и эффективный контроль общества над властью. Попытки же реализации отдельных положений положительного эффекта не дадут. Реформа должна носить системный характер, убирая не только внешние, видимые глазу, но и внутренние причины неэффективности деятельности того или иного органа власти.

Вячеслав ГОБОЗОВ, председатель Социалистической партии «Фыдыбæстæ» РЮО