/Виталий Габараев: «23 ноября народ доказал, что достоин независимого государства»

Виталий Габараев: «23 ноября народ доказал, что достоин независимого государства»

В истории Южной Осетии дата 23 ноября 1989 года символизирует сплоченность и единство народа в борьбе с грузинской агрессией и отмечается ежегодно как День мужества и народного единства. 33 года назад группа молодых парней, образовала живой щит, проявив небывалый героизм и мужество, противостоянием многотысячной грузинской армии.
Своими воспоминаниями об исторически важном дне с нами поделился участник событий Виталий Габараев (Кирюх).

В начале ноября на сессии Юго-Осетинского областного совета было принято решение о преобразовании Автономной области в Автономную Республику в составе ГССР. Но в Тбилиси отменили решение югоосетинских властей, признав его неконституционным.
«Сведения о том, что представители власти Грузии намерены провести в Цхинвале «мирный» митинг, доходили до цхинвальцев задолго до 23 ноября. Более недели грузинское телевидение анонсировало проведение в Цхинвале мирного митинга. 21 ноября состоялась встреча представителей научной интеллигенции Южной Осетии и Грузии. В ходе встречи тогдашний министр внутренних дел Грузии генерал Ш. Горгодзе заверил югоосетинскую сторону, что никто не войдет в город. Я хорошо помню 23 ноября 1989 г., в тот холодный ноябрьский день утром выпал первый снег, но к обеду успел растаять…», – вспоминает он.

Как это было…
Утром 23 ноября люди собирались группами на Театральной площади. Площадь была оцеплена военнослужащими советских внутренних войск, дислоцировавшихся в Южной Осетии. Ближе к обеду люди начали расходиться. В тот день по традиции праздновали Джеоргуыба.
«Мы с друзьями решили пройтись до нового моста. Вскоре к нам подъехал автомобиль, водитель сообщил, что грузины уже возле с. Эргнет. По дороге к колонне присоединялись грузины, проживающие в близлежащих к Цхинвалу селах», – говорит наш собеседник.
Возле здания суда ребята увидели подъезжавшую к городу многотысячную колонну. К ним присоединилась еще одна группа со стороны парка им. В. Хубулова.
«Парней всего было 20-25 человек – Алан Тасоев, Владимир Алборов (Бетховен), Бала Бестауты, Константин Цховребов, Тимур Цховребов, Ацамаз Харебов, Валерий Тасоев, Василий Джуссоев, Владимир Дзуццати, Алан Джигкаев, Георгий Чельдиев и другие», – Виталий Габараев признался, что всех он не помнит, а некоторых знал только на вид.
Осмотрев местность, ребята решили выбрать наиболее узкий участок дороги, чтобы остановить колонну.
«Митинганты были разодеты, словно шли на бал. Сработал эффект толпы. Мы немного растерялись, увидев неприятелей в таком количестве. Колонна двигалась не спеша. Мы успели договориться: не пускаем их в город, стоим до конца. Мы крепко взялись за руки. Я стоял с краю, со стороны обрыва. Естественно, мы оценивали ситуацию объективно, понимали, если они воспользуются количественным преимуществом, то запросто могут нас смести с дороги, так как грузин было более 40 тыс. человек. Но, как я уже сказал, было решено, вне зависимости от сложившейся ситуации, – не отступать», – вспоминает Габараев.
Увидев преградивших им путь ребят шествие остановилось. Грузины через громкоговорители требовали освободить дорогу.
«Из автобуса пока вышли парни и девушки в национальной одежде, – они пели и танцевали. Помню, как кто-то из ребят им кинул мелочь и попросил спеть еще раз. Мы не сдвинулись с места. Тогда из автобусов выскочили уже сотрудники спецназа Грузии в касках и с дубинками», – поделился он.
Габараев признался, что поначалу было страшно, потому что грузин было много и они были вооружены. Через пару минут колонну объехали черная «Волга», а за ней белая, и остановились в пяти метрах от ребят. Из черной «Волги» вышел министр ВД ГССР Шота Горгодзе, он приказал освободить дорогу.
«Я увидел, что В. Джуссоев вступил с грузинским генералом в полемику, дело чуть не дошло до рукоприкладства. Но ребята разняли их», – сказал он.
Между сторонами шла перепалка, многие из грузин говорили на осетинском. Со словами, что это их земля, требовали пропустить колонну в город.
«Но мы реально оценивали последствия, если столько вооруженных людей проедут в город. Думаю, тогда Южная Осетия избежала повторения событий 1920 года», – считает наш собеседник.
События развивались быстро. Прошло минут 15, как за ними встали мужчины еще в два ряда, а еще через 15 минут почти «весь город» стоял на подступах в Цхинвал.

«Весть, что грузины стоят у въезда в столицу, разнеслась по городу быстро. Не только мужчины, а все население – от стариков до женщин и подростков сплотились в единую силу, чтобы не пропустить грузинскую армию в Цхинвал. Через полчаса нас уже было не 20-25 человек, а более полусотни, количество людей увеличивалось каждую минуту. Именно в этот день на подступах к Цхинвалу народ Южной Осетии продемонстрировал единение и сплоченность», – подчеркнул Виталий Габараев.
К месту событий позже подъехали военнослужащие советских войск.
«С одной стороны от нас стояли грузины, с другой – военные, а мы оказались посередине. Несколько раз грузины попытались подвинуть нас силой. Но тогда мы жили еще в Советском Союзе, и они побоялись проявить открытую агрессию», – считает Габараев.
Где-то через час им сказали пропустить руководителей шествия для переговоров. «Мы простояли там до вечера, потом нас сменили. Некоторые машины и автобусы грузинской колонны развернулись и уехали. Но основная часть грузинских войск стояла у въезда в город, в ожидании приказа руководства. Противостояние продолжалось три дня. Мужчины группами сменяли друг друга на посту. А через три дня грузины покинули территорию Южной Осетии», – подчеркнул Виталий Габараев.
Противостояние 23 ноября 1989 года стало точкой отсчета, началом героической борьбы югоосетинского народа против грузинского фашизма.
Мадина БЯЗРОВА