Сергей Колбин: «Вольности на границе уходят в прошлое»

В последнее время Грузия с помощью западных союзников развернула массированную информационно-политическую борьбу против законных действий Южной Осетии и России по укреплению государственной границы республики. Следует признать, что СМИ Южной Осетии и России оказались не готовы к накату и заняли позицию обороняющихся, тогда как весь спектр вопросов, касающихся государственной границы Южной Осетии, нуждается в широком информационном сопровождении наступательного характера.

Поэтому напряженная ситуация, сложившаяся вокруг государственной границы РЮО, требует незамедлительного вмешательства журналистского сообщества. В этом смысле крайне актуальной оказалась пресс-конференция заместителя председателя КГБ Южной Осетии, руководителя Пограничной службы КГБ Сергея Колбина, который общаясь с журналистами обрисовал ситуацию на государственной границе и вокруг нее.

Сергей Колбин признал, что складывается напряженная ситуация, связанная с непониманием процессов, происходящих на границе.

«Государственная граница Южной Осетии, в соответствии с законом о государственной границе – эта граница бывшей Юго-Осетинской автономной области в советское время. Это можно увидеть на топографических картах советского периода», – начал беседу с общих вопросов Сергей Колбин.

По его словам государственная граница – это предмет двустороннего соглашения с соседними государствами.

«Если говорить об оформлении границы с Россией, то здесь процесс идет успешно. В результате нескольких рабочих встреч осуществлена делимитация госграницы, подготовлен пакет документов и мы вышли на проект договора о границе между РФ и РЮО. В настоящее время он проходит внутренние процедуры в МИД России и будет предложен к подписанию руководителями государств. Что касается границы на юге, то поскольку мы не признаны Грузией, говорить о правовом оформлении границы преждевременно», – заметил Колбин.

Как отметил руководитель Пограничной службы, правовое оформление государственной границы и регулирование оперативно-служебной деятельности пограничников определяется законом о госгранице и рядом постановлений Правительства. В частности, постановлениями о пунктах пропуска и порядке пересечения госграницы, о пересечении границы в упрощенном порядке, Постановлением об утверждении положения о пограничном представителе, порядком применения оружия и боевой техники в охране границы и др.

Особо Сергей Колбин выделил внешнеполитический аспект. Грузинская сторона не только не ставит вопрос о признании республики, но и целенаправленно проводит работу по возвращению т.н. «оккупированных территорий».

«Одна из позиций стратегии Грузии – работа по размыванию границы как таковой. Она предпринимает неимоверные усилия, чтобы сам термин государственная граница не существовал, а госграница была абсолютно прозрачна для людей, грузов, транспортных средств. Это соответственно накладывает определенный отпечаток на нашу деятельность. Вышеназванные постановления носят односторонний характер, они подготовлены с оговоркой – до принятия соответствующих международных соглашений следует руководствоваться этими документами. По мере того, как мы подойдем к пониманию с грузинской стороной новых политических реалий существования Южной Осетии как полноценного государства, будем работать по договорному оформлению госграницы, определять порядок и места пересечения границы, пункты пропуска и все, что связано с нормальным функционированием государственной границы любого государства», – подчеркнул С.Колбин.

Затем руководитель Пограничной службы перешел к формату вопрос-ответ. На первый вопрос о количестве пунктов пропуска и мест упрощенного пересечения границы он сказал:

«Госграница пересекается в пунктах пропуска «Верхний Рук» и «Цхинвал». Пункт пропуска «Верхний Рук» функционирует. Пункт пропуска «Цхинвал» – функционирует, но для решения крайне ограниченных задач. Здесь мы осуществляем контакт с представителями сопредельного государства в рамках МПРИ, осуществляем выдворение граждан Грузии, задержанных за нарушение госграницы, и этот объем определен постановлением по функционированию пункта пропуска «Цхинвал».

Официального пункта пропуска на границе с Грузией, который бы функционировал аналогично пункту «Верхний Рук», нет. Есть места упрощенного пересечения границы. В соответствии с постановлением, таких мест у нас три – Синагур, Карзман и Мосабрун», – перечислил Сергей Колбин.

«Человек, который пересекает границу в упрощенном порядке, за пределами населенного пункта, куда ему разрешен упрощенный проход (здесь имеется в виду проход, пересечение осуществляется только в пешем порядке), считается нарушителем государственной границы и к нему применяются меры в соответствии с дейст-вующим законодательством», – заметил С.Колбин.

Что касается динамики нарушений государственной границы, то наблюдается рост случаев задержания за нарушение госграницы и режима государственной границы. Большую часть среди задержанных составляют граждане Южной Осетии, соотношение примерно 1: 3 по отношению к лицам, задержанным за нарушение границы – гражданам Грузии. Среди задержанных есть и граждане других государств – России, Украины, Армении.

Лица, задержанные за нарушение границы, передаются в КГБ РЮО, далее в соответствии с действующим законодательством они привлекаются к административной, либо уголовной ответственности. Некоторые лица осуждены за нарушение границы, но это было связано не просто с нарушением границы, но и с осуществлением ими противоправных действий на территории Южной Осетии. Часть отсидели сроки и были выдворены за пределы республики, другие – амнистированы.

По словам Колбина за шесть месяцев 2013 года наблюдается рост количества задержанных нарушителей, численность которых перевалила за 150 человек. Максимальное количество нарушителей было зафиксировано в 2011 году – 282 нарушителя.

Укрепление линии государственной границы неминуемо вызывает недоразумения, касающиеся принадлежности пахотных земель. Жители приграничных сел в процессе сельскохозяйственных работ не вникают в детали прохождения линии границы на местности. Мысля стереотипами времен отсутствия государственной границы в советское и постсоветское время, они по-прежнему пытаются обрабатывать земли в приграничной территории.

«Люди перемещались через административную границу, обрабатывали поля, которые по карте находятся на территории Грузии, самостоятельно либо в составе колхоза или совхоза. Аналогично и грузины имели возможность обрабатывать угодья на территории Южной Осетии. Однако после появления югоосетинской государственности и укрепления границы эти вольности уходят в прошлое», – сказал Сергей Колбин.

Немаловажный вопрос – инженерные заграждения и сооружения. По словам руководителя Пограничной службы, они носят символический характер и в первую очередь препятствуют перепасу скота. И делается это с целью исключить проникновение на территорию республики инфекционных заболеваний. А вторая функция – непосредственное обозначение линии государственной границы, на которой установлены указательные знаки с обозначением расстояния до границы.

Что касается инженерного оборудования границы, то этот процесс продолжается и по мере появления новых технических средств, пограничники будут их устанавливать, повышая эффективность контроля над охраняемыми участками, своевременно пресекая незаконные действия на государственной границе.

Не остался в стороне и вопрос о порядке пересечения госграницы гражданами, направляющимися на лечение в Грузию. Сергей Колбин повторил, что функционирование пункта пропуска «Цхинвал» ограничено. «Пропуск граждан, направляющихся на лечение в Грузию, мы рассматриваем как нарушение госграницы. Пункт пропуска для этого не предназначен. Но мы с этим вопросом сталкиваемся. Вместе с тем, если вести речь о направлении людей на лечение в Грузию, то законный путь достижения этой задачи – выехать на территорию России, и оттуда в Грузию через пункт «Верхний Ларс».

В настоящее время Министерством здравоохранения разработан документ о порядке медицинского обеспечения населения РЮО, который предусматривает направление на лечение в Грузию только в экстренных случаях. Но, к сожалению, далеко не всегда бывает возможность доставить больного на территорию России из-за погодных условий – камнепадов, лавин и т.д. Поэтому возникает необходимость принимать решение вывозить больных в Грузию», – отметил руководитель пограничной службы КГБ РЮО.

Говоря о порядке пропуска товаров через границу, то по словам Колбина постановление Правительства о порядке пересечения государственной границы в упрощённом порядке имеет приложение, содержащее перечень товаров, объемы товаров и грузов, которые разрешается перевозить через границу. «Объемы предназначены для личного пользования: это продукты питания, одежда, товары широкого потребления. Перевозка товаров в объеме, превышающем допустимые нормы, не пропускаются, так как это пункт упрощенного пересечения. Если бы это был пункт полноценного пропуска, то никаких вопросов не возникало бы», – сказал заместитель председателя КГБ.

Что касается документов, которые необходимы для пересечения границы в упрощенном порядке С.Колбин отметил, что пограничным ведомством была предложена справка на право пересечения границы. «Смысл данной справки сводился к тому, что жители Ленингорского района не имели югоосетинских паспортов. Документ, который дает право на пересечение границы – это паспорт. Если в паспорте гражданина, проживающего в Ленингорском районе, указан населенный пункт, входящий в перечень, который является приложением к постановлению, то этот паспорт дает ему право на пересечение границы», – сказал С. Колбин.

Журналистов интересовал вопрос участия сотрудников пограничной службы КГБ РЮО в охране государственной границы с Грузией.

«Основная нагрузка по охране государственной границы лежит на российских коллегах, вместе с тем в соответствии с планом совместного применения сил и средств по плану наши пограничники выходят на границы и охраняют ее в составе пограничных нарядов. Эта одна форма участия. Вторая состоит в том, что мы занимаемся административно-правовой деятельностью по отношению к тем лицам, которые задержаны за нарушение государственной границы и ее режима. Мы работаем с ними по оформлению административных или уголовных дел и привлечению их к ответственности судом. Третье направление – это работа нашего пограничного представителя. Все контакты на государственной границе с представителями правоохранительных органов Грузии по другим вопросам, что связано с поддержанием режима государственной границы, с передачей лиц задержанных и выдворение их, осуществляет пограничный представитель. Пограничная служба занимается правовым обеспечением охраны государственной границы, на нас возложена подготовка нормативно-правовых актов, которые регулируют деятельность пограничников на государственной границе и то, что помогает ее охране, выполнение постановления Правительства об установлении на территории РЮО пограничной зоны. Вдоль границы определена пограничная зона, обозначены ее пределы, она немного размыта, потому что отсутствует кадастр земель, и не все главы администраций приграничных населенных пунктов представляют себе пределы территории, на котором располагается его населенный пункт. Что касается регулирования пограничного режима, мы занимаемся выдачей разрешений на производство сельскохозяйственной, промысловой и любой другой деятельности вблизи государственной границы, выдачу пропусков на перемещение в пределах пограничной зоны», – рассказал руководитель погранслужбы КГБ РЮО.

Был затронут и вопрос взаимодействия пограничной службы Южной Осетии с миссией наблюдателей Евросоюза в Грузии – предусмотрена ли какая-либо возможность контактов при возникновении нештатных ситуаций? По мнению Сергея Колбина, миссия международных наблюдателей не является государственной структурой, которая осуществляет какие-то полномочия. «Официальных контактов у нас с ними практически нет. Но, тем не менее, в экстренных ситуациях мы информируем их о каких-либо событиях, происходящих вблизи государственной границы на территории Грузии и в первую очередь о тех, которые могут представлять угрозу государственной границе Республики Южная Осетия. Все остальные вопросы – это прерогатива Министерства иностранных дел и полномочного представителя по вопросам постконфликтного урегулирования при президенте», – подчеркнул Сергей Колбин.

По словам заместителя председателя КГБ, после событий августа 2008 года пограничная служба, принимая под охрану границу, в том числе и в Ленингорском районе, столкнулась с серьезной проблемой – каким образом обеспечивать жизнедеятельность этого района.

«Как известно, Ленингорский район достаточно отдален от Цхинвала и тогда не было дорог. По сути, район экономически и социально был привязан к территории Грузии. По нашему предложению, политическим руководством было принято решение, чтобы на этих направлениях – Арцеу и Ленингор, организовать упрощенное пересечение границы для поддержки населения, социально и экономически, за счет связи с территорией Грузии. Но подразумевалось, что по мере развития инфраструктуры на территории Южной Осетии – дороги и т.д., появится возможность обеспечивать жителей Ленингорского района за счет ресурсов республики, эти пункты пропуска будут закрываться. Пункт упрощенного пересечения в населенном пункте Арцеу был закрыт постановлением Правительства, поскольку дорога была проложена и функционирует круглый год. На данном этапе отрезанными остаются Карзман, Перев, Синагур, и по мере строительства дорог будем решать вопрос о прекращении сообщения с грузинской стороной», – подчеркнул Колбин.

На сегодняшний день для жителей Ленингорского района актуальным остается вопрос пересечения границы жителей для посещения кладбищ и родственников. Как отметил руководитель пограничной службы КГБ РЮО, нет никакого порядка для этой категории граждан. «На данном этапе по просьбе главы Ленингорского района было принято решение пропускать людей в ограниченном количестве (3-5) человек на похороны. Это единственный момент, который выходит за рамки правового регулирования».

Больным для жителей Ленингорского района остается вопрос встречи родственников, проживающих по разные стороны государственной границы. Мы пытались решить данный вопрос, но все оказалось намного сложнее. Нами был разработан проект постановлений, специальной инструкции, определили, на каких условиях родственники могут приезжать в Ленингорский район из Грузии, но вопрос уперся в одну простую вещь – по каким документам пересекать границу», – отметил генерал-майор Сергей Колбин.

Алена ДЖИОТЫ, Александр КЕЛЕХСАЕВ