/Обустройство режима государственной границы Южной Осетии не может быть обусловлено никакими внешними факторами

Обустройство режима государственной границы Южной Осетии не может быть обусловлено никакими внешними факторами

20 июля в приграничной зоне у грузинского села Эргнети прошла внеочередная встреча в рамках Механизмов по предотвращению и реагированию на инциденты (МПРИ). Хотя очередная встреча согласно графику должна была состояться 30 июля, югоосетинская сторона настояла на внеочередной встрече ввиду осложнившейся ситуации на югоосетино-грузинской государственной границе в Ленингорском районе.

Как обычно, в работе формата приняли участие представители Южной Осетии, Российской Федерации, Грузии, а также представители МНЕС и ОБСЕ. Делегацию Южной Осетии возглавлял заместитель полномочного представителя по вопросам постконфликтного урегулирования Хох Гаглойты.

В начале встречи руководитель югоосетинской делегации рассказал о причинах, по которым состоялась встреча. По его словам, причиной проведения внеочередной встречи в формате МПРИ послужили провокации, имевшие место последнее время на отдельных участках линии государственной границы Республики Южная Осетия в местности, прилегающей к югоосетинскому селу Орчосан.

«Хочется отметить, что в основе данных провокаций лежит неподготовленное заявление аналитического департамента МВД Грузии. В заявлении говорится, что югоосетинскими пограничниками якобы была смещена государственная граница к югу от юго-осетинских сел Цинагар и Орчосан», — сказал Хох Гаглойты.

Как известно, на данной местности югоосетинскими пограничными подразделениями были произведены плановые работы по установке пограничных знаков исключительно на территории Республики Южная Осетия на расстоянии до 50 м. от линии государственной границы РЮО.

Глава югоосетинской делегации выразил надежду, что в ходе встречи им будут предоставлены материалы, подтверждающие факты, изложенные в заявлении аналитического департамента МВД Грузии.

«Это заявление способствовало бурной реакции политически активных групп Грузии, которая вылилась в массовые провокационные действия по периметру границы. В частности, было зафиксировано несколько фактов нарушения госграницы, также были совершены вызывающие и оскорбительные действия со стороны этих лиц в отношении нашей государственности. Все эти факты со стороны Южной Осетии не останутся без внимания. Наши пограничные подразделения контролировали ситуацию для сохранения спокойствия и стабильности, о чем мы сразу сообщили на официальном уровне.

Хочу высказать свои соображения по поводу восприятия в грузинском обществе посыла о якобы потерянных территориях, и необходимости их возвращения. Это ложный догмат, не содержащий в себе никакого действительного наполнения. Никогда в предгорьях близ сел Орчосан и Цинагар Южной Осетии не было грузинских административных, политических и культурных центров. Все это ложные догматы используют для того, чтобы эксплуатировать само грузинское общество. Грузинский политический класс использует их в конкретных политических целях», — заявил Хох Гаглойты.

Заместитель полномочного представителя Президента по вопросам постконфликтного урегулирования также отметил крайне некомпетентное заявление посла США в Грузии Ричарда Норланда и представителя Госдепартамента США Джона Кирби, где территорию Южной Осетии называют суверенной территорией Грузии.

«Хочется спросить этих господ и тех, которые говорят о суверенной территории Грузии, учитывают ли они то обстоятельство, что с момента распада СССР жители Южной Осетии не принимали гражданства вновь образовавшегося грузинского государства? А сама Грузия получила так называемое широкое признание в конце 1992 года, через полтора года после распада СССР, вопреки нарушению всех международных стандартов. И это было сделано в качестве аванса, после прихода к власти Эдуарда Шеварднадзе. В истории международных сообществ бывали ошибки и крайне редко они находили свое разрешение в ходе диалога в разумном ключе. Как правило, они имели негативные развязки. Последующие события 1990-х, 2004, 2008 годов и являются той некомпетентной и неподготовленной позицией, которую проявило международное сообщество в 1992 году», — отметил Хох Гаглойты.

По завершении официальной части встречи глава югоосетинской делегации подвел итоги работы. По его словам, в ходе внеочередной встречи югоосетинская сторона вновь напомнила участникам диалога о той тенденции, обеспокоенность по которой представители Южной Осетии выражали еще в феврале нынешнего года.

«Имеется в виду сознательная стрельба из огнестрельного оружия по пограничным знакам. Мы отметили, что это вылилось в те провокации, которые имели место в последнее время. Югоосетинская сторона оценила данные действия как неприемлемые, оскорбительные и нетерпимые для Южной Осетии. Мы довели до сведения участников встречи, что в случае повторения подобных деяний с сопредельной территории, вне всякого сомнения, будет соответствующее реагирование», — сказал заместитель полпреда.

Как отметил глава югоосетинской делегации, стороны по предложению сопредседателей от международных организаций выразили готовность работать во имя сохранения спокойствия в регионе.

«Хочется остановиться на некоторых деталях. Определенный интерес вызвало сообщение международного представителя, который принимает участие в формате МПРИ, о том, что население прилегающих территорий Южной Осетии обеспокоено по поводу состоявшихся провокаций со стороны гражданско-политического сектора Грузии. Жители выразили желание, чтобы впредь тбилисские гражданские активисты не приезжали больше на территории, прилегающие к их селам», — отметил зам. полпреда.

Что касается госграницы, то, по словам Хоха Гаглойты, её обустройство не может быть обусловлено никакими внешними факторами. «Поэтому, если пограничные подразделения посчитают нужным установку баннеров или проведение других мероприятий по периметру госграницы Южной Осетии, они будут проводиться», — заявил Хох Гаглойты.

Журналистов интересовала и судьба нефтепровода Баку-Супса, участок которого проходит по территории Южной Осетии. Глава югоосетинской делегации отметил, что данный участок трубопровода проходит по территории Южной Осетии с первых дней его прокладки. «Южная Осетия никогда не создавала никаких препятствий для его прохождения и сегодня он функционирует в надлежащем рабочем состоянии», — отметил Хох Гаглойты.

А. ДЖИОТЫ