/Надежно прикрытые границы РЮО являются преградой для реализации планов Грузии

Надежно прикрытые границы РЮО являются преградой для реализации планов Грузии

25 июля в медиа-центре «Ир» состоялась встреча представителей общественности и журналистов с министром иностранных дел РЮО Давидом Санакоевым, полномочным представителем президента РЮО по постконфликтному урегулированию Муратом Джиоевым, начальником пограничной службы КГБ РЮО генералом Сергеем Колбиным. Для участия в обсуждении также были приглашены начальник Таможенного управления РЮО Мурат Цховребов, председатель комитета парламента по промышленности, транспорту и связи Геннадий Кокоев, замминистра экономики Инна Грунвальд и др.

Главная тема, которая затрагивалась в ходе обсуждения, касалась ужесточения пограничного контроля на пунктах упрощенного пропуска через государственную границу РЮО. В первую очередь речь шла о Ленингорском районе. Этот вопрос стал актуальным в свете информационной кампании, развязанной Грузией и ее покровителями против абсолютно легитимных действий республики по укреплению государственной границы республики.

Представители западных государств и структур самого высокого ранга регулярно выступают с требованиями свернуть работы по укреплению границы Южной Осетии. Истерика вполне объяснимая, ибо все планы и стратегии по вовлечению Южной Осетии в орбиту Грузии и соответственно Запада могут быть реализованы лишь в случае максимальной размытости границ РЮО. Надежно прикрытые границы РЮО станут серьезной преградой на пути подобных планов.

Об этом в частности, в ходе встречи говорил генерал Колбин, который отметил, что политика Грузии направлена на нивелирование понятия государственной границы Южной Осетии как таковой. «Грузинская сторона не только не ставит вопрос о признании республики, но целенаправленно проводит работу по возвращению «оккупированных территорий». Она предпринимает все усилия, чтобы «термин государственная граница Южной Осетии» не существовал и граница была абсолютно проницаема для людей, грузов и транспортных средств», — подчеркнул Сергей Колбин.

Кроме того, в ходе обсуждения было отмечено, что благодаря закрытию границ республика избавлена от угрозы проведения террористических актов, которые до этого регулярно происходили в Южной Осетии, унося жизни мирных граждан.

Многих из присутствующих интересовало, по каким документам проводится работа по обозначению линии госграницы республики. По словам Сергея Колбина, югоосетинские и российские пограничники руководствуются картами времен Советского Союза. «В соответствии с законом, мы считаем государственной границей бывшую границу Югоосетинской автономной области, которая существовала в пределах Грузинской ССР. Исходя из этого, мы считаем, что граница проходит именно так, как она нанесена на картах, которые мы получили в наследие от Советского Союза. Но здесь возникает много спорных вопросов. Дело в том, что административные границы в СССР никогда не проводились со скрупулезностью, присущей обустройству государственной границы. В советское время жители Юго-Осетинской автономной области перемещались через административную границу, обрабатывали поля, которые по карте находятся на территории Грузии, самостоятельно, либо в составе колхоза или совхоза. Так же и грузины обрабатывали угодья на территории Южной Осетии. Теперь это привело к вольным трактовкам и спорам на тему «где должна пройти граница». Мы идем строго по карте советского периода. Если начать вольно трактовать прохождение государственной границы, то можно очень далеко зайти. Если начнется нормальный диалог с грузинской стороной, тогда можно будет обсудить по существу спорные вопросы — какой населенный пункт может рассматриваться как принадлежность Южной Осетии, а какой нет», — отметил начальник югоосетинской пограничной службы.

По его словам, государственная граница — это предмет двустороннего соглашения с соседними государствами. Правовое оформление государственной границы и регулирование оперативно-служебной деятельности пограничников РЮО регулируется законом о госгранице и рядом постановлений правительства — постановление о пунктах пропуска и порядке пересечения госграницы, о пересечении границы в упрощенном порядке, постановление об утверждении положения о пограничном представителе, о порядке применения оружия и боевой техники в охране границы и др.

«После того как грузинская сторона признает новые политические реалии в виде существования Южной Осетии как полноценного государства, мы начнем работу по договорному оформлению границы, определим порядок и места пересечения границы, пункты пропуска и все остальное, что связано с нормальным функционированием государственной границы любого государства. Если говорить об оформлении границы с Россией, здесь процесс идет успешно. В результате нескольких встреч осуществлена делимитация госграницы, подготовлен пакет документов и мы вышли на проект договора о границе между Россией и Южной Осетией. В настоящее время проект проходит внутренние процедуры в МИД России и по завершении будет предложен к подписанию руководителями государств. Что касается границы на юге, то поскольку мы имеем непризнание со стороны Грузии, говорить о двусторонней демаркации и делимитации границы преждевременно. Сегодня государственная граница РЮО пересекается в пунктах пропуска, и таких пунктов пропуска два — «Верхний Рук» и «Цхинвал». Официального пункта пропуска на границе с Грузией, аналогично пункту «Верхний Рук», нет. Есть места упрощенного пересечения границы. В соответствии с постановлением таких мест у нас три — Синагур, Карзман и Мосабрун», — перечислил генерал Колбин.

Решение об открытии пунктов упрощенного пропуска было принято из-за того, что ряд населенных пунктов и регионов РЮО были труднодоступными и прежде тесно связаны в хозяйственном аспекте с Грузией. Эта мера изначально носила временный характер и была обусловлена сроками строительства инфраструктуры, которая должна была связать эти села с центром республики. «Подразумевалось, что по мере развития инфраструктуры на территории Южной Осетии, с появлением возможности обеспечивать жителей Ленингорского района за счет ресурсов республики, эти пункты пропуска будут закрываться. Пункт упрощенного пересечения в населенном пункте Арцеу закрыт постановлением правительства, поскольку дорога была проложена и функционирует круглый год. На данном этапе отрезанными остаются Карзман, Перев, Синагур, по мере строительства дорог будем и там решать вопрос о прекращении сообщения с грузинской стороной», — подчеркнул глава пограничного ведомства.

Таким образом истерика, раздуваемая вокруг этого вопроса, носит искусственный характер. По сути, никаких новых ограничений не вводится, речь идет о более четком выполнении ранее принятого постановления, которое запрещало въезд транспортных средств на территорию РЮО из Грузии. Невыполнение этого постановления привело к тому, что в Ленингорский район стали свободно заезжать машины с грузинскими номерами, плюс начался грузопоток товаров с коммерческими целями. В результате прилавки города Цхинвала оказались заваленными грузинской сельхозпродукцией. Помимо того, что это являлось контрабандой, создавалась опасность иного рода. Ведь пункты упрощенного пропуска по закону не могут быть оборудованы техническими средствами досмотра, которые есть на постоянных КПП, а это создает угрозу провоза куда более опасных грузов с территории Грузии, нежели фрукты и овощи. «Объемы, разрешенные для провоза в объеме до 50 кг на человека, предназначены для личного пользования: это продукты питания, одежда, товары широкого потребления. Перевозка товаров в объеме, превышающем допустимые нормы, не разрешается», — сказал заместитель председателя КГБ. Теперь этот вопрос будет отрегулирован.

В этой связи также поднимался вопрос об обеспечении Ленингорского района товарами первой необходимости. Собственно сельхозпродукцию район может производить в объемах, достаточных не только для собственных нужд, но и для снабжения столицы республики. Вопрос лишь в доставке и налаживании сбыта. Что касается других товаров, то по словам замминистра экономики Инны Грунвальд, создана комиссия, которая занимается решением этих вопросов, дабы район был своевременно обеспечен всем необходимым. В частности, Югоосетинский хлебокомбинат готов обеспечить завоз хлеба в населенные пункты Ленингорского района. При этом необходимо учесть, что стоимость хлеба сейчас в Ленингоре выше, нежели в городе Цхинвал и других районах республики. Другой вариант решения этого вопроса заключается в открытии модульных пекарен собственно в самом районе.

Основная же часть проблем Ленингорского района будет решена в ходе реализации программы развития приграничной зоны, которая предусматривает налаживание газоснабжения и водоснабжения, строительство больниц и других объектов инфраструктуры.

В ходе встречи также было отмечено, что, несмотря на истерику со стороны Грузии и ее патронов, создание инженерных сооружений будет продолжено в первую очередь для профилактики нарушений границы, дабы местное население с обеих сторон знало, где проходит линия границы, а также для предотвращения контактов скота, что ранее приводило к распространению опасных эпидемий на территорию республики.

Вопрос нарушения границы остается актуальным, поскольку количество лиц, нарушающих границу, возрастает — за шесть месяцев 2013 года численность нарушителей государственной границы перевалила за 150 человек. При этом как подчеркнул генерал Колбин, проволочные заграждения проходят исключительно по территории Южной Осетии, более того на многих участках они уходит вглубь югоосетинской территории от 100 метров и более. Со своей стороны полпред Мурат Джиоев добавил, что на Женевских дискуссиях грузинская делегация активно ставила вопрос о том, что проволочные заграждения захватили часть территории Грузии, но так и не смогла ответить на вопрос югоосетинских дипломатов, в каком конкретном месте затронута грузинская территория.

А. ТЕДЕЕВ