/Надеяться и верить…

Надеяться и верить…

Война никогда не уходит бесследно, она оставляет разрушения, боль и страдания. Она уносит не только жизни и калечит судьбы людей, война оставляет горькую надежду тем, кто потерял своих близких без вести.

В Южной Осетии за время перманентных воин с 1989 по 2008 год пропало несколько сотен человек, 150 из них до сих пор числятся без вести пропавшими. Отдел по вопросам без вести пропавших при общественной организации Комитета «Память», которую возглавляет Лидия Кудзиева, на протяжении долгих лет не прекращает поиск пропавших граждан Южной Осетии, проделав большую кропотливую работу по сбору данных, в том числе ДНК-паспортов. Сегодня отдел сотрудничает с российскими и абхазскими коллегами, обменивается с ними опытом, ищет наиболее оптимальные способы поиска пропавших людей.

Лидия Кудзиева со своими единомышленниками на одном энтузиазме, без всякой помощи долгие годы по крупицам собирали материалы, свидетельские показания, фото- и биоматериалы, которые сегодня являются бесценной составляющей в их дальнейшей работе.

Вот уже несколько лет отдел без вести пропавших Комитета «Память» работает в тесном взаимодействии с Межрегиональной общественной организацией «Миротворческая миссия генерала Лебедя», Международным Комитетом Красного Креста и движением «Матери Абхазии за мир и социальную справедливость».

В этом году представители семей пропавших без вести во главе с Лидией Кудзиевой, по приглашению руководителей движения «Матери Абхазии за мир и социальную справедливость», посетили Абхазию с целью более тесного сотрудничества и обмена опытом. Поездка состоялась при непосредственной поддержке Президента РЮО Леонида Тибилова.

В ходе поездки абхазские коллеги ознакомили югоосетинскую делегацию со своей методикой работы по розыску пропавших без вести граждан, показали места массовых захоронений, где на сегодняшний день проводятся работы по эксгумации останков и их идентификации. Несмотря на то, что в Абхазии достоверно известны места массовых захоронений, идентификация останков затрудняется тем, что у них нет базы данных ДНК, тогда как в Южной Осетии благодаря помощи российской поисковой организации «Миротворческая миссия генерала Лебедя» было собранно уже около 90 ДНК-паспортов.

«В этом смысле, — сказала Лидия Кудзиева, — мы значительно опережаем наших абхазских коллег, так как им еще предстоит провести большую и в то же время кропотливую работу по созданию базы данных ДНК родственников пропавших без вести, чтобы упростить процедуру опознания».

Югоосетинская делегация возложила цветы к Мемориалу погибших во время Отечественной войны народа Абхазии в 1992-1993 гг., посетила Музей боевой славы.

По словам членов делегации, в Абхазии организации без вести пропавших уделяется большое внимание со стороны руководства республики, а также Международного Комитета Красного Креста. Именно МККК организовал эксгумацию массовых захоронений, построил и оснастил для них лабораторию. И если для опознания останков биоматериалы из Южной Осетии отправляются в Российскую Федерацию, то в Абхазии для проведения ДНК-экспертизы МККК отправляет их в Хорватию.

Лидия Кудзиева отметила, что поездка в Абхазию подтвердила, необходимость создания единой базы данных по всему Кавказу и, в частности, Северному Кавказу, чтобы иметь возможность пропустить через нее все неопознанные останки.

«Где гарантии, что люди, похищенные в Южной Осетии грузинскими националистами и пропавшие без вести, не были вывезены в Абхазию для обеспечения себе живого щита во время боевых действий. Возможно, останки без вести пропавших осетин лежат бок о бок с абхазами. Чтобы узнать это, нужно провести огромную работу по созданию единого банка данных, но пока у нас нет таких возможностей и полномочий. Сегодня мы являемся лишь отделом в комитете «Память», и это связывает нам руки, у нас совершенно другая специфика работы, которая подразумевает сотрудничество с другими организациями — заключение с ними соглашений о совместной работе, проведение совместных мероприятий, оказание взаимопомощи», — сказала она.

Сложившиеся обстоятельства, по словам Кудзиевой, диктуют необходимость выхода из состава комитета «Память» и создания отдельного комитета без вести пропавших людей. Работа в этом направлении уже идет – ведутся соответствующие консультации, готовятся положение и устав будущей организации.

Кудзиева отметила, что безмерно благодарна Президенту Леониду Тибилову за оказанную помощь и большое внимание к семьям без вести пропавших. «Мы чувствуем огромное внимание Президента к нам — семьям пропавших без вести, и безмерно благодарны ему за это, но неправильно быть все время в роли просящего. Нужно, чтобы семьи пропавших без вести получили какой-то статус, ведь потеряв близких, они оказались без всяческой поддержки. Нам в этом смысле сложнее, мы не знаем, ждать наших близких, или оплакивать… А между тем время идет и семьям, где пропал кормилец, очень трудно сводить концы с концами», — сказала она.

Вспоминая обстоятельства возникновения общества без вести пропавших, Лидия, едва сдерживая слезы, рассказала о своем долгом и сложном пути. О том, как поиски похищенного грузинскими фашистами мужа Кабулова Казбека (Павлика) еще в 1991 году положили начало работы, можно сказать, целого движения по розыску без вести пропавших.

«Чужого горя не бывает, — сказала она,- именно это объединило нас, родных и близких без вести пропавших людей. Общее горе сближает, дает силы идти вперед и надеяться на положительный результат».

Благодаря свидетельским показаниям Лидии удалось по крупицам воссоздать все обстоятельства похищения своего супруга. Она даже проводила переговоры с грузинской стороной по обмену пленными, так и не узнав, жив он или нет. Но прежде чем ей удалось договориться, грузины похитили еще 7 человек, и перед ней встала дилемма — продолжить переговоры по обмену пленных граждан Грузии на своего мужа и других похищенных в тот же день, о которых не было никакой конкретной информации, или на вновь похищенных ребят, которые, доподлинно было известно, что все еще живы. Ей пришлось сделать этот нелегкий выбор — все семеро вернулись домой истерзанными, но живыми, а для нее оборвалась единственная нить, дававшая надежду на возвращение супруга…

Год за годом, черпая информацию из различных источников, в поисках мужа рассылая письма по грузинским тюрьмам, она нашла десятки без вести пропавших людей – граждан Южной Осетии, их даже удалось вернуть домой живыми, но ее супруга среди них так и не оказалось.

Единственным механизмом поиска пропавших без вести граждан Южной Осетии на территории Грузии по сей день является Международный Комитет Красного Креста (МККК), посредством которого и происходит обмен информацией. Кроме того, МККК не раз оказывал помощь в поиске массовых захоронений и эксгумации неопознанных останков людей как на территории Южной Осетии, так и на территории Грузии.

Так, проводя анализ свидетельских показаний по розыску одного из пропавших без вести, удалось обнаружить массовое захоронение 300 человек на территории Грузии в Мцхета. Но эксгумировать все останки пока не представляется возможным, так как, по словам поисковиков, необходимо собрать практически всю ДНК-базу данных пропавших без вести граждан как Южной Осетии, так и Грузии, чтобы было с чем их сравнивать.

«Сегодня у меня только одно стремление, — сказала Лидия Кудзиева, — можно сказать, миссия — найти хоть одного живого без вести пропавшего человека, или хотя бы его останки, чтобы родные могли достойно предать их земле».

Надежда и вера — два понятия, объединяющие миллионы людей по всему миру, чьи близкие пропали без вести, но которые несмотря ни на что надеятся их найти и верят, что они все еще живы…

Алёна ТЕДЕЕВА