/Мыслитель и гражданин

Мыслитель и гражданин

(К юбилею И. А. Гобозова)

Исполнилось 80 лет Гобозову Ивану Аршаковичу, доктору философских наук, заслуженному профессору МГУ, главному редактору журнала «Философия и общество», действительному члену Международной академии информатизации и академику РАЕН.
Родился Иван Аршакович 10 ноября 1938 г., в селе Елтура Юго-Осетинской автономной области. Способный мальчик отличался усердием в учёбе, уже в школьные годы обнаружилось его неуёмное стремление к вершинам человеческого мышления и познания, и по окончании школы он сделал свой единственный выбор на всю жизнь: он стал философом.
Поступив на философский факультет МГУ, парень из села Елтура продемонстрировал такие результаты, что по окончании университета в 1967 г. его без проблем взяли в аспирантуру, которую он успешно закончил, защитив диссертацию на тему «Теория «единого индустриального общества» и её роль в современной идеологической борьбе». Таким образом, уже в кандидатской диссертации И. А. Гобозов заявил о своём интересе к общественной проблематике. Отсюда ясен и его политический выбор: он находится в авангарде влиятельной организации Российские учёные социалистической ориентации (РУСО, отделения в 76 субъектах России, около 40 групп в городах составляют отдельную структуру в организации).
Далее была работа на философском факультете МГУ, сначала ассистентом (два года), затем старшим научным сотрудником (восемь лет), и логически непременная защита в 1980 г. докторской диссертации по теме «Критический анализ современной французской буржуазной философии истории».
Французским языком юбиляр владеет в совершенстве, и с Францией связана значительная часть его биографии и философской деятельности. Собст-венно, и свою докторскую диссертацию он писал под руководством Р. Арона, и во Франции окончил Коллеж де Франс в Париже; в кругу его французских коллег — признанные интеллектуалы Ж. Дюмезиль, Ф. Бродель, Л. Альтюссер, Л. Сэв и др. Им переведены на русский язык с французского сборник «Французские марксисты о диалектике» (1982), «Политическая наука» Ж. Денкэна (1993), книги Р. Арона «Мнимый марксизм» (1993), «Введение в философию истории» (1998), «Критическая философия истории» (1998), «Лекции по философии истории» (1998).
Отсюда ясен исток интереса И. А. Гобозова к философской проблематике истории, которая была разработана лишь в весьма небольшой степени. Философии истории посвящено его специальное исследование «Смысл и направленность исторического процесса», а также работа, вошедшая в сборник «Изб-ранное» (М., 2016). Иван Аршакович разграничил философию истории и социальную философию, что позволило ему выполнить полноценное исследование и по социальной философии — здесь он выступил в качестве главного редактора учебного пособия (2003) по этой новой для России дисциплине. Остается добавить, что его философского внимания не избежала и политика: итог его работы явлен в монографии «Философия политики» (1998), а также и в сборнике «Избранное».
Постмодернистская философия во всех ее проявлениях подвергается И. А. Гобозовым глубокой и аргументированной критике — столь же строго научной, сколь и полемически беспощадной, и, я бы добавил, философски яростной (в самом деле, кто сказал, что философия обязана быть бесстрастной? ведь «и прежде, и теперь удивление побуждает людей философствовать…» (Арис-тотель)). Предтечей и «духовным отцом» постмодернизма И. А. Гобозов верно указывает Ницше, с его культом тотального отрицания всех предыдущих достижений человеческой мысли.
Кризис философии в современном обществе приобрёл, действительно, опасные для самого понятия разумности размеры; да что там разумности — просто даже для здравого смысла. Ивана Аршаковича, обладающего безошибочно острым философским зрением, зрелище нынешних постмодернистских «игр разума» удручило настолько, что он посчитал своим философским долгом написать специальное исследование под названием-приговором «Куда катится философия», с обличающим подзаголовком «От поиска истины к постмодернистскому трёпу» (2005).
Кратко напомнив историю классической философской мысли, воспитывающей в человеке высшую культуру мышления («величие человека — в его способности мыслить» (Паскаль)), И.А. Гобозов с поистине убийственной логикой рассмотрения подводит читателя к итогу: «Эра постмодерна — это эра пустоты, мещанства и наслаждения» (с. 141), «эра индивидуализма, нарциссизма и неолиберализма» (с. 143). Особое внимание при этом он уделяет постмодернистской политике, ничего общего по существу не имеющей с подлинной демократией, но наоборот, вырождающейся в охлократию: «Народ превратился в электорат, а электорат в толпу» (с. 153), или, в постмодернистском лексиконе, в массу. Происходит растущее оглупление масс через целенаправленно деградируемую систему образования, массе насаждают через СМИ нужные их хозяевам политические стереотипы, массу ублажают шоу и уводят в виртуальный мир, расчеловечивая до полуживотного состояния — состояния, которое один из постмодернистских идеологов Бодрийар назвал «состоянием после оргии», т. е. полная опустошённость, эмоциональное и интеллектуальное выгорание.
Иван Аршакович с горечью пишет о том, что книжные магазины заполнены «философскими трудами», смысл которых не в приращении знания, а в росте продаж: «Постмодернизм — это рынок, а не наука». Проникая в важнейшие сферы общественной жизни, постмодернизм обращает в рынок религию, семью, Родину, и мы воочию видим это и здесь, у нас. И.А. Гобозов констатирует, что в России нет философии, хотя есть философы: «Пока философия катится вниз, и не видно, когда это прекратится» (с. 198), и потому, по мнению автора, постмодернистская философия представляет особую опасность для России — а, следовательно, и для Осетии. Ведь мы находимся в орбите российской духовно-интеллектуальной традиции, в ареале российской православной цивилизации.
В самом деле, проявления этой болезни разума, и здравого смысла в целом, наблюдаются невооружённым глазом. Так, элементарный здравый смысл говорит о том, что «Электроцинк» опасен для здоровья живущих рядом с ним людей — но нас убеждают, что предельно допустимые концентрации в норме. Осетинский язык успешно развивается, поддерживаемый государством — но нас убеждают в том, что он пропадает. Но для меня, что и говорить, самый яркий пример постмодернистского мышления – это когда всерьез говорят о реальной независимости республики с таким количеством населения. О здравом смысле здесь упоминать уже и не стоит, не так ли?
Поэтому опасения нашего земляка обоснованы и оправданны. Осетинской национальной мысли необходимо совершить громадное усилие для того, чтобы преодолеть угрожающее самому нашему существованию отставание, и без философии успех невозможен. Напомню, что перед началом лихих 90-х годов интеллектуальный потенциал Южной Осетии задавался пятью (!) докторами философских наук, поднявшими планку мышления предельно высоко: С. Ш. Габараев, 3. П. Цховребов. О. И. Джиоев, А. И. Козаев, Р. С. Кабисов. Мы по праву можем гордиться этим феноменальным образовательным результатом. Нет с нами больше этих мыслителей, но есть Иван Аршакович Гобозов, стоящий в этом же блестящем ряду осетинских мыслителей.
Благодарим Вас, Иван Аршакович, за Ваш неустанный труд, за то, что не забываете свою малую Родину, за интеллектуальную честность и мужество.
Многая Вам лета, поздравляем Вас с достойным юбилеем и желаем новых творческих успехов.
Уастырджи – де’мбал!

Коста ДЗУГАЕВ