/Квайса 08.08.08 года

Квайса 08.08.08 года

В начале августа 2008 года в течение недели я находился в Северной Осетии в поисках работы. 6 числа под вечер стал читать объявления в газетах, разыскивая сведения о вакантных должностях. В это время из Цхинвала мне позвонил Резо Георгиевич Хугаев и начал расспрашивать о жителях Кударгома, тех парнях, которые в 90-х годах принимали участие в защите нашей республики. Когда я сказал ему, что нахожусь во Владикавказе, он промолчал, и на мой вопрос, в чем дело, — ответил, что возможны провокации со стороны наших соседей. Мне стало тревожно на душе, и рано утром 7 августа выехал в Квайса. После обеда ко мне подошел племянник, у которого родственники проживают в Онском районе Грузии и сказал, что ему позвонила родственница из Грузии и сообщила, что их «собаки» (так называют они своих полицейских) поехали в нашу сторону, т.е. к границе. Я отправил его к солдатам батальона Министерства обороны республики, который расположен недалеко от моего дома, чтобы тот проинформировал их. 

Через час позвонил другой человек и повторил то же самое, но более конкретно о численности и их вооружении. Я быстро переоделся и пошел в батальон. Командиры уже были осведомлены о передвижении грузинских полицейских и солдат. Граница между Квайсой и приграничным Онским районом Грузии большой протяженности, ландшафт очень сложный, и предположить место непосредственного прохода грузинских солдат крайне трудно. Командованием батальона было принято правильное решение усилить посты и выставить еще один пост на стратегически важной высоте Кылдебозан по вершине которой проходит госграница. Туда отправились 22 солдат во главе с заместителем командира батальона Казбеком Алборовым. Всю ночь я и несколько ополченцев с солдатами продежурили на территории батальона. Утром, когда уже светало, разошлись по домам. Я лег спать. Проснулся от шума взрывов минометных установок и гранатометов и шквального огня из всех видов стрелкового оружия. Я понял, что идет настоящая война на высоте, куда накануне вечером отправились нести службу наши ребята. Быстро оделся и побежал к батальону Минобороны. Там разбирали оружие и боеприпасы. Забежал и взял под расписку СВД (снайперскую винтовку) и 6 пачек патронов. Со всех сторон Кударгома спешно подходили ополченцы, которых в народе прозвали «саранчой», и просили оружие. Я отправился наверх по хорошо знакомым мне тропкам к высоте. Тропа проходит по дну ущелья и с небольшим подъемом тянется до самой границы. С правой стороны — сенокосные угодья до самой высоты, где шел бой, слева каменистая местность из известняка, заросшая деревьями и кустарником, где людям, не знающим местность, невозможно пройти. На подмогу ребятам на машине выехали солдаты и ополченцы во главе с командиром батальона Олегом Теблоевым, они через полчаса были на месте и вступили в бой. Мне оставалось пройти до границы совсем немного, как ветер подул в мою сторону и донес чьи-то голоса. Я припрятался в зарослях, но когда понял, что пронесло, начал дальше подниматься к противоположной высоте. (Через 2 дня в 50 метрах от того места, где я свернул, нашли брошенные рюкзаки с боеприпасами). Расположился под отвесным камнем, который сверху оброс кустарником и травой и начал осматривать местность и высоту, где еще шел бой, до него было чуть больше километра. На мое удивление, между нашими солдатами и грузинскими стояло облако шириной около 30 метров, оно как пояс накрыло середину высоты, поэтому все вели бесприцельную стрельбу, как наши, так и грузины, которые бегом спускались к лесу. С того места, где я находился, было бесполезно прицельно стрелять, и я в течение 20 минут наблюдал за бегством грузинских коммандос. Вдруг заметил, как с нашей стороны на дорогу под этой высотой поднимаются шестеро солдат. В высокой траве их было видно выше пояса. После первых выстрелов понял, что они установили миномет и начали обстреливать высоту. Я выстрелил в их сторону, но попасть в кого-то было на таком расстоянии очень трудно. Несколько минут их не было видно, после все разом вскочили и скрылись в лесу. Постепенно стрельба утихала и, на мое удивление, облако, которое разъединило и, наверное, спасло много жизней, быстро растаяло…

Тут на высоте появилось наше осетинское знамя, — это Мурик Зассеев держал флаг полчаса, так как укрепить его было трудно. До меня донеслась песня «Уæд тох ныккодтæ, дæлæ Кудары кæмтты, ой», — это запел один из защитников высоты Гена Хугаев, звонкий голос, которого эхом разносился в горах. Пока я думал, подняться мне на вершину после боя или нет, раздался сильный взрыв где-то на границе, за ним второй, от мощности которых мне стало не по себе, и решил по обратной тропе вернуться домой.

Солдаты Минобороны с честью справились с поставленной задачей. Грузинских солдат было около 400, они планировали взять высоту, а оттуда Квайса как на ладони. Их бронетехника, в количестве 12 единиц, прошла госграницу по другой грунтовой дороге. После поражения на высоте бронетехника тоже повернула назад.

Другая часть бронетехники в количестве 10 единиц шла со стороны с.Синагур, но была остановлена квайсинскими ополченцами в лесу, где подорвали мост и вступили в бой. Это были Ролик Хугаев, Эльбрус Гассиев и другие.

Хочется отметить патриотизм ополченца Гурама Отаровича Джиоева, жителя пос. Заводской, Северной Осетии, который приехал 8 августа и нес службу на самых ответ-ственных постах по охране государственной границы нашей республики. За ним приехали его друзья, через день привезли полный багажник продуктов.

Кударгом никогда не входил в зону боевых действий, но его жители в течение 20 лет войны защищали западную границу Республики и не дали пройти врагу. Свой долг перед Родиной мы выполнили достойно.

Владимир Зассеев