/«Ирон Вандея» — историческая память, отраженная в художественных образах

«Ирон Вандея» — историческая память, отраженная в художественных образах

На этой неделе состоялось важное событие в культурной и общественной жизни нашей страны — показ исторического фильма-реконструкции «Ирон Вандея» (Осетинская Вандея). Уже то, что телевизионный фильм был вынесен на широкий экран, чтобы общественность дала ему оценку, само по себе событие. Шаг настолько же рискованный, насколько и необходимый.

Художественно-документальный фильм «Ирон Вандея» посвящен событиям геноцида осетин 1920 года. Название относит нас к эпохе Великой Французской революции, когда одна из провинций страны отказалась поддержать революцию и подняла мятеж, который был потоплен в крови. «Осетинской Вандеей» в своих дневниках командующий грузинской меньшевистской гвардии Валико Джугели называет Южную Осетию. В 1920 году в июне вооруженная артиллерией и пулеметами грузинская гвардия под его командованием залила кровью юг Осетии. И только за то, что южные осетины наравне с грузинами заявили о своем национальном достоинстве и праве жить так, как им подсказывает сердце.

Весь фильм выстроен на основе дневниковых записей В.Джугели, но канва повествования прерывается обращением к событиям 1989-2008 гг., которые стали повторением событий 1920 года. Авторы фильма избрали метод художественной реконструкции, убедительность которой придают комментарии историка Коста Пухаева. Факты, цифры, фамилии в изложении авторитетного ученого не дают сомневаться в правдивости художественного повествования.

Действительно, фактологическая часть фильма не вызывает замечаний, разве что финал жизни самого Валико Джугели изменен. Но это сделано, очевидно, с целью придания большего драматизма картине и демонстрации неизбежности свершения справедливости.

Вместе с тем, художественная сторона у ряда критиков может вызвать замечания. На юго-осетинском телевидении это не первый опыт художественной реконструкции. В 2011 году здесь уже был снят фильм по событиям августа 2008 года «Сильные духом» (режиссер Л.Гусов). И этот фильм, как и «Ирон Вандея», снимали люди, не имевшие большого опыта режиссеров кино, что, конечно же, отразилось на профессиональной стороне работы.

Вместе с тем, полагаю, что не погоня за престижем заставила режиссера и актера Гри Мамиева и продюсера Юлию Бестаеву взяться за экранизацию трагических страниц истории южных осетин.

Мне, как человеку знакомому с телевизионным производством, хорошо известно, как тяжело бывает организовать сам процесс съемок. Найти актеров, собрать массовку, организовать транспорт и питание, проживание, изыскать реквизит — одним словом, необходимо сделать тысячу больших и малых дел до того мгновения, как прозвучит команда «Мотор!». Иногда организационные мелочи способны убить в человеке всякое желание творить. Но ребята справились, и это вселяет уверенность в их будущие свершения.

В составе съемочной группы режиссер и актер Григорий Мамиев, генератор съемочного процесса продюсер Юлия Бестаева, оператор-монтажер Михаил Хасиев, актеры Сослан Бибилов, Натия Чохели, Роман Козаев, Виссарион Битаров и др. В фильме были заняты школьники, а также жители селений Дменис, Цунар, Бекмар, Прис, Квайса, Дзау, Цинагар и города Цхинвал.

В картине были некоторые, неизбежные при производстве шероховатости, то, что принято называть киноляпами. Например, свиток с донесением, перевязанный банковской резинкой, хотя в 1920 году донесения пересылались в пакетах с сургучовыми печатями. Грузинские гвардейцы были одеты в плащ-палатки советской эпохи, в кадр попадали бутафорские винтовки, выточенные из дерева. Впрочем, все эти оплошности связаны с нехваткой реквизита, тем более, что даже в голливудских картинах у героев средневековых саг на руках оказываются электронные часы, а в кадр попадает ассистент оператора в джинсах.

При просмотре фильма сложилось ощущение отсутствия цельности картины, слишком порой отдельные части контрастировали друг с другом. Вместе с тем, драматизм повествования не давал возможности отвлекаться на анализ режиссуры и монтажа. Особенно убедителен в роли В.Джугели был актер Сослан Бибилов, сумевший передать весь демонизм палача осетинского народа.

Необходимо отметить прекрасную операторскую работу, высококачественную технику съемки и убедительность ряда спецэффектов, монтаж фильма. Сцена, где Валико Джугели добивает коммунара и уходит вдаль, уникальна по работе камеры и режиссуре. В самом фильме немало таких завораживающих моментов: удар железного кольца в дверь резиденции Валико Джугели, преследование женщины с ребенком, тонко переданная камерой игра света и тени. И, конечно же, музыкальный ряд, создающий драматизм киноповествования.

Меня больше всего привлекают в фильме не его художественные достоинства или недостатки. Опыт — дело наживное и он обязательно придет к создателям фильма, как и заслуженное признание. Для всех его участников работа в картине станет незабываемым моментом сопричастности к нашей истории, также как и для всех зрителей, кто присутствовал на презентации фильма в киноконцертном зале «Чермен».

«Ирон Вандея» — это больше чем документальная кинолента, это событие в культурной жизни страны, это историческая память, отраженная в художественных образах.

Р.Кулумбегов