/Ирина Гаглоева: «Все информационные ресурсы в этой войне работали на победу»

Ирина Гаглоева: «Все информационные ресурсы в этой войне работали на победу»

Прошло пять лет со дня войны 08.08.08. Трагические события этих лет, да и предыдущих двух десятилетий невозможно забыть. Именно благодаря журналистам, передававшим объективную и оперативную информацию, весь мир узнал о войне августа 2008 года. О работе журналистов в условиях войны наше интервью с Ириной Гаглоевой, которая на тот момент возглавляла Комитет информации и печати.

— В 2008 году Вы возглавляли Комитет информации и печати республики. Расскажите, как в условиях бомбежки и обстрелов города ваше ведомство работало, доводя до мировой общественности объективную информацию о событиях, которые происходили в городе?

— Период с 1989 по 2008 год вошел в новейшую историю Южной Осетии как период войны Грузии против Южной Осетии.

Сегодня по-разному называют эти события — конфликт, августовская война. Эта терминологическая неразбериха не может скрыть той драматической истории, которую наш народ пережил за эти 19 лет. Хочу остановиться на освещении войны журналистами, потому что работа журналистов в условиях войны очень важна, имеет большое значение. К сожалению, в информационных войнах практикуется фальсификация — терминологическая, фактическая, идеологическая, пропагандистская и т.д. И в этом контексте работа осетинских журналистов была очень сложна, потому что противостоять информационной машине Грузии, которую поддерживал Запад, было сложно, даже практически невозможно.

С 1990 годов осетинский журналистский корпус достойно организовался и противостоял этой информационной агрессии, донося правду о политике Грузии. Сил и ресурсов никогда не хватало, потому что на протяжении всей нашей истории новейшего времени правительство недооценивало роль журналистов и роль всей информационной составляющей в этих процессах. Следует отметить, что именно благодаря Станиславу Кочиеву было образовано Министерство информации, что являлось очень важным моментом. Тем не менее, журналисты достойно выполняли свое дело, и если не удалось сделать информационной индустрии, что являлось бы наиболее эффективным и конструктивным, все же, наш журналистский корпус работал и пытался докричаться до мирового сообщества.

Естественно югоосетинскому журналистскому сообществу это было сложно сделать. Большую помощь оказывали российские СМИ, очень много работало зарубежных журналистов. Среди журналистов Запада было много порядочных и объективных — настоящих журналистов, которые писали о реально происходящих событиях, а не заказные статьи. Зато грузинская журналистика меня потрясла, такого зомбирования я никогда не видела. Мне ни разу не пришлось услышать хотя бы одного нейтрального голоса о военных действиях Грузии против Южной Осетии. Напротив, тотальная мобилизация всех средств Грузии работала на фальсификацию ситуации вокруг Южной Осетии.

Самым драматическим эпизодом информационной войны остается август 2008 года. Хотя лично я считаю, что августовской войны не было, а была августовская операция — очень мощная, хорошо подготовленная, но в рамках грузино-осетинской войны.

Что касается освещения военных действий, то осетинские журналисты не упустили ни одного факта, они оперативно фиксировали подробности происходящего. За годы войны Грузии против Южной Осетии родилось очень сильное направление журналистики — школа оперативной информации. Здесь следует отметить заслугу информационного агентства «Рес», которое оперативно передавало новости о всех происходящих событиях, компенсируя все технические и материальные издержки скоростью передаваемой информации. Все, что можно было сделать журналистскому корпусу в этом направлении в 2008 году, было сделано. Все наши информационные ресурсы работали на победу в этой войне. Другое дело, что сегодня появилась масса любителей говорить об информационном поражении.

Думаю, необходимо различать, что в информационном плане проиграли политики, именно те, которые должны были благодаря передаваемой журналистами информации анализировать ситуацию и давать соответствующую оценку, и делать это систематически и системно, а не путем отдельных бравых заявлений. Журналисты под обстрелами, рискуя своими жизнями достойно выполнили свою задачу. При этом, если все журналисты мира были защищены различными нормативно-правовыми актами, работая в экстремальных условиях, то наши журналисты это делали потому, что того требовала Родина. Это говорит о высоком градусе патриотизма, о высоком отношении к своей профессии, в которых присутствовали честь, мужество, благородство. Именно благодаря нашим журналистам весь мир узнал о происходящих событиях в августе 2008 года.

К сожалению, информационная работа в послевоенный период была снижена, как бы отошла на второй план. Мне кажется, что это очень серьезное упущение, хотя наши журналисты выполнили огромный объем работы. По инициативе Комитета информации и печати начали собирать информацию от очевидцев. К этой работе подключились все СМИ Южной Осетии — газеты «Южная Осетия», «Хурзарин» и «Республика», информационные порталы, интернет. Был собран богатейший материал, который вошел в три сборника. Думаю, эту работу необходимо продолжать и сегодня, свидетельства надо собирать, нельзя допустить, чтобы хоть один факт был упущен. Все эти факты должны быть зафиксированы для будущих поколений.

— Многие мировые СМИ целенаправленно искажали информацию о правде в ходе агрессии Грузии. Насколько эти СМИ спустя пять лет изменили свое отношение к событиям августа 2008 года?

— Грузинская журналистика — это профессиональнейшая школа фальсификационной журналистики. Больших профессионалов в этой сфере я не видела даже среди западных журналистов. Они достойные ученики, так как превзошли своих учителей западников. 10 августа 2008 года, когда появился доступ к интернету, я была потрясена, увидев западные газеты, которые утром 8 августа вышли с заголовками «Россия напала на Грузию». Это пример классической фальсификации. Западная информационная машина опережает события. Проведя впоследствии анализ западной прессы, мы поняли, что так называемая западная свобода слова гроша ломаного не стоит, потому что во всех этих событиях были заранее предопределены основные постулаты. То есть они подумали о будущем, о чем не подумали мы. Именно западные СМИ взяли и перевели войну Грузии против Южной Осетии в формат войны России против Грузии, и до сих пор это терминологическое фальсификационное утверждение продолжает существовать. Лично мне не известно о войне России против Грузии, как и всем жителям Южной Осетии, как и всем нормальным людям, которые интересуются историей Кавказа. Известна война Грузии против Южной Осетии. Эту информацию подхватили и российские средства массовой информации, что является неправильным не только по сути — то есть дезинформацией, но и в политическом плане, потому что Россия помогала Южной Осетии. Совершенно очевидно, что при всем мужестве нашего народа, который достойно три дня держал оборону присверхпревосходстве сил противника, тем не менее без помощи России наша ситуация была бы достаточно грустной. Россия оказалась рядом по нашей просьбе, оказала нам ту помощь, которая дает нам сегодня возможность жить, созидать, работать, строить свою государственность.

— Большинство СМИ в мире до сих пор придерживаются занятой в августе 2008 года обвинительной позиции в отношении России и Южной Осетии. В этой связи как Вы считаете, какие меры следует принять для того, чтобы событиям августа 2008 года СМИ дали соответствующую оценку?

— Серьезные издержки происходят в информационном поле. Это на фоне того, что мы сегодня наблюдаем, как Грузия из страны агрессора превращается в страну невиновную. Этому должна противостоять совершенно объективная информация о происходящем. Я думаю, что несмотря на то, что в информационном смысле за последнее пять лет было очень много упущено, никогда не поздно все исправить.

Наша журналистика совместно с другими гуманитарными структурами должна восполнить эти упущения и придать им новый информационный объективный импульс. В этом плане нужно подходить очень грамотно к своей работе, к терминологии, чтобы не повторять ошибки, и поправлять других. Нашим журналистам нужно сделать все возможное и невозможное для того, чтобы повернуть мировое сообщество к объективной правде. Потому что только в правде есть возможность продвижения вперед. Это наша история, наша жизнь, и мы никому не должны позволять его искажать. В этом смысле журналисты — пионеры прокладывающие путь к правде, через объективное освещение. Очень надеюсь, что к этому подключатся и другие научные центры.

Уверена, что если бы тогда журналистам, политологам не был подброшен формат — «война России против Грузии», то этой фальсификации можно было бы избежать. В результате на данный момент мы имеем очень мощную фальсификационную информационную индустрию, которая работает на весь спектр политических проблем.

Журналист сам себе философ, сам себе указатель, сам себе определитель объема и степени глубины освещаемой проблемы. Никто журналиста не может научить честности, порядочности, объективности. Наши представители средств массовой информации должны сделать вдох, набраться сил и снова идти в бой за правду, за Родину, за наше будущее. А то, что они это умеют делать, было доказано нашей новейшей историей, и ни в коем случае нельзя сбавлять темпы.

Алена ДЖИОТЫ