/День мужества и народного единства

День мужества и народного единства

Тридцать два года назад простые ребята из Южной Осетии на Згудерской высоте, взявшись за руки, преградили путь вооруженным грузинским националистам. Непрошеные гости планировали попасть в город под прикрытием «мирного» митинга. О значимости 23 ноября 1989 г. для Южной Осетии рассказали государственные деятели республики.

Спикер Парламента Южной Осетии Алан Тадтаев:

— Название праздника – День мужества и народного единства говорит само за себя. Именно в этот день югоосетинский народ сплотился воедино, сказав свое решительное слово — началась борьба народа Южной Осетии за самоопределение. День 23 ноября показал, что народ республики мужественен, достоин пути, который он избрал.
Люди, вставшие на пути многочисленной вооруженной орды фашиствующих элементов Грузии, целью которых был захват Цхинвала — герои для народа Южной Осетии. Они показали мировому сообществу, что с осетинским народом нужно считаться и учитывать волеизъявление народа. После 23 ноября 1989 г. в истории Южной Осетии были и трагические даты — до 12 августа 2008 г. наш народ подвергался геноциду со стороны Грузии. В 2008 г. была полномасштабная война, развязанная грузинской стороной в отношении мирного населения Южной Осетии. Итоги этой войны мы знаем.
23 ноября 1989 года — дата исчисления пути становления как признанного государства, который прошла Южная Осетия. Выражаю огромную благодарность людям, стоявшим у истоков государственности и признания. Мы не должны забывать личностей, совершивших подвиг в те судьбоносные годы — принимали решения на уровне Совета министров ЮОАО, и провозгласили республику. Обязательно нужно передавать историю молодому поколению, чтобы не забывали события и имена, которые принесли народу Южной Осетии свободу и независимость.

Госсоветник Президента РЮО, историк Константин Кочиев:

— 32 года прошло, но те, кто был тогда в Цхинвале, помнят тот день, будто это произошло вчера. На протяжении многих месяцев, начиная с 1988 г. ситуация вокруг Южной Осетии была напряженная. Даже те, кто был совершенно далек от политики, слышали — в Грузии усилились националистические настроения, переходящие в настоящую истерию. А проявления традиционной дискриминации в отношении нацменьшинств, в т.ч. осетин, резко участились и стали носить более агрессивный характер. В каждой осетинской семье жила жуткая память о пережитом геноциде 1920 г. СССР, разгромивший гитлеровскую Германию, казался монолитной державой, несокрушимой, практически вечной. Советская власть воспринималась твердой и всесильной, люди были убеждены — националистическую смуту в Грузии скоро пресекут, а смутьянов призовут к порядку. Проходили дни и месяцы, а положение становилось только тревожнее. Стали поступать недвусмысленные сигналы от тбилисских властей: указания перевести делопроизводство в учреждениях Южной Осетии на грузинский язык, о ликвидации автономий, в официальных СМИ участились открытые нападки на этнические меньшинства.
В Южной Осетии пытались искать правовые решения, но эти попытки вызывали в Грузии еще большее озлобление. Для грузинских вождей казалось удачным ходом направить националистическую агрессию против Южной Осетии и Абхазии, чтобы повысить популярность и усилить влияние в массах. Была спланирована акция устрашения, призванная запугать осетин – многотысячный «мирный» поход националистов на Цхинвал. Дата 23 ноября была выбрана не случайно – праздник Георгия Победоносца казался им символом торжества грузинского духа, днем национального величия. Однако запланированное в Тбилиси националистическое шоу пошло не по плану. Осетины отреагировали не так, как ожидали грузинские предводители. Об этих событиях говорилось много раз в разных версиях и с разных точек зрения, в основном люди пытались определить, кто те настоящие герои, кто первыми встали на пути агрессоров. Однако вся суть в том, что безоружные осетинские ребята встали на пути огромной колонны националистов и остановили ее у въезда в Цхинвал. Это не было заранее подготовленным национальным руководством или штабом — тактическим решением. Просто пока небольшая группа безоружных молодых парней, а потом тысячи жителей Цхинвала, вышли защитить свой город и семьи от непрошеных гостей. Никто не знал, чем все закончится. Развитие ситуации могло перейти в массовое столкновение с сотнями жертв, но никто о себе не думал. Главное — в те часы и дни стояния на Згудерском въезде осетины почувствовали себя единым целым, братьями и сестрами. Родилось осознание общности национальной судьбы, понимание, что отстоять свое право на достоинство и свободу мы сможем только вместе. Без всяких высоких слов и клятв стало понятно – народ един и ни на шаг не отступит, и в этом единстве – наша сила. Потом были многие годы борьбы против вооруженной агрессии Грузии, многочисленные жертвы, кровь и страдания народа, обретенные благодаря России победа и мир. Но началось все с 23 ноября 1989 г., когда наш народ ощутил себя единым целым, это ощущение вошло в подсознание вместе с верой в себя и в конечную победу. С тех пор 23 ноября — подлинный день мужества и народного единства.

Депутат I и V созыва парламента, ст. преподаватель ЮОГУ Геннадий Кокоев:

— Сведения, поступавшие из Грузии, однозначно информировали, что 23 ноября звиадистами планируется многотысячный поход на Южную Осетию, причем далеко с немиролюбивыми намерениями. 18 ноября в Цхинвал прибыло около десятка автобусов с офицерами МВД Грузии со званиями не ниже капитана. Присутствие 300 грузинских милиционеров усугубляло тревожные настроения граждан. 21 ноября «Адамон ныхас» организовал встречу с представителями МВД ГССР, в ходе которой последние клятвенно заверяли присутствующих, что никакого марша на Южную Осетию, тем более митинга, не будет. Но это было ложью.
23 ноября колонна из четырехсот автобусов, «любезно» представленных государственными автопредприятиями Тбилиси, и около 1500 личных легковых автомобилей направилась к Цхинвалу. Всего более 40 тыс. человек принимало участие в операции. К 2-м часам дня головные автобусы колонны находились у въезда в г. Цхинвал. Далеко не все жители столицы поверили уверениям чинов из МВД ГССР, сделанными накануне. Дорогу «митингантам» преградили три десятка цхинвальских парней. Они решительно заявили — в город никто не войдет. Когда водителям головных автобусов дали команду двигаться вперед, мужественные цхинвальцы, взявшись за руки, встали перед автобусами, преградив путь. Они не сдвинулись, даже когда между ними и головным автобусом оставались сантиметры. 40-тысячная толпа была остановлена 27 героическими защитниками. Отмечу, 23 ноября — день св. Георгия–Уастырджи, покровителя Южной Осетии и эту победу осетин многие восприняли как символическую.
Защитники города были проинформированы, что в нескольких автобусах находятся вооруженные автоматами боевики. Молодые горожане стали вооружаться металлическими прутьями, дубинками, ножами и топорами. Противостояние длилось двое суток. Осетинской стороной были выставлены посты, организовано круглосуточное дежурство. События 1989 г. для жителей Южной Осетии были характерны по следующим причинам: 1. Уверенно идущий к власти в Грузии пока еще неформалитет четко обозначил стремление к выходу из состава СССР, полностью игнорируя мнение автономий, не без оснований опасавшихся за безопасность своих граждан. Одновременно, сама того не желая, грузинская сторона де-факто обозначила границы между Грузией и Осетией, между своими гражданами и людьми, ничего общего не имеющими с субстанцией южнее села Гуджабар. 2. Народ Южной Осетии воочию убедился в обоснованности своих худших предположений о намерениях грузинского руководства во всех отраслях общественно-политической жизни. 3. Ноябрьские события 1989 г. развеяли последние иллюзии, что конфликтную ситуацию удастся разрешить мирным путем. И политические процессы в СССР свидетельствовали о все большем бессилии Центра контролировать ситуацию на беспокойных окраинах.
Резюмируя, отмечу, признание 23-го ноября «Днем мужества и народного единства» — корректно и обосновано. Народ Южной Осетии продемонстрировал единство, ставшее залогом и основой политической победы и привело к признанию независимости Республики в августе 2008 г.

Антонина САНАКОЕВА