/Батрадз Харебов: «Прошло 30 лет. Мы сделали свое дело…»

Батрадз Харебов: «Прошло 30 лет. Мы сделали свое дело…»

Тридцать лет назад 20 сентября 1990 г. была провозглашена Республика Южная Осетия. Для свободолюбивого осетинского народа это событие сыграло особую историческую роль.

Заслуженный журналист РЮО, председатель Союза журналистов Батрадз Харебов является одним из свидетелей тех событий. Он рассказал, какое судьбоносное решение было принято осетинским народом в те непростые годы и какое значение оно имеет в истории становления государственности Южной Осетии.
«Это было историческим решением, которое возникло не на эмоциональном порыве, а вызревало, потому как народ находился много лет под внешним давлением. Свободолюбивая генетическая потребность осетинского народа всегда проявлялась», — подчеркнул он.
В то время и возник вопрос: «Как жить дальше осетинскому народу?». Как вспоминает Батрадз Харебов, 20 сентября собрались народные депутаты всех созывов. Их было много — районные, областные, городские. Тогда большинство приняло решение — пойти по пути самостоятельности.
По его словам, это решение предопределило будущее югоосетинского народа. Пусть это изначально грозило, а впоследствии и вылилось в перманентные войны, но другого выхода не было, нужно было выбирать — быть или не быть.
«И сегодня мы являемся свидетелями преобразований. В республике никогда не было таких домов, отремонтированных дорог, сейчас в любое село есть дорога. Понятно, что республика зависима в экономическом и военном плане, но мы показали себя как достойные партнеры. Мне сегодня только пришло в голову, что за тридцать лет выросло новое поколение людей, которое не знает, что такое протекторат, внешнее давление. Это новые люди, и они себя проявляют. Например, в российском правительстве глава ведомства по туризму Зарина Догузова, а еще сколько таких — в области искусства, науки. Если бы в 90-х мы дали слабину, этого бы не было. Но наш народ мудр. Во время принятия этого решения я находился в зале. Левую часть занимали депутаты всех созывов, и их было много — больше 90 человек, а с другой стороны сидела общественность. А милиция заграждала вход людям, не попавшим в зал», — вспоминает наш собеседник.
По словам Батрадза Харебова, требовалось решение одного только вопроса мы республика или не республика?
«Пусть кого-то не смущает, что называлась она тогда Юго-Осетинская Советская Демократическая Республика. Сложное название, но на «советская» настояла возрастная часть депутатов, а на «демократическая» — Торез Кулумбегов. Все понимали, что «советская демократическая» отпадет когда-нибудь и останется «Южная Осетия». Так это и случилось. Потом пошли преобразования на всех уровнях. Были созданы министерства обороны, иностранных дел, информации, которых никогда ранее не было», — сказал он.
Как подчеркнул Харебов, все дальнейшие решения принимались в тяжелых военных условиях, под обстрелами, когда Шеварднадзе объявил о прекращении войны, а в действительности были самые большие потери, в день теряли по 20-30 человек.
«Но мы все-таки строили свое государство. Это свидетельствует о том, что была уверенность в победе. Мы знали, что все созданные министерства будут работать и необходимы для будущего. Недавно покинувший нас Лаврентий Касоев в самый разгар войны стал создавать лицей искусств. Что это? Идет война, все крушится, а он делает лицей. Другие создавали танцевальные коллективы, и это все во время постоянных обстрелов. Однако в людях была вера. А сейчас я смотрю на новое поколение, которое не пережило все эти тяготы, и это хорошо. Мне 70 лет, а я до сих пор не могу это пережить. Человек столько близких людей потерял. Я не хочу, чтобы это повторялось, и этого никогда не будет», — заключил Батрадз Харебов.
Алена КИСИЕВА