/Рудольф Сиукаев был одним из участников национально-освободительного движения осетинского народа

Рудольф Сиукаев был одним из участников национально-освободительного движения осетинского народа

Год назад не стало еще одного героя, самоотверженного бойца идеологического фронта из 90-ых. Тяжело и больно. Больно еще и потому, что люди уходят от нас, так и не получив заслуженного признания или простой благодарности. Опять не успели, опять опоздали…
Прошло уже 30 лет со времени становления независимого государства Республика Южная Осетия. Очевидцы и участники драматичных событий новейшей истории республики знают, что несмотря на тяжелейшие годы перманентных войн и разрухи, самые истоки национально-освободительной борьбы осетин были наиболее сложными. Огромная страна СССР, которая многие годы была общим домом для всех народов, в одночасье оказалась у края пропасти. В ГССР стали раздаваться призывы о выходе из состава СССР, стремительно возникали различные движения националистического и радикального толка. Права национальных меньшинств не просто игнорировались, а всячески ущемлялись. Главный идеолог грузинского провинциального фашизма и богоизбранности грузинской нации Звиад Гамсахурдия на многотысячных митингах обещал «вымести осетин железной метлой». С приходом Гамсахурдия к власти его идеология стала официальной политикой грузинских властей.
Осетины, проживавшие на территории собственно Грузии, оказались легкой добычей для гамсахурдиевских адептов, которые под видом борьбы за чистоту грузинской нации и псевдопатриотические лозунги стали методично отбирать у осетин годами нажитое имущество, увольнять осетин с работы. Преступления на почве этнической ненависти стали нормой в так называемой «свободной» Грузии. В Северную Осетию потянулись вереницы беженцев.
Осетинский народ, почувствовав надвигающуюся опасность, стал объединяться в общественные организации и выдвигать новых лидеров. В Южной Осетии сформировалось гражданское движение Адамон Ныхас, которое аккумулировало народные чаяния, предлагало пути выхода из сложившейся кризисной ситуации и впоследствии заложило основы государственности РЮО.
Братьев Сиукаевых перемены застали в Москве. Рудик окончил механико-математический факультет МГУ и был распределен в город Королев, а Радик учился на последнем курсе Первого московского медицинского института. Казалось бы, прекрасное начало для хорошей карьеры. Но ситуация диктовала иные перспективы.
Страна рушилась. Положение осетин в Южной Осетии и на внутренних территориях ГССР все более усугублялось и оставаться равнодушными братья не могли. Несмотря на то, что родители в то время пока оставались в Тбилиси, Рудик и Радик стали активистами молодежного движения осетинского землячества Москвы, все свои силы направив на отстаивание интересов своего народа.
Деятельность братьев Сиукаевых не осталась незамеченной. «По жалобе, полученной от представителей одной из организаций националистического толка, в квартиру к Сиукаевым в Тбилиси нагрянули официальные представители силовых структур Грузии. На тот момент грузинское политическое руководство готовилось отменить югоосетинскую автономию. От главы семьи Шалвы Сиукаева, известного в Тбилиси преподавателя математики, потребовали подписать обращение к Генеральному секретарю СССР Горбачеву, в котором речь шла о том, что якобы осетины, проживающие в Грузии, не хотят автономного статуса для Южной Осетии. Шалва отказался. За это он был избит и арестован, а впоследствии лишился имущества. Квартира была вероломно занята неизвестными личностями. Через некоторое время семье удалось вызволить Шалву из застенков и переправить на территорию Северной Осетии», — делится воспоминаниями о событиях тех лет племянник Шалвы Сиукаева Сослан Сиукаев. Однако с 1990 года для своего постоянного проживания семья предпочла воюющий за свободу г. Цхинвал, а не спокойный Владикавказ. Сиукаевы в самые тяжелые годы переехали жить в Южную Осетию, приобрели дом, в котором по сей день проживают.
Вспоминает Алан Чочиев, председатель гражданского движения Адамон Ныхас: «Братья Сиукаевы — это первые люди, которых я запомнил из осетинского землячества. Они проявляли общественную инициативу. Ведь не сразу у нашего движения появились сторонники и сподвижники за пределами Южной Осетии, да и в самой Южной Осетии многие с большой осторожностью относились к народному движению Адамон Ныхас. Брать на себя ответственность на тот момент было небезопасно. Поэтому их общественная инициатива и была особо ценна. Братья Сиукаевы искренне хотели разобраться во всем происходящем, их тревожило положение Осетии и осетин в складывающихся реалиях, и они были готовы сделать все от них зависящее».
Рассказывает Родион Сиукаев, врач РММЦ, брат Рудольфа Сиукаева: «Наша деятельность началась после встречи с лидерами Адамон Ныхас. Это были Алан Чочиев, Ахсар Джигкаев, Евгения Дзагоева, Лариса Остаева, Зелим Цховребов и другие. На нас эта встреча произвела сильное впечатление. Знакомство с этими людьми вдохновило нас и придало уверенности в том, что у Южной Осетии есть большое политическое будущее. И с этого момента, можно сказать, началась наша активная деятельность. Вместе с Юрием Дзиццойты мы начали выпускать газету «Ир». Это была газета Осетинского молодежного союза имени Тамерлана Келехсаева. (Студент московского института управления, председатель молодежного крыла осетинского землячества Тамерлан Келехсаев был убит в Москве в 1989 году во время националистической провокации.)
Юрий Дзиццойты в то время был аспирантом Академии наук и участие его в этом процессе тоже было рискованным. Юрий Дзиццойты рисковал своей свободой и диссертацией, то есть своим карьерным ростом. После газеты «Адамон Ныхас», которая издавалась в Южной Осетии, «Ир» стала второй неформальной газетой, которая выпускалась на осетинскую тематику. Она была посвящена братству и единению всех осетин, единению севера и юга Осетии. В шапке газеты был девиз – «Дыууæ Ирæн — иу зæрдæ». На эмблеме была изображена Осетия, разделенная колючей проволокой. Газета выпускалась тиражом в 1500 экземпляров и рассылалась по всем регионам, в том числе в Южную Осетию. Печатали мы ее в Институте культуры, в г.Химки Московской области по ночам. Тогда печатное оборудование находилось только в крупных госучреждениях. Все было под контролем КГБ и выпустить тираж газеты было крайне сложно. Поэтому мы могли печатать только ночью».
Вспоминает Юрий Дзиццойты, политик, кандидат филологических наук: «Я запомнил Рудика как очень светлую личность. Рудик — один из самых сознательных и деятельных участников нашего движения за независимость и самостоятельность.
В 1989-ом году я учился в Академии наук СССР по языкознанию. Грузия решила лишить Осетию статуса. Московские осетины стали собираться, обсуждать создавшуюся ситуацию, и у этого землячества было молодежное крыло. Оно было зарегистрировано при московском ЦК ВЛКСМ и имело право издавать свою газету. Но что конкретно делать, никто не знал. Осетины выходили на митинги, писали обращения. Тем не менее, это молодежное крыло было более деятельным.
Радик и Рудик подошли ко мне с идеей издания газеты, и я согласился. Нашей единомышленницей была также актриса Дарико Макиева. Она в то время проходила стажировку в Москве. Это был костяк редакции. Организационные и финансовые вопросы взяли на себя братья Сиукаевы, которые сумели заинтересовать некоторых представителей осетинского землячества Москвы.
Редактором был я. Мы наладили связь с Цхинвалом и стали публиковать все случаи ранений и избиений осетин, которые были зарегистрированы в медучреждениях Южной Осетии. В то время по периметру границы Южной Осетии со стороны Грузии бесчинствовали грузинские вооруженные формирования.
«Ир» выходила раз в месяц, но внесла свою весомую лепту в нашу национально-освободи-тельную борьбу. Вышло всего 10 номеров, но газета оказала колоссальное влияние на московских осетин, она подпольно распространялась даже в Тбилиси. Когда правительство Гамсахурдия упраздняло Югоосетинскую автономную область, на заседании парламента один из выступавших потрясал перед публикой нашей газетой «Ир» и кричал, что под боком у Кремля выходит антигрузинская газета. Но ничего антигрузинского в ней, по сути, не было, а были лишь голые факты и аналитический материал.
Вопросом распространения газеты в Тбилиси занимался отец Рудика и Радика Шалва Сиукаев. Это было очень опасно.
Издание этой газеты оказало большую помощь в деле распространения правды не только в Южной Осетии, но и далеко за ее пределами. Об этом мало кто знает, не принято говорить. Когда-то я отдал несколько экземпляров в библиотеку, но впоследствии они уже не нашлись».
Рассказывает Алла Джиоева, известный общественный деятель, экс-министр образования РЮО: «Я лично не была знакома с Рудиком Сиукаевым, но в конце 80-ых — начале 90-ых годов, во времена нашей борьбы за права осетинского народа, все мои знакомые в Москве говорили о высокой степени гражданской ответственности братьев Сиукаевых. Они выпускали газету, они пользовались доверием московского землячества и всячески помогали – устраивали встречи, издавали газету, выступали с инициативами и т.д.
Я же сама лично хорошо помню их отца. Во многом школа в родовом селе Сиукаевых в Знаурском районе восстановлена благодаря его усилиям. Когда я работала министром образования, то прекрасно помню, что уже с утра Шалва Сиукаев сидел у меня в приемной. Он всем сердцем болел за восстановление школы, просил, требовал, торопил. Я считаю, что в восстановлении этой школы его огромная заслуга».
Серей Хабалов, участник боевых действий 90-ых, был ранен, один из спонсоров газеты «Ир», тоже поделился воспоминаниями. «Бодрое настроение, видимо, было даровано Рудику свыше, и он щедро им делился со всеми. Таким его сохранит моя память на всю оставшуюся жизнь. Это невосполнимая потеря не только для его родственников, но для всех, кто имел счастье его знать, дружить с этим удивительным человеком. Вечная память».
У Рудольфа Сиукаева остались дочь Алана, она является сотрудником Министерства юстиции РФ, и сын Давид, он студент механико-математического факультета ВШЭ г. Москва.
Анна ЧОЧИЕВА