/Судьбоносный, решающий шаг — участники конференции оценили значение принятия Акта независимости РЮО

Судьбоносный, решающий шаг — участники конференции оценили значение принятия Акта независимости РЮО

В связи с 25-летием принятия Акта государственной независимости РЮО в медиа-центре «Ир» прошла конференция, посвященная обсуждению различных аспектов одной из ключевых дат в новейшей истории Южной Осетии. Для участия в дискуссиях были приглашены депутаты Верховного Совета 1-го созыва, депутаты Парламента РЮО нынешнего, 6-го созыва, политики, эксперты, представители общественных организаций и молодежи.

В начале конференции собравшиеся почтили минутой молчания память депутатов 1-го созыва законодательного органа РЮО, защитников Осетии, не доживших до сегодняшнего дня.

Далее с докладом выступила президент медиа-центра Ирина Гаглоева, отметившая судьбоносное значение принятия Акта провозглашения независимости для государственности РЮО. «Эта дата определила тот стержень, вокруг которого строится наша государственность. 1992 год — тяжелый период в нашей истории, но в то же время он был одним из самых ярких. Наращивание грузинской агрессии показывало, что правовое укрепление независимости Южной Осетии необходимо, чтобы никто и никогда не мог усомниться в твердости и незыблемости волеизъявления осетинского народа. 19 января 1992 года состоялся референдум о независимости Республики Южная Осетия, 29 мая 1992 года был принят Акт провозглашения Республики. Эти документы даже в отдельности, не говоря об остальных нормативных актах, абсолютно четко говорят о рождении нового государства», — подчеркнула Ирина Гаглоева.

В своем докладе президент медиа-центра обозначила основные вехи, которые предшествовали принятию Акта. В частности, особо была отмечена роль парламента республики, сформированного по итогам выборов 9 декабря 1990 года. 9 декабря 1990 года вошло в историю как начало нового этапа в политической жизни Южной Осетии, связанного с развитием югоосетинского парламентаризма. По словам Ирины Гаглоевой, формирование югоосетинского парламента проходило в полном соответствии с международным правом и полностью отвечало демократическим стандартам. Первая сессия Парламента состоялась 10 декабря, где Председателем Верховного Совета был избран Торез Кулумбегов. Несмотря на все опасности, связанные с грузинской агрессией, депутаты Верховного Совета оперативно принимали важные для республики решения.«1992 год начался традиционным грузинским «демократическим» обстрелом. Тем не менее, Южная Осетия продолжала стоять на своем, успешно проведя референдум, которому оказывалось сильное противодействие. Весной 1992 года депутаты на всех сессиях обсуждали вопрос отношений с Грузией. 9 мая на сессии Верховного Совета РЮО был принят меморандум Верховного Совета РЮО об осетино-грузинском конфликте и пути его разрешения. Текст меморандума готовили приглашенные эксперты. Выбор экспертов из числа российских ученых не случаен. Россия традиционно играла особую роль в Закавказье, особенно в судьбе осетин», — сказала Ирина Гаглоева.

По ее словам, в тот тяжелейший драматический период проявились лучшие качества осетинского народа, казалось бы, не готового к такому переформатированию своей национальной судьбы. Тем не менее, своевременно принимались решения, которые, как показал дальнейший ход событий, были правильными, единственно возможными для сохранения осетинского народа и его национальной культуры.

Своими воспоминаниями о сложнейших внутриполитических и внешнеполитических процессах, предшествовавших референдуму и принятию Акта независимости, поделился и депутат Парламента РЮО 1-го созыва Юрий Дзиццойты, который также возглавлял ЦИК Южной Осетии, организовавший проведение референдума. Он рассказал малоизвестные широкой общественности детали этих событий, воссоздав атмосферу, царящую тогда в политических кругах республики и в обществе в целом. Юрий Дзиццойты отдельно сделал акцент на трудностях и препятствиях, создаваемых противниками государственности РЮО — как внутри самой республики, так и извне. По его словам, фактически в Южной Осетии действовала «пятая колонна», саботировавшая все инициативы, направленные на провозглашение и укрепление независимости РЮО. На эту же «пятую колонну» рассчитывали и внешние силы, противодействовавшие Южной Осетии. Для срыва референдума эти силы использовали любую возможность, запугивая общество и пытаясь даже подделать бюллетени непосредственно перед проведением референдума.

В своем выступлении Юрий Дзиццойты также напомнил о той роли, которую сыграл глава Северной Осетии Ахсарбек Галазов. В частности, к числу его заслуг он отнес признание независимости Южной Осетии со стороны РСО-А. «О Галазове можно говорить долго, и наверняка найдется за что его покритиковать, но он сделал две великие вещи. Первое — он все-таки пошел на признание Южной Осетии. Я полагаю, это было очень трудно сделать, но он это сделал. Второе — к названию Северная Осетия он прибавил название Алания. Поэтому его имя будет вписано в историю Осетии», — сказал Юрий Дзиццойты.

Решающее значение провозглашения независимости Южной Осетии для дальнейшей истории осетинского народа со своей стороны отметил депутат 1 созыва, министр экономического развития РЮО Геннадий Кокоев. «Если бы в мае 1992 года не был принят Акт о независимости, то Российской Федерации в августе 2008 года нечего было бы признавать.29 мая 1992 года — день провозглашения независимости Республики Южная Осетия — главный государственный праздник Алании. Этот день является переломным моментом в истории южной части алано-осетинского этноса. День независимости связан с самым драматическим периодом в череде лет и эпох. Провозглашение Акта о государственной независимости РЮО — звено в логической цепи событий, связанных как с развалом СССР, так и с развитием и нагнетанием грузино-осетинского противостояния, начало которому было положено 23 ноября 1989 года, когда Гамсахурдиа объявил «поход на Самачабло», как в националистических кругах Грузии называют Южную Осетию-Аланию. Последующие события многократно описаны в различных источниках, со стороны Грузии это фактически была война на истребление осетинского этноса, а со стороны жителей и воинов Южной Осетии — борьба за независимость», — сказал Геннадий Кокоев.

По его словам, главной целью Грузии было запугать население Южной Осетии, подавить его стремление к сопротивлению и вынудить покинуть Родину. «Учитывая мотивацию грузинских фашистов, руководство РЮО решило более не медлить с провозглашением независимости. Это было непростое решение. Пришлось преодолевать и сопротивление сомневающихся, мотивация которых состояла в том, что это решение может спровоцировать врага на более масштабные карательные акции. Были и те, кто не верил в нашу независимость. Тем не менее, аргументация сторонников независимости перевесила доводы сторонников «осторожной политики» и сессия Верховного Совета Республики единогласно проголосовала за принятие Акта о государственной независимости РЮО», — подчеркнул Кокоев.

Как отметил Геннадий Кокоев, важность провозглашения независимости 25 лет назад трудно переоценить, ибо именно это позволило сохранить южную часть алано-осетинского этноса, стал основой признания независимости РЮО со стороны РФ и ряда других стран. «История не признает сослагательного наклонения, но если представить, что депутаты ВС РЮО проявили бы тогда трусливую покорность и отказались от идеи независимости, то Южную Осетию постигла бы судьба тех осетин, которые, к своему несчастью, проживали во внутренних районах ГССР. Статистика свидетельствует о том, что в ходе переписи 1989 года численность осетин в ГССР (за пределами Юго-Осетинской автономной области) составляла 164 тысячи человек. И это только те, кто осмелился назвать себя осетином, что в то время уже было небезопасно. По материалам же переписи 2013 года численность осетин в Грузии составляла 14 тысяч человек, из них родным для себя языком осетинский назвали лишь 5950 человек. Нужны ли еще какие-либо доказательства того, что в Грузии осуществлены масштабные этнические чистки и откровенный геноцид осетин? Есть ли какие-то сомнения насчет того, что в 1992 году народ Южной Осетии и Верховный Совет РЮО приняли единственно правильное решение, спасшее этнос от физического небытия? Опустевшие осетинские села Кобийско-Трусовского ущелья являются свидетельством того, что бессмысленно полагаться на милосердие и гуманизм врага. Один из отцов-основателей США как-то сказал: «Если народ при выборе между безопасностью и свободой выбирает безопасность, то он сначала теряет свободу, а затем безопасность. Если же он выбирает свободу, то, в конце концов, обретет безопасность». Пример Южной Осетии как нельзя лучше иллюстрирует правоту этого утверждения», — подчеркнул Геннадий Кокоев.

В ходе конференции выступил и Вячеслав Гобозов, также являющийся депутатом 1 созыва. Он сделал акцент на правовых аспектах провозглашения независимости Южной Осетии и дальнейшего становления ее государственности, отметив необходимость принятия новой конституции. Вячеслав Гобозов обратил внимание на необходимость точной оценки значения принятых в 1990-92 годах решений, учитывая, что долгие годы значимость некоторых событий замалчивалась или принижалась.

Своими воспоминаниями поделились и другие депутаты 1 созыва, в том числе и Зара Абаева. В ходе дискуссии участники заседания указали на необходимость более широкого празднования судьбоносных для Южной Осетии дат. В частности, как отметила Ирина Гаглоева, подобные даты следует отмечать масштабно, проводить соответствующие мероприятия, включая конференции, чтобы молодое поколение понимало важность тех исторических процессов, прониклось осознанием своей роли в деле дальнейшего укрепления государственности РЮО. На необходимость передачи эстафеты молодому поколению обращали внимание практически все участники конференции, подчеркнув, что в этом вопросе важную роль могут сыграть мемуары и воспоминания непосредственных участников тех событий. Было также отмечено, что важность этих аспектов нельзя недооценивать, поскольку они являются неотъемлемыми составляющими национальной государственной идеологии.

А. ТЕДЕЕВ