/23 ноября грузинский национализм рухнул у ног цхинвальских героев

23 ноября грузинский национализм рухнул у ног цхинвальских героев

На днях Республика отметила День мужества и народного единства 23 ноября. Как известно, в этот осенний день в 1989 году горстка цхинвальских молодых ребят преградила путь 40-тысячной колонне грузинских националистов, которые намеревались провести в Цхинвале так называемый мирный митинг. Нетрудно догадаться, какие цели преследовали грузинские националисты, направляясь в столицу Южной Осетии, которая отказалась выполнять политические прихоти грузинских властей.

И чтобы еще раз вспомнить события того дня, не дать забыться мужественному поступку, фактически подвигу, и услышать все из уст самих участников памятного и героического противостояния, в Государственном комитете информации и печати прошел Круглый стол, посвященный Дню мужества и народного единства. На Круглый стол были приглашены непосредственно участники событий 23 ноября, которые стали главными действующими лицами мероприятия, представители общественности, учащиеся кадетской школы Министерства обороны.

Как отметил глава Госкомитета информации и печати Республики Алан Тибилов, день 23 ноября является для нашего народа особенным днем.

«Именно в этот день 27 лет назад народ Южной Осетии встал на защиту своего Отечества. Началось противостояние, когда грузинские бандформирования не сумели преодолеть сопротивление защитников города, вынуждены были вернуться обратно. Этот день стал началом укрепления единства нашего народа и сегодня мы пригласили людей, которые преградили путь грузинским бандформированиям. Мы также пригласили молодежь, учащихся кадетской школы, которая завтра встанет на защиту нашего Отечества, чтобы был дан урок мужества, и мы поговорили о тех днях, потому что борьба нашего народа началась с подвига, который сделали эти люди», — отметил Алан Тибилов.

Но прежде чем участники ноябрьских событий поведали свои воспоминания, присутствующим был показан документальный фильм о 23 ноября 1989 года.

Председатель Комитета по геологии, экологии и природопользованию Бала Бестауты вспомнил, что в тот день город полнился слухами о скором прибытии огромной колонны грузинских националистов. Он вместе с друзьями с Театральной площади направился к зданию суда и через какое-то время увидел, как сверху вниз на город лавиной спускалась колонна грузинских националистов.

«Мы не представляли, что все так получится. Но когда увидели колонну, то выбрали наиболее узкое место на трассе и, взявшись за руки, преградили им дорогу. Мы дали себе слово, что не отступим ни шагу назад. Страх, конечно, присутствовал, но мы были полны решимости не пропустить колонну в Цхинвал, чего бы нам это ни стоило. Конечно, силы были неравны, мы знали это, но все равно не отступили. Мы сблизились, пришлось и потолкаться с противниками, мне даже порвали куртку. Никто из нас не задумывался о подвиге, мы даже и не чувствовали, что творим историю», — вспомнил Бала Бестауты.

По его словам, чуть позже подъехал первый секретарь ЦК компартии Грузинской ССР Гумбаридзе и другие высокопоставленные лица. Через какое-то время после первых минут противостояния на помощь отчаянным цхинвальским ребятам спешил весь город, и скоро тысячи восставших горожан сбежались к зданию суда.

Но как оказалось, в тыл ребятам зашла небольшая колонна с другими целями. Это была колонна лиц грузинской национальности Цхинвала, студенты, активисты и союзники грузинских националистов, которая жаждала встречи со своими единомышленниками по нацистским взглядам из Грузии. Поняв, что планы сорвались, цхинвальский филиал грузинского шовинизма вскорости ретировался оттуда…

«Я заметил, что многие непрошеные гости были вооружены, а у нас не было ничего, кроме воли. Они кричали и требовали, чтобы мы дали им проехать в город. Но мы дали слово — не отступить, и не сделали ни шагу назад», — воссоздал хронологию событий Бала Бестауты.

Очевидец тех событий, Василий Гаглоев, рассказал, что с друзьями находился на большом мосту по ул. Московская, ожидая встречи колонны там. Но когда стало известно, что грузинские националисты хотят войти в город через старый мост, то направились туда.

«Я был с кинокамерой и хотел взобраться выше, чтобы снять это. Как вы знаете, наверх на Згудерскую гору ведет лестница, к церкви. Я хотел подняться туда, но там стояла грузинская милиция, человек 15, которые не пропустили меня. А когда я вернулся назад, то увидел, что ребята уже стояли, сцепившись за руки. К сожалению, первые моменты заснять на кинокамеру мне не удалось. Аппаратура тех времен была сложной, пока ее настроил, прошло какое-то время», — вспоминает Василий Гаглоев.

Ведущий ГТРК «ИР» Тамерлан Дзуццов рассказал, что отсняв на фотоаппарат несколько пленок, он отослал их во Владикавказ и фотоматериал, снабженный информацией, появился в независимой советской прессе, в частности, газете «Московские новости», и в СССР начали узнавать о событиях в Южной Осетии. По его словам, о событиях у въезда в город 23 ноября начала сообщать газета «Советон Ирыстон».

«Это была единственная газета, которая сообщала о тех событиях, и она печатала все. А что касается подвига ребят, то надо учитывать, что это был пока СССР, и они проявили мужество, остановив грузинского генерала (генерал Горгодзе был во главе колонны грузинских националистов — прим. авт.). Уже потом к месту противостояния начала подтягиваться партийная номенклатура, когда она поняла, что наступил перелом в истории.

Я горжусь этими ребятами, кто стоял на передовой. Это было не просто противостояние лицом к лицу, а это система стояла против системы. Образование новой системы Южной Осетии противостояло старой системе. Это был еще СССР, и ребята могли при другом обороте оказаться в тюрьме. Вся власть Грузинской ССР приехала туда и она в Южной Осетии потерпела поражение. Вот тогда Грузинская ССР развалилась прямо у ног наших ребят. Так что перелом в истории сделали именно эти ребята», — ярко выступил Тамерлан Дзуццов.

Еще один участник исторического противостояния Алан Тасоев рассказал, что количество ребят было около 30. И стояли сперва в два ряда, причем второй ряд был неполным.

«Когда я увидел громадную колонну, не поверил своим глазам. Она двигалась как первомайская демонстрация с флагами и транспарантами, скандируя лозунги. Но мы встали на ее пути. Многих из тех, кто стоял вместе с нами бок о бок, уже нет в живых. Грузины в упор снимали происходящее на четыре видеокамеры, они в упор наводили камеры на каждого из нас. Я слышал крики: «Заснять их на камеры, чтобы знать, кто они, и потом посадить!», «Даем 30 секунд и освободите дорогу». Но мы не собирались освобождать дорогу. Потом начали подтягиваться цхинальцы и мы увидели, что за нами много людей», — с волнением в голосе вспоминал Алан Тасоев.

По его словам, к ним позже вышел первый секретарь ЦК Компартии Грузинской ССР Гумбаридзе и стал требовать, чтобы его пропустили в город. На вопрос ребят о смысле прибытия такого количества митингующих Гумбаридзе признался, что эти бандформирования ему не подконтрольны, и они не слушают его распоряжений и приказов.

«Он был первым секретарем номинально и ничего поделать не мог. Фактически власть в Грузинской ССР захватили неформалы и официальная власть была бессильна», — сказал Алан Тасоев.

К ребятам вышли не только Гумбаридзе и генерал Горгодзе. Как вспомнил другой участник тех событий Алан Плиев, из толпы тогда вышел известный борец Тедиашвили и уговаривал освободить дорогу.

«Он сказал нам: «Вы же меня знаете». В концов концов на наши твердые отказы он ушел с ворчанием и угрозами, мол, вы у нас еще посмотрите», — улыбаясь вспоминает Алан Плиев. Он, в частности, отметил, что вокруг количества участников того противостояния сложилась нездоровая атмосфера.

А другой участник тех событий Игорь Плиев вспомнил, что именно Алан Тасоев был инициатором встать на дороге, взявшись за руки.

«Все наши действия не были организованными. Мы не готовились специально к этому. И именно от Алана Тасоева я услышал идею о том, чтобы взявшись крепко за руки, встать на дороге», — сказал Игорь Плиев.

Своими воспоминаниями на Круглом столе также поделились приглашенные представители общественности Зара Абаева, Бэла Плиева и Лиана Газзаева. Эти смелые женщины хоть и не были участниками противостояния 23 ноября, но в последующем внесли большой вклад в историю национально-освободительной борьбы Южной Осетии. В конце мероприятия участники ноябрьских событий ответили на вопросы учащихся кадетской школы.

Сармат КОЗАЕВ