/Поствоенный синдром: роль психологов и реабилитационные центры

Поствоенный синдром: роль психологов и реабилитационные центры

Специалисты разных сфер деятельности — врачи, психологи, логопеды, представители власти, образования, МЧС, собрались за круглым столом, чтобы обсудить необходимость открытия реабилитационных центров и методы выхода из «поствоенного синдрома».

О так называемом «военном синдроме» заговорили в конце 80-х, когда были рассекречены афганская война и возвращение в СССР ее ветеранов. Позже появился «чеченский синдром», а после войны августа 2008 года население Юж-ной Осетии столкнулось с «цхинвальским синдромом».
По словам модератора и организатора круглого стола Аэлиты Джиоевой, каждый житель республики знает, что такое война. «Она оставляет свои следы, которые четче проявляются по прошествии определенного времени. И в этом случае помощь психолога становится жизненно необходимой. Травмирующее воздействие может быть вызвано военными действиями, природными и техногенными катастрофами, террористическими актами, а также длительными и тяжёлыми болезнями или смертью близких людей. В большинстве случаев, если психологическая травма является тяжёлой, она вызывает переживание интенсивного страха, беспомощности и крайнего ужаса. Уже сделаны большие шаги по поддержке населения, но хочется, чтобы люди поняли: не надо бояться обращаться за помощью к профессионалу-психологу, это не стыдно», — считает Аэлита Джиоева. Она также отметила, что бывают случаи, когда человек не боится и хочет получить помощь специалиста, но не знает, к кому обратиться.

Травмы никуда
не исчезают
Преподаватель ЮОГУ, психолог Индира Габулова отметила, что осетинская нация генетически очень здоровая и сильная. «Психику может защитить только æгъдау, нравственность, а это свойство нашей души, которые нам переданы или нами наработаны в течение нашей жизни. А коль наша нравственность с самого начала была очень мощной, то и здоровье нации было сохранено», — отметила Габулова.
По ее словам, после 2008 года, к сожалению, ни одна структура не занималась психологической реабилитацией населения, пережившего ужасы войны. «Об этом говорили и военные корреспонденты, работавшие во время войны 08.08.08. в Южной Осетии. Эта война вызвала определенные психологические патологии. Человек сам практически никогда не замечает, что у него психические отклонения. И как говорил австрийский психолог, психоаналитик, психиатр и невролог Зигмунд Фрейд, «даже в детстве полученная травма никуда не исчезает, она уходит в бессознательное и работает до тех пор, пока его не вытащишь и не вылечишь», — отметила психолог.
Индира Габулова подчеркнула, что эмоциональный страх – это панические атаки, и, к сожалению, этому заболеванию свойственна повторяемость, а ведь последние годы оно заметно помолодело, и очень часто с этой проблемой сталкиваются и молодые люди. «Люди с паническими атаками стесняются обращаться к психологам, называя это трусостью. У нас произошла депривация – когда человек лишается привычных социальных, бытовых, политических, общественных условий, в которых он родился и вырос. Плюс еще и смерть близких людей. Все это привело к тому, что человек эмоционально не ощущает под ногами земли. Длительное нахождение в этом состоянии приводят к серьезным заболеваниям, а через поколение к генетическим изменениям», — говорит психолог. По ее мнению, во всех отделениях больницы с больными должны работать и психологи.

Фобии
и консультационный центр
По словам заместителя министра здравоохранения и социального развития Наиры Сиукаевой, в медицинские учреждения часто обращаются за помощью люди с различными фобиями. В связи с этим в ближайшее время Министерство здравоохранения и социального развития намерено открыть консультационный центр по оказанию психологической помощи.
«В консультационный центр сможет обратиться любой гражданин республики, и ему окажут необходимую помощь. При необходимости министерство отправит людей на обучение, а также пригласит российских специалистов. Вместе мы сможем решить проблему. В центр смогут приходить люди всех возрастов», — сказала замминистра.
Цифры говорят
Начальник поисково-спаса-тельного отряда МЧС Дмитрий Марданов рассказал, что когда при МЧС образовали отряд спасателей, их направили на обучение в Россию, где они получили необходимые знания по психологии, применяемые непосредственно в работе. «Эти знания мы передаем молодым сотрудникам здесь на месте», — сказал он. На данном этапе в МЧС нет штатного психолога, хотя необходимость в этом существует. Ведь во время различных чрезвычайных происшествий первыми после сотрудников МЧС на помощь приходят психологи.
По словам Марданова, поствоенный синдром приводит, к сожалению, и к суицидам. «85% чрезвычайных происшествий случаются в состоянии алкогольного опьянения. Согласно статистическим данным, за последние 10 лет мы зарегистрировали семь случаев суицида, в четырех опоздали, к сожалению», — отметил Дмитрий Марданов. Он обратился к Индире Габуловой с просьбой подготовить для их ведомства психологов.

Нет понимания
Начальник Управления по внутренней политике администрации президента Мурат Ванеев считает, что психологическая помощь в республике необходима, но пока этого понимания среди населения нет. «В любом обществе, даже в самом благополучном, всегда есть провоцирующие факторы, направленные на уязвимость человека. В развитых обществах есть понимание того, что это психологическая проблема, а не патология мозга, и потому эти службы работают. У нас же, когда человек сталкивается с проблемами, требующими вмешательства психолога, он начинает накручивать себя, и они переходят в патологию. Поэтому необходимо просвещать население в этих вопросах», — подчеркнул Мурат Ванеев. Он назвал положительным фактом проведение таких встреч, на которых поднимаются вопросы необходимости психологов.
Болезни молодеют
Кардиолог Республиканской больницы Светлана Короева отметила, что к врачам обращается очень много больных с паническими атаками. «И в этой связи роль психологов в обществе возрастает. Более того, для больных этой категории они нужны обязательно. Количество больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями увеличивается, среди молодых высокий процент артериальной гипертензии, и всё это напрямую связано с паническими атаками. Положительный результат дает проводимая диспансеризация», — отметила врач-кардиолог.
Она считает необходимым наличие в больницах психологов. А сегодня врачам приходится выполнять и свои профессиональные обязанности, а также быть и психологами.

Во вред или на пользу
О работе психологов после войны 08.08.08 и о значении коррекционного класса, который открыт на базе школы-интерната, рассказала представитель Министерства образования Роза Гаглоева. Она напомнила, что сразу после военных событий в 2008 году в республику приехало много психологов. «Практически все они тесно сотрудничали с Министерством образования, поэтому я с ними много разговаривала. В те годы люди шли на контакт активно, никакой боязни и стыда в этом не видели, и они помогали югоосетинским гражданам», — отметила представитель Минобразования.
Она считает, что сегодня психологическая служба нужна во всех коллективах, при этом специалисты должны быть профессионалами, иначе вся работа будет только во вред.
Роза Гаглоева рассказала и об открытии на безе школы-интерна-та коррекционного класса для особенных детей. По ее словам, они пока не могут сделать ее полноценной школой, и детей поделили на две возрастные группы и коллективно с ними работают. «К сожалению, у нас нет возможностей проводить индивидуальные занятия с особенными детьми, хотя прекрасно понимаем результат индивидуальных уроков.
На данном этапе во всех новых дошкольных заведениях есть штаты психологов. А в этом году мы также направили по одному специалисту в районы республики», — рассказала она.

Жизнь особенных детей
В дискуссии принимали участие и родители особенных детей. Они отметили, что необходимо открыть реабилитационные центры и коррекционные классы в Южной Осетии, так как для этой категории детей реабилитация необходима.
Мадина Харебова поделилась своей ситуацией, рассказала о современных методах лечения этих детей, о значении реабилитационных центров.
«С каждым ребенком нужно работать индивидуально, и только тогда можно достичь каких-то результатов. Существует много методик работы с такими детьми. Специальное оборудование стоит дорого, но это все окупается. Не у всех есть возможность вывозить детей в российские центры», — подчеркнула она.
Родители особенных детей говорили о проблемах, с которыми они сталкиваются в жизни, в их числе и устройство детей в образовательные ведомства. Отмечалось, что для решения этих проблем нужна государственная поддержка и программа.
А. СИУКАЕВА