/Ацамаз Маргиев – достойный сын Отечества, Герой Абхазии и Кавказа

Ацамаз Маргиев – достойный сын Отечества, Герой Абхазии и Кавказа

Победу Абхазии над фашистской Грузией вместе с абхазским народом ковали и добровольцы из Южной Осетии

Тридцатого сентября в Абхазии отметили 29-ю годовщину Победы и Независимости. В борьбе против агрессора – Грузии, за свободу абхазского народа отдали жизни и наши граждане: Дмитрий Еналдиев, Ацамаз Маргиев, Роберт Петров, Таймураз Чочиев, Робин Козаев, Джемал Сиукаев…

Молодость и мудрость гармонично сочетались в нем

Об одном из героев, Ацамазе Маргиеве, нам рассказала его сестра, Нонна Маргиева. Прошло 29 лет, но она, не замечая этого, чаще говорила о брате в настоящем времени… Конечно, в памяти родных он навсегда останется живым, «таким близким и любимым человеком».
С шестилетнего возраста Ацамаз воспитывался в многодетной семье без отца (он трагически погиб). Это сыграло в его судьбе важную роль – осознание, что он единственный мужчина в доме, воспитывало в нем ответственность и чувство долга. Он с юных лет вызывал уважение сверстников и даже взрослых.

«Аца воспитывал в себе лучшие мужские качества, был самостоятельным с детства: сам на-
учился водить машину, плавать, обращаться с оружием, постоянно занимался спортом. Видимо он
хотел быть колоритным мужчиной, чтобы мы гордились им. Он был горой за нас, чувствовал себя ответственным за всех. Помню, когда девочки зимой выходили со школы, мальчики всегда обстреливали их снежками. Но, когда они видели, что я в толпе, перешептывались: «Там сестра Аца», и из уважения к нему прекращали кидать снежки. Вроде бы мелочь, но было так приятно», — поделилась она.

Ацамаз много читал, со школы увлекался криминалистикой. Прозвучит забавно, но в последнее время очень любил сказки, постоянно перечитывал «Нартские сказания».
В 1985 г. Ацамаз окончил СОШ №7, а в 1986 году его призвали в армию, в десантные войска в г. Чирчик в Узбекистане. Его хотели забрать в Афганистан, но так как был единственным сыном и мужчиной в доме, направили в учебную часть инструктором, где он готовил новобранцев. Весной 1988 г. он вернулся домой, и уже в августе поступил в Волгограде в школу милиции, там он одновременно начал работать милиционером.
Когда в Южной Осетии началась война, Маргиев не задумываясь приехал в Цхинвал и встал на защиту Родины.

«Он это считал естественным решением, долгом. А когда увольнялся, написал — по семейным обстоятельствам, наверно для него война в Южной Осетии была как семейная трагедия. Аца был сдержанным, самокритичным, не любил кичиться. Но он притягивал к себе людей, и у него это получалось естественно, обладал невероятной харизмой. Если бы Аца сейчас слышал, что я его хвалю, возмущался бы», — улыбаясь, с теплотой сказала Нонна.

Когда он вернулся в Южную Осетию, вступил в отряд «Водхоз». Довольно быстро он стал «своим», принимал участие в боевых действиях как на родине, так и за пределами. Война меняет людей, делает жестче, агрессивнее,
но это не про Ацамаза Маргиева, он оставался таким же добрым и отзывчивым.

«Однажды в «Водхозе» раздали муку. Он привез мешок, но с волнением заговорил о знакомой:
«У них ведь вообще нет ничего кушать. Можно я заберу этот мешок, вы же меня поймете?» Мама и мы, конечно согласились, и он отдал муку знакомой. Вот такой он был… Аца был порядочным, человечным, некоторые вещи для
него были табу, относился с уважением к родным и своему народу», — отметила она.

В Абхазию группа «Водхоз» выезжала несколько раз и мать переживала.
«Когда в последний раз он уезжал, сказал маме: «Ма, не переживай, мы до тоннеля доедем и вернусь обратно», и начал собирать вещи. Мама раньше ничего не говорила, всегда притворялась, что верит его словам. Но на
этот раз, материнское сердце чувствовало беду, и она ходила за ним по комнате и расспрашивала его.

Но Аца так и не признался, что едет на войну в Абхазию. Только через пару дней мы узнали об этом», — с горечью вспоминает она.

10 августа 1992 г. Маргиевы потеряли единственного сына и брата – их Аца погиб в Абхазии.
Самое тяжелое для родных, как отметила Нонна, что они так и не узнали , при каких обстоятельствах погиб Ацамаз, потому что версии разные: «Мы были дома, когда нам сообщили горькую весть. Я на втором этаже шила для себя одежду, и услышала раздирающие сердце крики мамы.
Сбежала вниз и, увидев людей, успокаивающих маму, сразу все поняла. Прошло 29 лет, но легче не становится, особенно, когда разговор заходит о нем, человека вновь накрывает волна боли».
Нонна вспоминала о брате, о проведенном детстве, о самых ярких воспоминаниях, зачастую веселых или наоборот грустных: «В детстве он был правильным мальчиком, но не без юмора. Как-то он с нашим родственником, со сверстником из Северной Осетии, гостил у бабушки в селе. Там у нас был сарай, где бабушка гоняла самогон,естественно, все было в саже. Наш гость в чистой одежде, новеньких кедах и белоснежных носочках поинтересовался: «А здесь у вас что?» Ацамаз сказал ему: чтобы зайти в сарай, необходимо провести ритуал- снять обувь, подняться на крышу и оттуда спуститься внутрь. Наивный паренек последовал «инструкции» и был вымазан в саже. Думаю, не надо рассказывать реакцию матери увидевшей его в таком виде». Один в поле воинОдин из боевых товарищей Ацамаза Маргиева – Коба Гаглоев опубликовал на своей странице в Facebook очень интересный пост про нашего героя, в нем он рассказал: как привели Маргиева в «Водхоз», каким он был человеком и защитником Родины. «Прошло немного времени (после того, как привели его в отряд — ред.) и Аца стал для всех родным. Часто приглашал нас домой, а Валя и Нонна (сёстры Ацика) для нас стали родными. Мама Ацика всегда переживала, когда мы уезжали на дежурство и тихо перекрещивала нас вслед. Ацик мог часами, днями уходить на точку, высматривать вражеские позиции, а вернувшись, никому ничего не говорил. Байки про героизм некоторых восприни-
мал с улыбкой. Работал он строго один, без лишних глаз. Даже Валера Хубулов иногда просил его, что-бы Ацик позволил сходить с ним на точку, но безрезультатно», — пишет про друга Гаглоев. В этой же публикации Коба
Гаглоев цитирует Валеру Хубулова, поделившегося с ним воспо- минанием: «Когда завязался бой, Аца залёг за бетонными плитами и вёл прицельную стрельбу. Я поменял свою позицию и тоже начал вести огонь. По нам лупили
танками и гранатомётами. Не знаю сколько времени прошло, я увидел, что ребята несут кого–то. Сердце моё дрогнуло. Парень, которого они несли был слишком большой. Кроме Ацика, таких рослых и здоровых не было даже у абхазов. Земля подомной дрогнула, и я рванулся к ним. Они несли Ацика, погибшего. Мир для меня перестал существовать. Как рассказали потом ополченцы, Ацика накрыло осколками снаряда, попавшего в бетонную плиту, которая находилась сзади него. Ужас и боль этой потери я не мог переварить в голове, поэтому после Абхазии поехал в Москву к родственникам, чтобы перебороть боль утраты». Память о Героях -вечна «Мы благодарны абхазскому народу, что они помнят о нем. Когда абхазская делегация бывает в Южной Осетии, они всегда наве-
щают мать, чтобы просто сказать ей, что они помнят о нем. Конечно, такое внимание с их стороны приятно. Когда я в первый раз поехала в Абхазию, чтобы увидеть место, где он погиб и почтить его память, то меня встречала целая абхазская делегация. Абхазия помнит своих Героев», — завершила свой рассказ Нонна Маргиева. Ацамаза Маргиева похоронили на мемориальном кладбище жертв грузинской агрессии — во дворе школы №5. Посмертно Маргиев был удостоен высшей награды Абхазии — Орденом Леона, звания «Герой Кавказа». Сегодня именем героя названа улица в Цхинвале, на которойон проживал, его имя носит и племянник, сын Нонны – Ацамаз.
Мадина БЯЗРОВА