/Ученый, Мыслитель, Гражданин, Гуманист, Человек

Ученый, Мыслитель, Гражданин, Гуманист, Человек

Исполнилось 120 лет со дня рождения В.И. Абаева

«Есть люди, на которых нужно равняться, от общения с которыми становишься выше, добрее, порядочнее. На таких людях держится мир. Есть люди, мудростью, красотою ума и сердца которых не перестаешь восхищаться, которые при всем величии их творческого подвига поражают своей необыкновенной простотой и скромностью, ценность которых для человечества определяется по тому, насколько он сам, его жизнь и труд нужны обществу.
К плеяде таких редких дарований, порожденных человечеством в разные эпохи, на полном основании относится выдающийся сын осетинского народа, гордость нации, один из виднейших авторитетов советской гуманитарной науки, ученый с мировым именем, Василий Иванович Абаев».
Л.А. ЧИБИРОВ

Василий Иванович Абаев — выдающийся ученый, иранист-осетиновед, академик АН России, профессор, доктор филологических наук, старший научный сотрудник Института языкознания АН СССР, краевед и этимолог, педагог, профессор. Человек, чьи заслуги и достоинства можно очень долго перечислять: действительный член Королевского азиатского общества Великобритании и Ирландии, член-корреспондент Финно-Угорского общества в Хельсинки, заслуженный деятель науки РСФСР, лауреат Государственной премии СССР, первый лауреат Государственной премии им. К. Л. Хетагурова Северной Осетии… Его труды по осетинской и иранской этимологии, осетинскому фольклору, иранистике, общему языкознанию являются бесценным вкладом в мировую культуру и филологию…
Автор многих работ по общему и сравнительному языкознанию, иранистике и осетиноведению: «Нартовский эпос» (1945), «Осетинский язык и фольклор» (1949). Одна из основных работ В. Абаева — «Историко-этимологический словарь осетинского языка» (1958); в нём прослеживается этимология и история осетинских слов, связь осетинского языка с иранским и индоевропейскими, а также с тюркскими, финно-угорскими и другими языками.
Известный историк и этнограф Людвиг Алексеевич Чибиров говорит, что на его примере мы видим уникальное сочетание в одном лице таланта Ученого, Мыслителя, Гражданина, Гуманиста, Человека, научный подвиг которого перешагнул границы Отечества.
Этот выдающийся человек родился на рубеже двух столетий в горном осетинском селении Коб (по Военно-Грузинской дороге), которое входило в те годы в состав Тифлисской губернии Российской империи, за две недели до конца XIX века — 2 (15) декабря 1900 года.
Начальное образование получил в сельской школе, среднее — в Тифлисской 6-ой классической гимназии (1910-1918). Окончив гимназию, он уже в 18 лет преподавал осетинский язык в родном селе. Через два года он осуществил свою заветную мечту о продолжении учебы и поступил на отделение языковедения и литературы факультета общественных наук Петербургского университета. Единственное звание, за которое он энергично боролся, как он сам признавался, это было звание студента Петроградского университета.
«Оглядываясь на прошлое, я, честно говоря, не могу припомнить ни одного случая, когда бы я хотя бы пальцем о палец ударил для получения какой-либо должности, звания или степени. Единственное звание, которого я энергично добивался, это звание студента Петербургского университета в 1922 году», — вспоминал впоследствии ученый.
Годы студенчества окончательно высветили исключительную одаренность и раннюю зрелость таланта Васо Абаева. И действительно, на 4-м курсе университета он опубликовал первые результаты своих исследований. Он пишет первую научную работу «Об ударении в осетинском языке».
«Поразительно, что свою первую научную работу он пишет, будучи студентом четвертого курса университета. Пишет исследование, не курсовую работу, в котором открывает основной закон, глубоко специфический закон ритмики осетинской речи. Над решением этой проблемы почти столетие билось научное осетиноведение, такие умы, как Шегрен и Миллер, но решил ее Василий Иванович, и в том возрасте, о котором поэт сказал — «иду красивый, двадцатидвухлетний». Удивительна и последующая судьба этого открытия. На нем держится все учение о ритмике осетинской речи и все, что пишется о нашем стихосложении. Нашими стиховедами написаны кандидатские и докторские диссертации, но ни единого живого слова не добавлено к тому, что сказано Васо Абаевым», — говорит об этом народный писатель Осетии, доктор филологических наук.Нафи Джусойты.
В стенах университета В. Абаев активно включается в исследовательскую работу, принимает участие в подготовке к изданию трехтомного осетино-русско-немецкого словаря В.Ф. Миллера. Благодаря проявленным способностям к научной работе В. Абаев был оставлен в аспирантуре научно-исследовательского института сравнительного изучении языков и литератур Запада и Востока.
По окончании аспирантуры Абаев — сотрудник Кавказского историко-археологи-ческого Института в Тбилиси, а с 1930 года — сотрудник яфетического Института АН СССР, преобразованного впоследствии сперва в Институт языка и мышления АН СССР, а затем с 1950 года — в Институт языкознания АН СССР. Таким образом, в этом институте В. Абаев проработал 50 лет.
В годы Отечественной войны В. Абаев непродолжительное время работал в Юго-Осетинском научно-исследовательском институте, а затем заведовал кафедрой в Северо-Осетинском госпединституте.
Научное наследие В.И. Абаева широко и многогранно. За долгие годы кропотливого, титанического труда из-под его пера вышло более 300 научных работ. Главный труд всей жизни В. Абаева — фундаментальный, первый в своем роде «Историко-этимологический словарь осетинского языка», в котором на материале 190 языков и наречий мира развернуто глобальное полотно взаимосвязей осетинского языка. «Что такое этимологический словарь? — писал В. Абаев. — Это самый глубинный аспект исторического словаря. А что такое этногенез? Это — самый глубинный вариант истории народов». Работой над этим словарем Абаев отстоял и развил в советской науке метод сравнительного языкознания, показав неисчерпаемые возможности исторического подхода к языковому богатству различных этносов — от глубокой древности до наших дней.
В. Абаев раскрывает картину развития осетинского языка от его древнеиранских корней. На богатой лингвоисторической базе В. Абаев убедительно доказывает принадлежность осетинского языка к иранской группе индоевропейской языковой семьи. Именно к этой группе принадлежал древний язык скифов и сарматов. Основным проводником языкового наследия этих племен стали аланы — их прямые потомки, которые в свою очередь являются непосредственными средневековыми предками современных осетин. Таким образом, выстраивая генеалогическую ветвь скифы-сарматы-аланы-осетины, ученый, с одной стороны, реконструирует историю осетинского народа на основании его языка, а с другой — открывает путь к изучению истории и культуры скифских племен. Сквозь этнолингвистическую историю небольшого по численности осетинского народа проступает картина целого — загадочного скифского мира. Таким образом, В. Абаев дает ключ к разгадке одной из тайн в истории человечества.
«Заслуга В.И. Абаева в том, что впервые именно он взялся за исследование незарегистрированного в письменных источниках скифского языка. Сопоставив с осетинским более 200 скифских слов, он реконструировал архаический скифский язык, установив преемственную связь с ним осетинского языка.
Исследование скифского языка повлекло за собой интерес к аланскому языку, представлявшему промежуточный этап развития между скифским и современным осетинским. Базой же исследования послужили известная Зеленчукская надпись, аланские собственные имена в латинских, русских, армянских, грузинских, арабских и монгольских источниках, осетинские элементы в адыго-абхазском, балкаро- карачаевском, сванском языках, в топонимике ряда районов Кавказа» — так Людвиг Чибиров пишет о заслугах ученого в деле изучения скифского языка.
Творческий вклад В. Абаева в науку столь же монолитен, как и его личность. Целостность и принципиальность человеческой натуры приводили его к принципиальным и жестким решениям как в науке, так и в жизни. Оградив себя от всего, что могло бы помешать служению делу, В. Абаев никогда не добивался того, чтобы результатом его работы стала должность или очередное звание. Парадокс в том, что ученый с мировым именем, облеченный званиями российских и международных академий, лауреат Государственной премии СССР не защитил в своей жизни ни одной диссертации. Он всегда считал излишней трату времени на связанные с этим формальности. Должностей и званий добивались для него ученики и коллеги.
Академик Виктор Виноградов, работавший с Абаевым в Москве, говорил: «К Абаеву не подходите с обычным мерилом, он — особая личность…». Может быть, особенность Васо Абаева в том, что он один из тех редких людей, кто, не заигрывая с судьбой, отдавал себя делу настолько, что сама судьба в итоге стала «работать» на него. Прожив целый век — удивительный и многотрудный в истории человечества, — Васо Абаев стал не просто его ровесником. Может быть, его заслуги не в полной мере оценены современниками, и нам еще предстоит услышать, что мы жили в эпоху Абаева.
Главная особенность творчества В. Абаева — это глубокое погружение в жизнь языка, одержимость стихией речи, ее динамикой, ее ритмами. Одновременно это и погружение в стихию образов – образы осетинского фольклора, языческой мифологии, античной мифологии, библейские образы, образы мировой литературы и др.
По словам Нафи Джусойты, «без научного подвига Васо Абаева осетинский народ мало что мог сказать своим братьям в союзе народов о своей родословной, об образах «своих эпических и исторических героев», словом, о своем историческом и культурном прошлом. Научное творчество В.И. Абаева дало возможность осетинскому народу полнее и точнее осознать свое историческое и культурное прошлое, свой язык в его историческом росте, в его поразительных по интенсивности и разнообразию контактах почти со всем евроазиатским миром народов и культур. И теперь осетины вправе гордиться не только этим прошлым, но и человеком исключительного таланта и героического труда, человеком, жизнь посвятившим выявлению на уровне большой науки исторической и культурной родословной родного народа.
Все мы ясно понимаем, что Коста Хетагуров и Васо Абаев — деятели разных эпох, разных судеб, не совпадают и сферы приложения их талантов. И все же едино или родственно историческое и национальное назначение их творчества и деятельности, един пафос их деяний — самозабвенное служение культурно-историческому росту своего народа, а через него — всему человечеству. Подобно Коста Хетагурову, и Васо Абаев своим большим талантом и творческим подвигом, своей жизнью по законам рыцарского благородства и неприкосновенности чести снискал всенародную любовь».
В конце хочется привести слова Л.Чибирова о Васо Абаеве: «Место, которое занял проф. Абаев в ряду корифеев мировой лингвистики, престижно и почетно. Но на еще более высокий пьедестал почета возвел своего любимого сына осетинский народ, к нему пришла слава народная — высшее проявление человеческого счастья. Васо Абаев — второй после Коста национальный символ осетинского народа».
Н. ЦХОВРЕБОВА